Ссылки для упрощенного доступа

"А вы на кладбище пытались рыбачить?" В Амур вылились десятки тонн нефти


На месте аварии

В результате разгерметизации 575-го километра магистрального нефтепровода "Оха – Комсомольск-на-Амуре", обнаружившейся 13 июля, на землю и затем в близлежащие водоемы вытекло огромное количество нефти. Поначалу владелец трубы ООО "РН-Сахалинморнефтегаз" заявлял об утечке всего 9 тонн, а через месяц ГУ МЧС и Амурская бассейновая прокуратура выдали информацию о 120 тоннах. Однако специалисты, которые и сейчас заняты на месте ликвидации последствий аварии, говорят, что последние данные можно смело умножать еще на десять.

Дорога к месту аварии перекрыта
Дорога к месту аварии перекрыта

Утечка произошла в районе поселка Верхнетамбовское, расположенного в 35 км от Комсомольска-на-Амуре. Пресс-служба "РН-Сахалинморнефтегаз" сначала ограничилась двумя бодрыми релизами о том, что работа по устранению последствий разлива идет, все хорошо. Вскоре "Роснефть" заявила, что завершает использование нефтепровода. В этом году ему исполнилось 78 лет, капитального ремонта трубы никогда не делали. В начале августа в "РН-Сахалинморнефтегаз" сообщили, что работы по ликвидации последствий порыва участка магистрального нефтепровода "Оха – Комсомольск-на-Амуре" в Хабаровском крае завершены 1 августа.

Но и сегодня проезд к месту аварии перекрыт и с суши, и с воды, от посягательств посторонних его охраняет ЧОП "РН-Охрана-Сахалин". Журналистов дальше блокпоста очень вежливые дежурные охранники не пускают, ссылаясь на приказ руководства. Через блокпост в сторону аварии периодически проезжает техника "Роснефти". Охранники говорят, что сейчас "уже вроде на спад пошло, а поначалу мы от шлагбаума не отходили, машины одна за другой шли".

Охрана перекрывает проезд к месту аварии
Охрана перекрывает проезд к месту аварии

"Сливалось это все в озеро"

В районе блокпоста встречаем людей, которые каждый день проезжают здесь, потому что заняты на различных работах на месте разлива. Они рассказывают, что на самом деле официальные данные об объёме вытекшей нефти нужно "умножать в несколько раз". На камеру и диктофон, однако, говорить отказываются – все боятся увольнения.

Житель Комсомольска-на-Амуре Виктор Князев еще недавно был сотрудником подрядной организации Роснефти ООО "Петро-Хэхуа" и работал на месте аварии. Сейчас он уже трудится в другом месте и поэтому о последствиях аварии говорит открыто.

– Нас просто собрали и повезли, уже на месте сказали: вот, тут утечка, будете устранять. Это было где-то через неделю после того, как авария случилась, нефть уже не текла потоком, от неё шлейф на земле был. И по нему сделали "искусственную речку" – канаву примерно полметра глубиной и по ней пустили поток воды насосами из ручья, чтобы нефть стекала в озеро. Наша задача была просто стоять вдоль этого потока и следить, чтобы затора в нём не было, то есть, если видишь, что нефть не проходит, лопатой её сгрести, чтобы она дальше проходила, и если "борта" земли с нефтью остались, этот кусок земли с нефтью лопатой отрубать и в поток кидать. Сливалось это все в озеро – не в резервуар какой-то специальный, а просто в озеро, только по кромке сорбент какой-то был раскидан, – говорит Виктор Князев.

На месте масштабных разливов нефть зачастую сжигают – тайком, по ночам, чтобы не было видно копоти

Житель Комсомольска-на-Амуре Андрей Иванов (имя изменено по его просьбе), работал в комсомольском филиале "Экоспаса" и участвовал во многих операциях по ликвидации последствий аварий, которые случались на нефтепроводе "Оха – Комсомольск-на-Амуре", по его словам, регулярно.

– Поскольку труба гнилая и давно отслужила свой срок, – говорит Андрей, – но официально об этом никому не сообщают – если нефть не вытекла достаточно далеко и не попала в водоёмы, где ее могут заметить рыбаки-охотники, можно сохранить эти факты в тайне. Июльский разлив утаить не удалось – уж слишком большой объём утечки на этот раз. Когда на каком-либо участке нефтепровода происходит утечка, соответственно, в трубе падает давление, но всегда ее сразу перекрывают, потому что нередки случаи несанкционированной врезки – нефть попросту могут воровать. В случае с разливом на 575-м километре его обнаружили очень поздно, почти через неделю после того, как упало давление. Оперативно дыру найти не смогли, потому что начальник в силу своей некомпетентности в этих вопросах сильно торопил подчинённых, дал им очень мало времени на поиски, и они вместо того, чтобы спокойно пройти пешком вдоль трубы, проехали на вездеходе. Но вездеходная "трасса" не прилегает вплотную к трубопроводу, и они просто проехали мимо. Нефть ведь не бьёт фонтаном – трубы закопаны, в редких местах они над землей возвышаются – течёт себе в почву и выходит наружу где-нибудь в более низком месте или там, где есть вода. Когда знаешь рельеф местности, уже предположительно знаешь, где она в итоге вытекает из-под земли. Трубопровод не обслуживается, как положено – 30 метров с обеих сторон от него нужно выкашивать деревья и кусты, но никто этим не занимается, "Роснефть" всё экономит. Я все эти нюансы прекрасно знаю, потому что курировал эту трубу, своими ногами ходил вдоль неё 400 километров, начиная от Циммермановки, заканчивая мысом Лазарева.

Снимки из космоса
Снимки из космоса

По словам Иванова, утечку обнаружили, "когда её уже до хрена вылилось". По официальным данным, концентрация нефтепродуктов в водах озера Голое тогда превысила ПДК в 54 раза, а общий размер ущерба водным биоресурсам превысил 25 миллионов рублей.

– Я лично работал тогда на месте разлива и точно знаю: официальные цифры занижены, – говорит Иванов. – Они всегда занижают цифры. То же самое было на нефтепроводе в районе посёлка Ягодный Комсомольского района в 2016 году, там нефть аж на дорогу вытекла. Вообще данные о каждой утечке нефти, о которой дают информацию в СМИ, надо умножать как минимум на десять. Что касается свежей аварии на Голом, то здесь речь идет об утечке не сотен, а тысяч тонн. Если раньше обходились тремя десятками бойцов "Экоспаса", то на этот раз их около трёхсот человек работают, из разных регионов. Разве из-за заявленных 120 тонн будут столько людей на устранение последствий разлива посылать? Если "по скромному" даже, там тысяч триста нефти вытекло. Работы непочатый край. А часто на месте масштабных разливов нефть зачастую сжигают – тайком, по ночам, чтобы не было видно копоти. Так делали после разлива на нефтепроводе в районе посёлка Де-Кастри. Большого зарева при сжигании нефть не даёт, а тушится легко. Ночью жгли, рано утром тушили. Почти со стопроцентной вероятностью, так могут делать и сейчас.

Баки для сбора нефти
Баки для сбора нефти

Авария произошла в районе ручья Безымянный и озера Голое, в 12 километрах от села Верхнетамбовское, которое стоит на берегу Амура. Разлив в этом месте уже не первый – предыдущий (по официальным данным) случался три года назад, и рыба в этих некогда изобилующих ею озерах, конечно же, пропала. На вопрос местным жителям, пытались ли они рыбачить здесь после 2017 года, они так же ответили вопросом: "А вы на кладбище пытались рыбачить?" К слову, рыбалка – это единственная работа, которая есть для мужского населения Верхнетамбовского: частное предприятие-перекупщик принимает у местных рыбу по 40 рублей за килограмм. Много на этом, конечно, не заработаешь – расценки низкие, а рыбы крайне мало.

– Все, нет больше озер. И Голое, и Круглое – кладбище. Нефть там уже три раза выливалась, если не четыре. Хабаровск нам еще в Амур свою канализацию сливает каждый год пять лет подряд. Рыбы не стало – вообще никакой. Всё, это уже всё! – возмущается Александр, житель Верхнетамбовского.

Александр, житель Верхнетамбовского
Александр, житель Верхнетамбовского

Николай Самар в 2017 году был на месте аварии и до сих пор ужасается её масштабам.

Николай Самар
Николай Самар

– Я возил туда администрацию района, меня просили. Там дышать было нечем. Нефть из трубопровода тогда неделю текла, четыре километра, – рассказывает рыбак.

Любопытно, что один из мостов по дороге к месту разлива отремонтирован с применением кусков железных труб – местные говорят, что это те самые трубы нефтепровода, которые демонтировали после прошлой аварии.

В этот раз загрязненная нефтью вода пошла в Амур, поскольку Голое соединено с ним протокой Горной. В селе Богородском, расположенном ниже по течению, принесло дохлую рыбу, а множество той, которая вполне себе жива, отравлено нефтью. По данным сайта ФГБУ "Дальневосточное УГМС" пробы воды в Амуре у этого села 30 июля показали, что содержание нефтепродуктов превышало ПДК в 5,8 раз.

– Было дело во второй половине июля, наловил рыбы, на вид вроде ничего была, нормальная, а поставили варить – в воде радужная пленка появилась, завоняло мазутом, есть ее было невозможно, – рассказал Вячеслав, житель Богородского.

На месте аварии
На месте аварии

По мнению местных жителей, в Комсомольском районе озере произошла экологическая катастрофа. Но врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярёв хранит молчание – он не сделал ни одного заявления по этому поводу, ни разу не съездил на место разлива. Но его пресс-секретарь заверяет – чиновник в курсе событий.

– Подтверждаем, что врио губернатора края Михаил Дегтярёв знает о произошедшей ситуации в Комсомольском районе. Она находится на его постоянном контроле. Об изменениях в ситуации, ему оперативно лично докладывает исполняющий обязанности министра природных ресурсов края А. Н. Ковальчук, – ответили в Комитете информационной политики правительства края.

На журналистский запрос упомянутый министр до сих пор не ответил. Тем временем Амурский филиал WWF, расположенный во Владивостоке, ведет мониторинг ситуации с помощью снимков из космоса.

– Наши специалисты крайне обеспокоены повторяющимися ситуациями с загрязнением водных объектов. – говорит директор Амурского филиала WWF (Всемирного фонда дикой природы) России, кандидат химических наук Петр Осипов, – Попадание нефтепродуктов в воду, даже в незначительных количествах, – это уже серьезный урон природе. А в случае с озером Голое речь идёт как минимум о сотнях тонн. Такой ущерб может сказываться на водных беспозвоночных, рыбе и всех, кто её ест, включая человека, ещё долгие годы. Даже в случае масштабного удаления загрязнённого грунта и нефти их еще нужно как-то утилизировать. Единственный способ избежать ущерба от таких катастроф – предотвращать их.

Собранную после аварии нефть помещали в пластиковые прямоугольные бочки контейнеры и увозили на нефтеперерабатывающий завод в Комсомольск-на-Амуре – на блокпосту перед шлагбаумом можно увидеть несколько таких контейнеров с остатками нефти внутри. Как поведал один из работников, неделю назад на озеро привезли мини-завод по сжиганию нефти. Запустили оборудование или нет, пока неизвестно.

Нефть в бочках
Нефть в бочках

Всемирный фонд природы направил уточняющие запросы по произошедшей аварии в Приамурское межрегиональное управление Росприроднадзора. На сегодняшний день ведомство сообщает – разбирательство все еще продолжается, подсчет объемов загрязнений и ущерба еще не окончен.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG