Ссылки для упрощенного доступа

"Мы не должны были дойти до пункта назначения". Аварийное судно нагрузили боеприпасами и отправили на Камчатку


Плавучий док "Зея" во Владивостоке

Судно специального назначения, плавучий док "Зея", принадлежащий Министерству обороны России, используется для транспортировки кораблей ВМФ. По словам членов экипажа, плавучий док уже давно находится в аварийном состоянии. Тем не менее этой осенью его отправили из Владивостока на Камчатку с грузом осколочно-фугасных снарядов. Члены экипажа говорят, что они не надеялись добраться до места назначения живыми.

Плавучий док "Зея"
Плавучий док "Зея"

Рейс на пороховой бочке

Согласно технической документации, "Зея" предназначена для перевозки судов "по внутренним водным путям Дальневосточного региона". В июне 2020 года судно отправилось в переход до Владивостока, чтобы доставить туда корвет "Герой Российской Федерации Алдар Цыденжапов", построенный на Амурском судостроительном заводе. Во Владивостоке на сдаточной базе корветы проходят испытания и затем передаются Тихоокеанскому флоту. На старте перехода из Комсомольска до Владивостока в ночь на 24 мая док с корветом внутри чуть не затонул, соответствующая видеозапись попала в соцсети.

– При всплытии дока после установки в него корвета произошёл опасный крен, что могло привести к опрокидыванию корвета и перелому дока, – рассказывает работник АСЗ на условиях анонимности. – Этого, к счастью, не случилось, но привело к деформации корпуса дока. Док получил внушительную вмятину, но всё равно отправился в путь.

Судовой механик Сергей Судалин, работавший на борту "Зеи" во время доставки корвета "Громкий" на ходовые испытания в Приморье в 2018 году, вспоминает, что уже тогда судно было сильно изношено.

Ящики со снарядами грузили сгнившие. И грузили их неосторожно –​ просто кидали как попало

– Из трёх дизелей работал только один, котельные установки не работали, холодильные установки тоже, даже противопожарные системы не все работали, – рассказывает Сергей Судалин. –​ Износ борта составлял более 80%. По закону его морской регистр вообще не имел права выпускать в море, но военные, наверное, взяли на себя ответственность, у них свои возможности. Так что док уже тогда был негодный, я это вполне официально заявляю, потому что прекрасно знаю все механизмы дока, непосредственно на нём присутствовал, ремонтировал, а также грузил-разгружал, когда был бригадиром такелажной бригады. Док хотели списать еще в 2012 году, но ни заводу, ни Минобороны это не выгодно, надо ж тогда новый строить, деньги вкладывать.

Несмотря на ЧП, док с корветом внутри отправился в путь и прибыл во Владивосток 16 июня. Экипаж рассчитывал, как обычно после рейса, вернуться домой, в Комсомольск-на-Амуре, но у командования Тихоокеанского флота ВМФ были другие планы – использовать судно для доставки боеприпасов в военную часть, базирующуюся на Камчатке. Док принадлежит военным, экипаж подчиняется приказам Минобороны. Вопрос с отправкой груза на Камчатку решался долго, ещё дольше – два месяца – док загружали. В рейс док со снарядами в итоге вышел уже осенью 17 сентября, когда на непредсказуемом Охотском море начался период штормов.

Боеприпасы, загруженные на "Зею" для доставки на Камчатку
Боеприпасы, загруженные на "Зею" для доставки на Камчатку

–​ Такое чувство, что мы вообще не должны были дойти до пункта назначения, –​ говорит Ренат (имя изменено по его просьбе), один из членов экипажа "Зеи". – Ящики со снарядами грузили сгнившие. И грузили их неосторожно,​ просто кидали как попало. Мы сначала пугались – как можно снаряды так грузить, но нам сказали, что взрывателей в них нет, мол, это просто болванки, ничего не взорвется. Но ящики были реально в труху. "Зея" тоже в неважном состоянии, её капитально не ремонтировали никогда. Осенью не должен этот док в штормовое море выходить, он вообще не предназначен для штормов, ему только вдоль береговой линии ходить, а они [Минобороны] её в такую погоду послали. Один шторм застал нас рядом с Сахалином, возле Корсакова, неделю пережидали, потом возле острова Итуруп на Курилах –​ не знаю, как мы его проскочили. Мы когда на Камчатку пришли, никто не знал, что с нами делать, куда поставить, мы еще две недели на рейде болтались. Такое чувство, что они сами в шоке были, что мы дойдём, и не знали, куда эту рухлядь [ящики с боеприпасами] девать.

– Когда муж позвонил мне из Приморья и сообщил, что пойдёт на Камчатку со снарядами на борту, я очень испугалась, попросила его уволиться – Бог с ней, с зарплатой, жизнь-то дороже, – рассказывает жена одного из механиков "Зеи", она тоже просит не называть фамилию. – Но он всё равно решил пойти. Как вообще их на этом корыте в такую даль могли отправить? Тем более что осень – пора штормов. Я была шокирована, ведь муж рассказывал, что у них там половина оборудования не работает, а то, что ещё более-менее в рабочем состоянии, постоянно приходится чинить. Уже когда на Камчатке были, док ещё одну пробоину получил, латали. Живут там как на пороховой бочке, и мы тут места себе не находим, переживаем. Видимо, хотят выжать из дока всё, что можно, и будут гонять его туда-сюда, пока трагедия не случится.

Судовой повар "Зеи" Анна Бийболатова вспоминает, что во время рейса на борту все готовились к худшему.

Анна Бийболатова на фоне дока во время разгрузки снарядов
Анна Бийболатова на фоне дока во время разгрузки снарядов

–​ Было страшно болтаться в море, волны били так, что казалось, вот-вот перевернёмся. Всё время в напряжении, особенно ночью – не спала вообще, каждую минуту, каждую секунду ждала, что на борт хлынет вода. Как нас вообще отправили на этом доке, который на ладан дышит, в сезон штормов? Адмиралы перед отправкой приезжали, видели, в каком док состоянии – там в одном из отсеков дыра была, они быстренько водолазов нашли, заделали, а до этого два года подряд там протекало, круглосуточно насосы работали, воду откачивали. Такое чувство было, что это был "рейс в одну сторону", может, хотели от дока вместе со снарядами избавиться – просто утопить в море. Нас никто нигде не ждал, и военные были реально очень удивлены, когда мы добрались до места. И если мы везли "просто болванки", как нас успокаивали, то почему, интересно, при разгрузке каждый раз выставляют оцепление, пригоняют пожарную машину, МЧС, скорую?

Исполняющий обязанности директора Амурского судостроительного завода Михаил Боровский опровергает заявления членов экипажа об аварийном состоянии дока "Зея".

– Сказать, что док не ремонтировался, это неправильно, – говорит Боровский. – В 2015 году, чтобы осуществлять перевозки, мы выполнили весь ремонт подводной части и освидетельствование. Ежегодно Министерство обороны выделяет средства на его содержание и поддержание, мы выполняем все необходимые мероприятия в этом плане. Ну, а капитальный ремонт Минобороны планирует в следующем году, после того, как мы выведем четвёртый корвет. Мы [АСЗ] планируем в дальнейшем построить свой собственный док.

Члены экипажа "Зеи", однако, утверждают, что никакого реального ремонта дока не проводилось.

– Мы, конечно, посмеялись, когда услышали это заявление про ремонт. Ничего там не было толком отремонтировано, всё, что сделали, – просто забортные задвижки почистили и обратно поставили, а корпусную часть не трогали, – утверждает Ринат.

Зимовка за свой счет

26 октября "Зея" всё-таки дошла до пункта назначения без потерь, в настоящий момент боеприпасы с неё ещё выгружают. У моряков появилась новая забота: как пережить эту незапланированную зимовку на Камчатке?

–​ Сначала нам обещали, что во время транспортировки груза мы будем получать хорошие деньги –​ по 100 тысяч механики и мне 55 тысяч, каждые две недели, – рассказала Анна Бийболатова. – А уже на рейде сообщили, что это просто премиальные, разовая выплата. Сейчас начальник цеха говорит, что он не мог нам такого обещать, хотя у нас вообще-то есть запись того разговора.

По приказу руководства завода моряки написали заявления об отпуске за свой счёт. А Министерство обороны, по договоренности с АСЗ, на время перегона трудоустроило всех членов экипажа "Зеи" (всего 18 человек) на разные корабли Тихоокеанского флота ВМФ, причем на минимальные оклады. Но даже этих денег от военного ведомства экипаж пока не дождался.

Нам в открытую сказали: "Никакая прокуратура и никакая пресса вам не поможет, можете никуда не писать"

–​ Мы с 10 сентября якобы работали по совместительству на разных судах вспомогательного флота Минобороны, –​ рассказывает Анна Бийболатова. – Я, например, на морском буксире "Александр Пискунов". Оклад у меня здесь на полставки 3475 рублей. Но эти договоры, как потом оказалось, военные уничтожили, мы якобы в Минобороны никогда не работали, никакие боеприпасы не перевозили! Хотя у меня этот договор на руках.

Док на Камчатке
Док на Камчатке

В отпуск без содержания экипаж вновь "отправили" с 1 по 26 октября. Ну а с 27-го октября оформили им командировку (пока по 30 ноября, затем продлят), оставив "голый", то есть без всяких надбавок, оклад и суточные в размере 500 рублей.

При этом экипажу "Зеи" нужно снимать жильё – моряки не могут оставаться на борту дока в морозы:​ для этого на судне нет условий. В Петропавловске-Камчатском аренда жилья дорогая, минимум 22 тысячи рублей в месяц, плюс проезд на автобусе в обе стороны​ 400 рублей. И если аренду квартир обещают оплатить после возвращения с зимовки, при предъявлении договоров, то увеличить суточные никто не обещает.

– Начальство упёрлось и ни в какую – приказ по заводу суточные 500 рублей, и точка. И пофиг им, что мы вообще-то сейчас на Камчатке, а здесь такие цены, что эти 500 рублей курам на смех, – рассказывают работники дока. – Несчастный "Доширак" стоит 120 рублей, а овощи от 500 рублей и выше. А ещё нужно ездить в Петропавловск-Камчатский и обратно! Мы же работаем, каждый день должны быть на доке.

Поскольку зимовка за несколько тысяч километров от дома стала для экипажа неожиданностью, тёплую одежду почти никто не запас (речь о личных вещах, спецовка на доке есть на все сезоны), а это опять непредвиденные расходы – за свой счёт, разумеется.

Кстати, повар Анна – единственная из всего экипажа не побоялась говорить открыто, не просила изменить её имя. Остальные участники этого рейса, хотя и возмущены тем, как обошлись с ними военные и родной завод, давать комментарии согласились только на условиях анонимности, опасаясь потерять работу – именно этим аргументом на них и "давит" начальство.

– А я не боюсь говорить правду, если б я дома, в Комсомольске сейчас была, я бы уже с пикетом на площади Ленина стояла, – заявила Анна. – Приеду, обязательно в прокуратуру пойду, буду справедливости добиваться.

Редакция Сибирь.Реалии отправила запрос в Министерство обороны РФ с просьбой оценить техническое состояние плавучего дока "Зея", прокомментировать ситуацию с отправкой военного груза доком на Камчатку и положение, в котором оказался экипаж "Зеи" сейчас. Пока ответов мы не получили.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG