Ссылки для упрощенного доступа

Красноярскую школьницу поместили в психбольницу за подписку во "ВКонтакте". За ней пришли 10 сотрудников ФСБ


Алена

Ранним утром 24 августа в дом, где живет 14-летняя красноярская школьница Алена Прокудина с родителями, пришли с обыском сотрудники регионального управления ФСБ. Перевернув все вверх дном, они изъяли ноутбук, личные вещи Алены, ее старшей сестры и мамы, после чего увезли девочку в психоневрологический диспансер. Причина, по словам силовиков, в том, что полгода назад Алена была подписана на сообщество про "Колумбайн", запрещенное в России. Сейчас сестра и родители Алены пытаются вызволить ее из психбольницы.

"Грозятся держать до 1 сентября"

– На прошлых выходных мы с Аленой и моим молодым человеком гостили у тети на даче, – рассказывает сестра Алены Дария Глинская. – Возвращались вечером на электричке. Я еще хотела поехать домой к родителям, но потом решила вернуться к себе в квартиру, а родителей навестить завтра. Но уже утром мне в шоке позвонила мама: "Алену забрала ФСБ". Я не поверила, попросила ее успокоиться и рванула домой. Мама немного успокоилась, но все равно еще была на нервах. Мыла и убирала дом, пыталась избавиться от ощущения грязи после того, как по комнатам ходили чужие люди. Стала рассказывать, как все произошло.

По словам Дарии, сотрудники ФСБ ворвались в дом к ее родителям в 5 часов утра.

– На улице залаяли собаки, папа вышел, их было 10 человек. Услышав шум, проснулась и выбежала мама. Эфэсбэшники велели убрать собак, иначе пристрелят. Родители собак убрали. Зашли, показали какую-то бумажку, якобы разрешение на обыск. Что там точно было написано, мама с папой не запомнили, в руки им ничего не дали. В доме начали переворачивать все вверх дном. В комнате сестры сорвали постеры со стен и увезли якобы для экспертизы. В моей бывшей комнате осмотрели книги, открытки, прочли личные записки и дневники. Забрали телефон сестры и мамин ноутбук. Модем удалось отстоять. На словах сказали, что обыск производится из-за того, что Алена была подписана на сообщество про "Колумбайн" (американская школа, двое учеников которой в 1999 году устроили теракт. – С.Р.). Начали рассказывать историю, как они пришли к одному мальчику вот так же и нашли дома взрывчатку, которую он делал. По ходу обыска говорили родителям, что они не воспитывают свою дочь, и советовали "бить ее ремнем".

Совершенно не понимая, что происходит, мама Алены подписала добровольно-принудительное согласие на госпитализацию в психоневрологический диспансер, якобы для обследования.

Дария
Дария

– Мы только сейчас понимаем, что ничего подписывать было нельзя, – продолжает Дария. – Но когда перед тобой стоят 10 вооруженных бойцов в масках и бронежилетах, не до холодного рассудка. Как рассказывает мама, в какой-то момент они сменили тактику, начали использовать человеческие приемы. Если до этого запугивали, были злые и строгие, то тут один из них, якобы начальник, сказал: "Алена, да все хорошо будет, ты три денечка посидишь, а со школой мы все порешаем". В общем, усыпили бдительность. Мама уехала в ПНД вместе с сестрой. Умоляла провести все обследования амбулаторно, обещала приезжать по первому требованию. Но ей этого не разрешили. И вот Алена уже третий день находится в психдиспансере. Никакого тестирования ей пока не проводили. Общаться с ней мы можем только по стационарному телефону, один раз в день 5 минут с 16.00 до 18.00. Приносить передачи и оставлять на вахте в пакете, там 10 коробок, по одной на каждое отделение. Как она нам успела рассказать, с ней в палате лежит еще одна девушка, на вид адекватная. Но в самом отделении лежат и с шизофренией, и с алкоголизмом, она в ужасе от этого. Врач к сестре так и не подходил, персонал ее пугает, что она здесь минимум на неделю.

Мама Алены Ольга Пронина сейчас беспрерывно плачет – не только от того, что уже три дня не видела дочь, которую изолировали в психбольнице, но и от осознания, что это произошло отчасти по ее вине.

– Когда мы приехали в диспансер, я сразу же стала просить главврача поскорее ускорить обследование, – рассказывает Ольга. – Позже, по телефону, просили выписать Алену, но главврач, ссылаясь на ФСБ, сказал, что ребенка просили держать до 1 сентября, и больница здесь ничего сделать не может. Отозвать разрешение на госпитализацию, которое мы подписали, мы не попробовали. Честно говоря, даже не подумали о том, что так можно сделать. Завтра утром, 27 августа, истекает срок, на который, по словам сотрудников ФСБ, Алену поместили в стационар, – когда пришли с обыском и забирали дочь, говорили на три дня. Если ребенка не вернут, то мы будем смотреть по обстоятельствам, просить и действовать максимально настойчиво. Когда Алена уже находилась в диспансере, я звонила в ФСБ, и вот тогда мне уже сказали, что ее не выпустят до 1 сентября – из соображений безопасности. Попросила вернуть личные вещи и предоставить доказательства вины их дочери: скрины, переписки. Но мне ответили, что они еще ничего не смотрели.

"Обычный тинейджер"

О том, что Алена была подписана на запрещенные сообщества про "Колумбайн", ее родные знали. Дома она ничего не скрывала. Говорила, что подписалась случайно, потом, ради любопытства, зашла туда, однажды обсудила эту тему в переписке с лучшей подругой. Больше ничего, через полгода уже отписалась. По словам родных, она абсолютно миролюбивая, спокойная девочка, толерантная и свободолюбивая. Любит животных. Как обычный тинейджер, строит планы на будущее.

Дария вспомнила, что две недели назад к Алене приходила участковый уполномоченный. Она не объяснила родителям причину визита: якобы просто нужно поговорить с девочкой. Разговаривали с глазу на глаз. Как потом рассказала Алена, сотрудница полиции спрашивала ее о том, что она хочет делать в будущем, о жизни, а также о подростковых группах в интернете. Родители тогда решили, что это из-за фотографии во "ВКонтакте": она сидит на крыше, за спиной красивый закат. Алениной маме фото не очень нравится: ей кажется, что ради красивого кадра не следовала подвергать себя риску, сидя на крыше. Но по мнению Дарии, это обычная фотография, у многих такие есть. И уж во всяком случае никаких суицидальных настроений и намерений у Алены не было. Когда были популярны группы с "синими китами", она, наоборот, уговаривала сверстников не играть в эти игры.

Во время последнего созвона с родными Алена рассказала, что познакомилась в больнице с девочкой, которая лежит там уже 45 дней. Она точно так же случайно зашла в похожий паблик про "Колумбайн" и бездумно подписалась на него.

Сейчас родные Алены обратились к адвокатам международной правозащитной группы "Агора", написали депутату Госдумы Оксане Пушкиной и готовят заявление в прокуратуру края с просьбой проверить законность действий в отношении дочери.

В Управлении ФСБ по Красноярскому краю отказались комментировать ситуацию. Пояснили, что, возможно, комментарии появятся позже, но когда – неизвестно.

В Министерстве здравоохранения Красноярского края также отказались давать пояснения, сославшись на врачебную тайну, закон о персональных данных и на то, что девочка несовершеннолетняя и любую информацию о ней могут получать только родственники.

Уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае Ирина Мирошникова в курсе ситуации, хотя родители Алены к ней еще не обращались.

– Понятно, что то, что произошло, очень серьезно и нуждается в доказывании. Согласно закону о психиатрической помощи, направление на обследование несовершеннолетнего, назначение судебно-психиатрической экспертизы (которая может быть проведена как стационарно, так и амбулаторно), возможно только в добровольном порядке. То есть для него необходимо согласие родителей. Было ли получено это согласие добровольно или не добровольно – путем запугивания и угроз, сказать сейчас сложно. Я представляю, какой шок испытали родители, но посоветовала бы им сильно встревожиться о том, что могло бы произойти, взять себя в руки и проанализировать поведение своего ребенка последние месяцы. За преступления против общественной безопасности предусмотрена серьезная уголовная ответственность начиная с 14 лет. Ну и, конечно, стоит обратиться к адвокатам, в прокуратуру – если они считают, что в отношении девочки были произведены незаконные действия, – пояснила Мирошникова.

К делу подключился адвокат международной правозащитной группы "Агора" Владимир Васин.

– Сложно что-то сказать, так как обыск был санкционирован судом. Сейчас мама обратилась ко мне с просьбой сделать запросы во все соответствующие места, чтобы выяснить, на каком основании это было сделано, – говорит Владимир. – Такое в моем городе и в моей практике первый раз. Я могу понять власти, что они борются с терроризмом. Но ведь во время обыска они ничего не нашли. Я слышал, что в этой группе, на которую Алена была подписана, 1000 человек, если это правда, то мне непонятно, почему с 2018 года, когда законодательство четко сказало, какие группы нужно блокировать и чистить, она существует. Сейчас, чтобы отозвать согласие на госпитализацию, нужно писать заявление в диспансер с просьбой отпустить девочку. И я считаю, что ребенка необходимо и нужно отпускать.

Как удалось узнать красноярским журналистам телеканала ТВК у собственных источников в правоохранительных органах, кроме Алены в психбольницу увезли еще восьмерых школьников: якобы все они состояли в закрытой группе и, по версии правоохранителей, готовились к активным действиям.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG