Ссылки для упрощенного доступа

"Не оживишь – задушу!" Почему врачам скорой всё страшнее выезжать на вызов


Физическое насилие и COVID-19 являются главными вредными факторами в работе врачей. Об этом говорится в проекте правил охраны труда для работников медицинских учреждений. В документе, который разработал Минтруд, подчёркивается, что среди "производственных вредностей" у врачей скорой помощи лидируют риски заразиться вирусными инфекциями, опасность попасть в автокатастрофу и насилие со стороны пациентов и их родственников. По данным экспертов, 95% медиков сталкивались с таким агрессивным поведением пациентов. В новых правилах врачам запрещено спускаться в подвалы и подниматься на чердаки, даже если там находится пациент. А еще фельдшеру не советуют заходить в комнату к больному первым, "лучше следовать по незнакомому жилищу за сопровождающим", – говорится в правилах Минтруда.

Второй год борется за справедливость фельдшер из поселка Мошково Новосибирской области Тамара Яшенко. Приехала по вызову. А больной… ее избил. Теперь фельдшер пытается привлечь обидчика к ответственности. Тем временем агрессивность многих клиентов скорой достигла такого размаха, что врачи нередко боятся выезжать на вызовы.

От пациента – в травмпункт

В ночь на 21 марта 2019 года на подстанции скорой в поселке Мошково раздался телефонный звонок:

– Доктор, миленький, срочно приезжайте! – послышался в трубке взволнованный женский голос. – Племянник умирает! Сознание потерял...

Фельдшер выездной бригады Тамара Яшенко запрыгнула в машину. Шофер гнал, и через пять минут бригада была на месте.

Был у нас случай, когда наркоманка грозила фельдшеру пистолетом и не выпускала из квартиры

– Я бегом бросилась в квартиру, но пациента без сознания там не оказалось. Вместо него я увидела стол, который уставлен закусками и кучей бутылок. А за столом трое пьяных дружбанов. Один сильно избит, раны на голове, лицо залито кровью. Только полицию не вызывайте! – взмолилась женщина, которая звонила в скорую. Ребятки вот в гости зашли, племяннички мои. У младшего сегодня двойня родилась. Решили отметить. Старший малость перебрал, ну и подрались…

Тамара померила пострадавшему давление. Оно зашкаливало. Наполнила шприц лекарством, чтобы сделать укол, но не успела. Один из братьев вдруг вскочил с места и кинулся на Тамару с нецензурной бранью и оглушил ударом по голове.

– В мозгу как будто граната взорвалась, из глаз искры посыпались, и я сразу же отключилась, – вспоминает Яшенко. – Пришла наконец в себя и вижу: лежу на полу, а женщина с одним из мужчин пытаются унять нападавшего. Какое! Этот отморозок кулачищами машет, вырывается, матерится и кричит: "Убью!" Не знаю, откуда силы взялись. Вскочила. Схватила медицинский чемоданчик и пулей вылетела из квартиры.

Врач под ударом

Фельдшеры и врачи жалуются – никогда не знаешь, что тебя ждет на вызове. Чаще, конечно, за дверью квартиры оказываются мирные граждане, но врач вовсе не застрахован от любого, самого непредсказуемого и опасного свидания.

Елена Рыскина
Елена Рыскина

– Поступил вызов – умерла бабушка, надо было констатировать смерть, – рассказывает фельдшер выездной бригады красноярской подстанции скорой помощи Елена Рыскина. – Захожу в квартиру, а на меня бросается здоровенный 40-летний сын покойной. Глаза из орбит, губы трясутся: "Слышь! Оживи ее!" Утешаю, предлагаю успокоительное, а он орет: "Ты врач или кто? Доставай свой рефрижератор (дефибриллятор. – С.Р.) Не оживишь – задушу!" Я увернуться не успела, как он сдавил мне шею так, что стало невозможно дышать. Хорошо, мы в квартире были не одни. В соседней комнате родственники, они-то и вмешались.

С Еленой в тот раз обошлось, но очень часто врач оказывается один на один с невменяемым пациентом.

– Недавно поступил вызов: пострадавший упал с лестницы и еле дышит, – продолжает Рыскина. – А оказалось, что у него легкий ушиб руки. Моя помощь была абсолютно не нужна. Естественно, посоветовала обратиться в поликлинику. Но мужчина был в алкогольном неадеквате. Он позвал "на помощь" приятелей, они заперли меня в квартире и, пригрозив топором, стали требовать, чтобы я "немедленно вылечила их друга". Что было делать? Пришлось как-то выкручиваться, мол, нужно в машину за лекарствами. Только так удалось сбежать.

Председатель первичной организации профсоюза работников здравоохранения "Действие" Московской областной станции скорой медицинской помощи Евгения Богатырева навсегда запомнила свой первый день работы на скорой Красноярска. На этом выезде её едва не убили.

Врачи скорой
Врачи скорой

– Вот, – показывает она нож. – Остался на память. А дело было так. Вызов. Приезжаю. Женщина жалуется, что у нее судороги, и очень просит сделать укол реланиума. Я сразу сообразила, что никаких судорог у нее нет. Она наркоманка, и ей нужно "уколоться" хоть чем-то. Наркоманы часто вызывают скорую, потому что знают: у нас есть нужные препараты. Вот и тогда… Короче, я ей отказала. Женщина перестала ломать комедию и, схватив охотничий нож, бросилась на меня. Лезвие сверкнуло в сантиметре от лица. Хорошо, что второй медик, прибывший на вызов, успел выбить нож из рук нападавшей.

– Был у нас случай, когда наркоманка грозила фельдшеру пистолетом и не выпускала из квартиры, – вспоминает Рыскина. – Заподозрил неладное водитель: уж слишком долго врач не подходила к телефону. Он и вызвал полицию. Наряд взломал дверь, началась перестрелка, фельдшера спасли, но женщина получила тяжелейшее нервное расстройство. Больше работать на скорой она не смогла. И уволилась.

Производственная травма

Фельдшер из поселка Мошкова Тамара Яшенко после нападения на нее пациента увольняться не думала. Наоборот, она твердо решила засадить обидчика в тюрьму.

– Ведь не первый раз такое: однажды и с ножом на меня бросались, – вспоминает Ященко. – Но мне тогда повезло, убежала огородами.

А вот на этот раз, пока фельдшер месяц была на больничном с диагнозом "черепно-мозговая травма и сотрясение головного мозга", ее заявление в правоохранительных органах пылилось в каком-то кабинете.

– Когда немного пришла в себя, пошла в полицию и узнаю: напавшего на меня мужчину в полицию даже не вызывали, – плачет Тамара. – Мне так обидно стало! Всю жизнь пытаюсь людям помогать, а меня ни во что не ставят! Даже дело не завели!

Ященко поняла: без профессиональной помощи ей не обойтись – и нашла адвоката. 63-летней женщине понадобилось огромное упорство. Поначалу жалобы лишь ходили по кругу. А Тамара с адвокатом в свободное от работы время обивала пороги кабинетов. Через три месяца инцидент был квалифицирован как административное правонарушение и все материалы дела направлены в мировой суд. Вот только судебный процесс длится второй год, потому что заседания постоянно переносятся.

Пароль – "таблетки"

Таких, как Тамара Ященко, готовых защищать свои права и добиваться справедливости, среди фельдшеров единицы. Статистку нападений на медиков не ведут ни Минздрав, ни профсоюзы. Последние утверждают: подсчитывать пострадавших нереально – ведь многие случаи попросту замалчиваются. На подстанциях скорой помощи действует негласный закон – не выносить сор из избы.

Винят во всем самих фельдшеров, мол, не можете найти общий язык с пациентами? А как с ними договариваться? Матом?

– Приезжает фельдшер с вызова в синяках после "теплой" встречи с пациентом, а ему говорят: "В полицию не обращайся, наши юристы разберутся", – говорит фельдшер из Красноярска Елена Рыскина. – Маленькое начальство боится жалоб, и как бы не влетело от большого начальства. А еще винят во всем самих фельдшеров, мол, не можете найти общий язык с пациентами. А как с ними договариваться? Матом? Ведь те, кто нападает, люди неадекватные, часто пропойцы, психически больные, а многие, как Эллочка Людоедка, знают только два слова: "нах" и "пох".

По результатам опроса интернет‑аудитории врачей, проведенного в 2019 году аналитической компанией RNC Pharma и социальной сетью "Доктор на работе", 95% медиков не раз сталкивались с агрессивным поведением пациентов. Но ведь многих инцидентов можно избежать, если не нарушать приказ Минздрава об укомплектованности бригад скорой.

Евгения Богатырёва
Евгения Богатырёва

– Бригада скорой помощи должна состоять непременно из двух медработников плюс водитель, – пояснят Евгения Богатырева. – На деле же на вызов выезжает один врач или фельдшер с водителем. По правилам оставить машину водитель не имеет права. А вот если бы выезжали двое врачей или врач с медбратом, как было раньше, может быть, ЧП стало бы в разы меньше.

– За 13 лет на скорой Красноярска я всегда выезжаю на вызов одна, – поддерживает коллегу Елена Рыскина. – Редкий случай, когда дадут в помощь санитара. А недавно начальство придумало, как обезопасить нас от нападений. Если попался пациент-агрессор, нужно позвонить по специальному номеру и сказать пароль – "таблетки". Вот тогда тебе на помощь примчится отряд Росгвардии. Только таких примеров я не знаю. Когда тебе угрожают ножом, тут не до телефона.

