Ссылки для упрощенного доступа

"Госпитализируют только тех, кто совсем задыхается". В регионы пришла вторая волна


Госпиталь для лечения пациентов с коронавирусом в ГКБ №15 имени Филатова

Распространение коронавируса в России значительно ускорилось: по данным оперативного штаба, за последние сутки в стране выявлено 10 888 заразившихся. Месяц назад их было в два раза меньше – 5205 человек. В соцсетях появилось множество сообщений о том, как людям с симптомами пневмонии отказывают в госпитализации из-за нехватки мест, а скорую приходится ждать часами.

"Стационары переполнены"

У 52-летней Людмилы Кузнецовой из Омска 20 сентября поднялась температура до 38. Через два дня ей стало трудно дышать, начался кашель.

– До регистратуры поликлиники №15 мама так и не дозвонилась. Тогда она сама с трудом пошла на прием к терапевту. На тот момент по совету знакомых мама начала принимать антибиотик "Азитромицин", но терапевт его отменила, назначив лишь противовирусный препарат "Арбидол". На сильную одышку доктор даже не посмотрела. Не дала направление ни на рентген, ни на анализы, даже не прослушала дыхание! Только сказала прийти 28 сентября на повторный прием, – рассказывает сын Людмилы Кузнецовой Юрий.

25 сентября у его матери температура подскочила до 40, она стала задыхаться.

– Таблетки не помогали: сбивали температуру до 38,5 минут на 15–20, а потом опять она уходила к отметке в 40 градусов. Скорая на вызов приехала через шесть часов! Маму увезли на КТ, где выявили 50% поражения легких с высоким риском ковидной пневмонии. Стали решать, куда ее госпитализировать. Но сколько фельдшеры ни звонили, ни в одном стационаре в ту ночь мест не нашлось. Нам только посоветовали попытаться на следующий день. 26 сентября повезло – маму забрали в городскую больницу №17. На третий день лечения там сатурация с 99% упала до 82%, потому что, как объяснили мне врачи, время изначально было упущено, и к ним она поступила уже в тяжелом состоянии. 29 сентября мама потеряла сознание, ее подключили к ИВЛ и перевезли в реанимацию МСЧ №11. ПО КТ поражение легких достигло уже 75%, – вспоминает Юрий.

Сейчас, по словам Юрия, Людмила находится в тяжелом состоянии и подключена к аппарату ИВЛ.

– Министр здравоохранения Омской области Ирина Солдатова везде рапортует, что регион готов к борьбе с ковидом. Но в поликлиниках к пациентам с признаками коронавирусной инфекции относятся равнодушно, сотрудники скорых пытаются помочь, но сами становятся заложниками ситуации: из-за того, что стационары переполнены, они вынужденно везут больных домой, несмотря на их состояние. А это можно квалифицировать как неоказание помощи человеку, находящемуся в опасном для жизни и здоровья состоянии. Шесть месяцев мы живем в состоянии пандемии, но омское здравоохранение так и не смогло перестроиться. А ведь при ковиде важно как можно раньше начинать лечение, – говорит Юрий.

Министр Солдатова все-таки вышла на Кузнецова – после того как он написал ей в личный инстаграм, а также опубликовал пост в соцсетях.

– Ирина Солдатова по телефону сказала мне, что такого быть не должно, что она проведет проверку, в том числе в отношении терапевта, и возьмет ситуацию с мамой под свой контроль, – говорит Юрий.

Омская область в первую "коронавирусную волну" столкнулась с коллапсом системы здравоохранения. Пациентам тогда отказывали в госпитализации даже с 50% поражением легких. Пользователи соцсетей публиковали рассказы об этом, а также фотографии очередей из скорых на компьютерную томографию. В августе в регионе наступило относительное затишье, а с наступлением осени кривая заболеваемости вновь пошла в рост. Если в конце лета выявляли по 30–40 инфицированных в стуки, то в начале октября их количество приблизилось к ста.

Заболел ковидом и губернатор Александр Бурков. В своем инстаграме он сообщил, что болезнь протекает бессимптомно, однако ему придется уйти на самоизоляцию.

"Лучше с такой медициной не болеть"

Омичка Марина Муравьева (она попросила изменить свою фамилию, потому что, по ее словам, "правда в наше время не выгодна государству и за огласку можно пострадать") рассказала историю своей 59-летней матери Елены.

– На прошлой неделе мама ушла на больничный, казалось бы, с обычной простудой. Стала пить прописанные врачом из поликлиники "Азитромицин" и "Арбидол". 1 октября температура у нее скакнула до 40. Вызвали дежурного, он осмотрел, сказал, что у нее подозрение на пневмонию, дал направление на госпитализацию и на КТ, но сатурацию не померил. В половине второго дня мы вызвали скорую. Неотложка прибыла только в два часа ночи. Мама весь день металась в жару, сбить температуру лекарствами надолго не удавалось. Она жаловалась на то, что дышать тяжело, – говорит Марина.

Ночью Елену повезли в МСЧ №4.

– И до девяти утра они стояли в очереди на компьютерную томографию! Очередь была примерно из 20 машин. За шесть часов успели принять только 10 скорых. Мама все это время находилась в холодной машине. Фельдшеры даже печку не стали включать, потому что иначе у них сядет аккумулятор и они не смогут завестись. Они ей жаловались на плохое состояние автомобилей. К счастью, после того, как маме поставили укол, она почувствовала себя лучше, температура спала, – продолжает Марина.

В девять утра Елену повезли вместо КТ на подстанцию скорой помощи – у фельдшеров закончилось суточное дежурство. И уже новая бригада доставила женщину на томографию, причем в другое учреждение – в областной диагностический центр.

– Там тоже была очередь – из десяти машин, но все шло быстро. И через сорок минут ее уже приняли. КТ показало вирусную пневмонию с 13%-ным поражением легких. В итоге врачи скорой прямо сказали маме, что возить с этим заключением ее по больницам бесполезно. Никто с такими показателями ее не возьмет. Госпитализируют сейчас только тех, кто совсем задыхается и у кого не меньше 30% поражения легких. Отделения для коронавирусных переполнены, мест нет, – уверяет Марина.

Курс лечения Елене скорректировал все тот же дежурный терапевт. Сейчас она пошла на поправку.

На фоне роста заболевших в регионе решили разделить скорую помощь на экстренную и неотложную.

"Некоторые люди не понимают, что есть строгое распределение: экстренные и неотложные вызовы. Экстренные – те, куда скорая доезжает за 10–20 минут: пожары, ДТП, массовые трагедии. Неотложные – распространенное сейчас явление, когда люди звонят из-за поднявшейся температуры с подозрением на пневмонию или коронавирус и просят отправить их на КТ. Эти вызовы, повторюсь, не по нашей части. Но отказать в вызове права у нас нет. Мы принимаем его, но предупреждаем, что придётся подождать, потому что сначала скорые поедут на экстренные вызовы", – заявила главный фельдшер центральной подстанции скорой помощи Наталья Шемякина в интервью 12-му каналу.

После разделения часть вызовов – с температурой, с симптомами ОРВИ – будет переадресована в городские поликлиники по месту жительства пациентов. По мнению регионального Минздрава, это поможет разгрузить систему неотложной помощи.

– Такая система работает во всем мире. Она позволяет оказывать адекватную помощь при экстренных ситуациях и разгрузить скорую помощь от сезонных вызовов к пациентам с симптомами ОРВИ, – пояснили корреспонденту Сибирь.Реалии в пресс-службе ведомства. – Если у вас высокая температура, нужно звонить в свою поликлинику и вызывать участкового врача на дом. Также можно обратиться в скорую, сообщить о своем состоянии. Сотрудники службы передадут эти данные в поликлинику.

В Минздраве добавили, что в Омске под прием ковидных пациентов полностью перепрофилированы шесть лечебных учреждений и частично – областная клиническая больница.

– Невозможно пересчитать койки на данный момент, потому что цифры постоянно меняются, но Омская область готова ко второй волне коронавируса. Однако без помощи самих омичей здравоохранению будет очень трудно. Нужно носить маски в общественных местах, стараться ограничить круг контактов, пользоваться санитайзерами, мыть руки, – добавили в Минздраве.

По мнению Марины Муравьевой, разделение системы скорой медицинской помощи проводят для того, чтобы "снизить давление на подстанции".

– Мол, пусть сначала участковые разберутся, серьезный это случай или нет. Я не знаю, как относиться к такому новшеству. Просто каждый сейчас выполняет свою работу как может. Врачи из поликлиники сразу сказали нам, что лучше лечиться дома. Видимо, они знают, какая ситуация сейчас в больницах. По телевизору мы слышим, что медицина готова к наплыву пациентов с ковидом, на самом деле это далеко не так. Вывод один: лучше с такой медициной не болеть, – уверена Марина Муравьева.

"Лечить вас не обязана"

К наплыву инфицированных, похоже, оказались не готовы и в других регионах.

Дмитрий Холодов (имя и фамилия изменены по просьбе героя) обратился в новосибирскую поликлинику №7 с подозрением на коронавирус.

– У меня пять дней держалась температура 37,4, вылезла "хроника"в виде мигрени, которой давно не было, к ней присоединилась одышка. Отправился в поликлинику – там толпа народа. Сначала зашел через главный вход, но там, когда услышали, что у меня температура, отправили на прием к доктору, который принимает "подозрительных". К нему отдельный вход, с торца здания. Два часа провел в очереди. Помещение маленькое. Больные, не больные – не важно. Все сидят: и кто только в первый раз пришел, и кто закрывает больничный. Врач выписал мне антибиотики и противовирусные и сказал: если хотите, можете в частной клинике сдать тест на коронавирус за свой счет, – рассказывает Дмитрий.

В семье челябинцев Худяковых первым коронавирусом заразился глава семьи Сергей. Об этом он узнал 1 октября, когда тест, сданный им на работе, показал положительный результат. В тот же день он и его супруга Елизавета самоизолировались.

– К нам позвонили из Роспотребнадзора, сказали, что должен прийти врач. Но никто не пришел. В поликлинике трубку не брали, как и на горячей линии, диспетчер скорой сказала: промывайте нос, мы к вам не приедем. В четверг я чувствовала себя отлично, а в субботу и меня подкосило. 4 октября, в воскресенье, мы раз сто, наверное, звонили по номерам скорой и больницы, к которой прикреплены. Везде срабатывали автоответчики: вы в очереди такая-то. Но как очередь походила, звонок срывался. Дозвониться удалось только до поликлиники. Через час перезвонила доктор, сказала, что якобы наши данные только что передали им из Роспотребнадзора, и по телефону назначила "Арбидол", который в Челябинске очень трудно найти, и "Гриппферон". Притом что у мужа – подтвержденный ковид, а я – контактное лицо! Часа через два доктор сама пришла к нам – в обычном халате и в простой медицинской маске. Осматривала нас минут пять, прямо в прихожей. Пройти в квартиру отказалась. Быстро прослушала легкие, измерила сатурацию, сказала, что все нормально, – рассказывает Елизавета.

Санкт - Петербург, очередь машин скорой помощи у здания Научно-исследовательского института неотложной медицины им. И. И. Джанелидзе на фоне вспышки коронавируса
Санкт - Петербург, очередь машин скорой помощи у здания Научно-исследовательского института неотложной медицины им. И. И. Джанелидзе на фоне вспышки коронавируса

Осмотром и назначением одного лишь противовирусного препарата Худяковы остались недовольны. А вечером Елизавете стало еще хуже.

– Голову ломило так, что казалось, будто даже корни волос болят. Пропало обоняние. Всю ночь мне снились кошмары. Утро понедельника я начала с безуспешных звонков в медучреждения, в Роспотребнадзор и в Минздрав. Кое-как удалось дозвониться до приемной главврача клинической больницы №8, к которой мы относимся. Я сказала, что если нас нормально не осмотрят, буду писать жалобу. Днем пришла дежурный доктор. На этот раз осмотр был проведен нормально. Мне сообщили, что у меня хрипы в легких, назначили три антибиотика. Я поинтересовалась: а как будут контролировать мое лечение? Как я пойму, что хрипы в легких у меня исчезли? Врач рассердилась: "Я вообще не знаю, что здесь делаю, и лечить вас не обязана". И хлопнула дверью напоследок", – говорит Елизавета Худякова.

По ее словам, сейчас у нее "болит абсолютно все".

– Помоги себе сам – это так называется. Я в шоке от такой помощи. Конечно, знала, что плохо у нас с медициной, но не думала, что настолько. Мы же платим налоги, и я не прошу ничего сверхъестественного. Просто хочу, чтобы нас осмотрели, назначили грамотное лечение и следили за ходом течения болезни, потому что состояние может измениться в любой момент. Я читаю много групп и понимаю, что мы не единственные, кто попал в такую ситуацию. По телевизору у нас все – молодцы, все со всем справляются, а по факту? Очень много ребят мне написало в эти дни: болеют семьями и при этом предоставлены сами себе. Наверное, нам с мужем лучше лечиться дома. Но – под наблюдением. А получается, что пять дней было упущено. Именно за эти дни у меня появились хрипы в легких, – говорит Елизавета.

Мы сидели над мамой и ревели

Жительница Барнаула Александра Смолихина говорит, что у ее 62-летней матери проблемы с почками, она проходит курс гемодиализа. 3 октября она почувствовала себя плохо. Дети вызвали скорую, которая приехала через четыре часа.

– Увезли маму в поликлинику, где сделали рентген и обнаружили пневмонию. Там же выписали направление в больницу. Врач вызвал скорую, но мы ее не дождались. Я в слезах звонила, упрашивала, мне отвечали, что все машины заняты, бросали трубку, когда я звонила опять. В восемь вечера поликлиника закрылась и нас отправили домой. Мама уже совсем не могла идти, – вспоминает Александра.

В результате бригада скорой приехала на вызов лишь в час ночи.

– Они сказали, что не повезут маму в больницу, так как у нее нет анализа на коронавирус. Вместо этого повезли ее в диагностический центр. До неотложки моя сестра маму на себе тащила, потому что сама она идти почти не могла. В диагностическом ей сделали процедуры и отправили домой. Ночь была страшная, мы сидели с сестрой над мамой и ревели. Ей было очень плохо! Утром прибежала врач из поликлиники, позвонила заведующая! Они тоже пытались дозвониться до скорой, чтобы узнать, почему моя мама до сих пор не в больнице, но так и не смогли. Прописали лекарства – антибиотик, противовирусное средство, сказали, что надо обязательно дышать небулайзером. Теперь каждый день звонят и спрашивают, как она себя чувствует, спасибо огромное им. Маме немного легче стало, но лечение всего два дня, выводы рано делать. Страшно одно: она – диализный человек. Не понимаю, почему все так происходит. Когда я говорила про это диспетчерам скорой, они отвечали: извините, у нас много заявок, – говорит Александра.

В Новоалтайске, что в 20 километрах от Барнаула, 25 сентября под прием коронавирусных пациентов перепрофилировали единственную в городе больницу, рассчитанную на 240 коек.

– Это учреждение здравоохранения обслуживало помимо 80-тысячного города еще и прилегающие к Новоалтайску районы, где живет около 250 тысяч человек. Когда перепрофилировали больницу, других пациентов, с хроническими заболеваниями, выбросили на улицу. 49 человек на гемодиализе сейчас вынуждены добираться на лечение из Новоалтайска до Барнаула, – говорит депутат из Новоалтайска Дмитрий Гришин. 3 октября он провел одиночный пикет на площади Советов в Барнауле. Гришин написал на плакате:"Министр здравоохранения Алтайского края Попов под прикрытием COVID-19 продолжает убивать медицину Новоалтайска и всего края".

– С 2015 года у нас в городе в рамках оптимизации закрыта служба скорой помощи. В прошлом году закрыли роддом. Теперь мы боимся, что после того, как пройдет эпидемия, закроют больницу, а нас заставят ездить в Барнаул, хотя Новоалтайск – это тоже город.

Нужно отдавать под суд чиновников от здравоохранения. Они не только не спрогнозировали вторую волну эпидемии, не подготовились к ней, они "убивают" медицину, пытаясь сейчас справиться с наплывом ковидных больных. Была возможность летом построить дополнительные госпитали – в Китае, к примеру, их возводят за десять дней. Или бросить все силы и довести до ума недостроенную краевую туберкулезную больницу. Альтернативы были, но ими не воспользовались, – считает депутат.

В Москве больным с хроническими заболеваниями и жителям старше 65 лет рекомендован "домашний режим". Кроме того, с 5 октября работодатели обязаны перевести 30% сотрудников на удаленную работу. Школьников с понедельника отправили на внеплановые двухнедельные каникулы с последующим переходом на дистанционное обучение. Внеочередная каникулярная пора из-за роста заболеваемости COVID-19 ждет и сахалинских школьников. Они будут сидеть дома с 12 по 18 октября. Введение различных ограничительных мер рассматривается и в других регионах.

Министр здравоохранения России Михаил Мурашко называет ситуацию с COVID-19 в целом управляемой. По словам Мурашко, достаточно и инфекционных коек, и медперсонала, чтобы оказать помощь всем нуждающимся. Однако врачебное сообщество настроено не столь оптимистично. 57% российских врачей заявили о неготовности ЛПУ к всплеску заболеваемости COVID-19. Об этом говорится в результатах исследования, проведенного компанией RNC Pharma и социальной сетью для врачей "Доктор на работе". О полной готовности лечебных учреждений к возможному всплеску заболеваемости коронавирусной инфекцией заявило 19% участников исследования из Москвы и Санкт-Петербурга и только 8% врачей из других регионов.

XS
SM
MD
LG