Не до "запароленных" звонков было и сотруднику скорой помощи Красноярска, на которого в доме по улице Карбышева 24 марта 2020 года было совершено покушение. Вызвавший скорую мужчина встретил доктора ударом кулака в челюсть. А 6 апреля 2020 года на улице Щербакова пострадала медсестра. Она тоже не успела сделать спасительный звонок. Нападавший схватил ее за волосы и ударил головой о стенку.

Медики уверены – остановить рост такого рода насилия может только закон о приравнивании медиков к полицейским.

– Если за сопротивление полицейскому, а тем более драку с ним хулиган может запросто получить срок, то почему бы не применить этот закон и к медикам? Лично я считаю, что уголовная ответственность должна наступать и в случае оскорбления врача, – говорит Юлия Богатырева. – Ведь это влияет на его психологическое состояние, а значит, и на работу. Необходимо внедрить в практику скорой и систему безопасности, чтобы по тревожной кнопке приезжала мобильная бригада быстрого реагирования.

Однако пока законопроекты об ужесточении наказания за нападение на медработников просто лежат в Государственной думе на рассмотрении. И сегодня поднявшие руку на докторов отделываются мелкими штрафами. Их действия квалифицируются как хулиганство – в том случае, если доктор решит пожаловаться и выдержит походы по судебным инстанциям.

"Вот если бы убил – тогда да!"

Действия обидчика фельдшера Тамары Яшенко квалифицированы по статье 115, ч. 1 УК РФ "Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности".

Тамара Ященко
Тамара Ященко

– Получается, хочется – нападай! Бей врача! Режь! За это тебе по сути ничего не будет, – возмущается Тамара. – Мне сказали, что в моем случае привлечь обидчика к уголовной ответственности нереально. Получается, вот если бы убил – тогда да!

Впрочем, на последнем заседании суда 28 июля 2020 года выяснилось, что даже платить штраф обвиняемый тоже не собирается.

– Он приезжал ко мне с цветами, хотел уладить конфликт, – говорит Тамара. – Сказал: "Я не со зла. Я даже ничего помню. И вообще – врачей люблю. Ну чего ты из-за ерунды гору городишь? Откажись от обвинений, а?" Родственники, которые были в квартире, дали показания, что он меня и пальцем не тронул. А я, мол, не оказала ему помощь и ушла. И где я получила удар по голове – они не знают.

Фельдшер боится, что ее обидчик так и не будет наказан, но продолжает работать на скорой. И по-прежнему выезжает на вызовы одна. Ее дочь волнуется за маму и хочет подарить ей газовый баллончик, чтобы она хоть как-то могла постоять за себя.

На вечном дежурстве

У скорой – женское лицо. Ведь 70 процентов медиков – женщины. Они вынуждены сами отбиваться от хулиганья. Вот каждая и придумывает способы, как защититься.

– Сегодня на вызовы со средствами самообороны выезжают многие врачи, – говорит фельдшер выездной бригады скорой помощи города Реутова Юлия Нестерова. – На меня нападали не раз, поэтому я ношу шокер или телескопическую дубинку. Дожили! А как иначе, если визит к больному может стоить тебе жизни?

В начале 2019 года от удара молотком по голове впал в кому, а потом скончался фельдшер одной из московских подстанций скорой помощи. Этот случай обсуждали все медики Москвы в своих профильных чатах, но в прессу информация не попала.

– Я боюсь за свою жизнь и поэтому нередко в подозрительных случаях сама перед выездом звоню в полицию, – говорит Елена Рыскина. – У меня дети, и я пытаюсь хоть как-то себя обезопасить от возможной агрессии.

Многие медики работают "на пределе". Мало того что в любой момент могут заразиться ковидом и умереть, так еще и ежечасно рискуют здоровьем и жизнью без всякой инфекции. А потому в конце июня 2020 года группа врачей Москвы и Санкт-Петербурга выступила с инициативой учредить в стране "День памяти медработника".

– Медики гибнут. И погибших много. Причины? Заразные болезни, включая ковид и туберкулез, смертельные ДТП во время поездки на скорой, – говорит одна из организаторов проекта Юлия Нестерова. – А одна из самых частых причин гибели – нападения на медиков, которые стараются не освещать, но которые унесли немало жизней врачей, фельдшеров, медсестёр.

Юлия Нестерова
Юлия Нестерова

Отмечать "День памяти медработника" предлагают 8 октября. В этот день в 2016 году произошла трагедия: 27-летний пьяный челябинец на огромной скорости врезался в машину скорой помощи. В машине был ребенок, которого везли в больницу. От сильнейшего удара водитель неотложки и фельдшер погибли на месте. А малыш, которому не было ещё и года, умер в реанимации.

Инициатива медиков уже опубликована на сайте "Российской общественной инициативы". Нужно собрать 100 тысяч подписей, чтобы ее приняли на рассмотрение. Но пока за проект проголосовали только 625 человек. А в сети тем временем создан виртуальный некрополь под хештегом #навечномдежурстве#. В этом некрополе – фото медиков, погибших "при исполнении".

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG