Ссылки для упрощенного доступа

"Казалось бы, она – пример для подражания!" Как в Красноярском крае пытаются "раскулачить" главу сельсовета


Зоя Сахнова со своей буренкой

Глава Кавказского сельсовета в Красноярском крае Зоя Сахнова одна воспитывает двух сыновей-подростков и держит на своем подворье 15 коров. Излишки молока она сдает в местный кооператив и никак не ожидала, что из-за своих буренок может попасть под удар. В прокуратуру и налоговую поступили требования проверить, платит ли Сахнова со своего личного хозяйства налоги. И разнообразные проверяющие зачастили в село. Истинная причина такого пристального интереса этих структур к происходящему в селе, скорее всего, совсем не в буренках.

"Казалось бы, пример для подражания"

Администрация Минусинского района за подписью своего главы Александра Клименко обратилась в прокуратуру с заявлением о том, что у Зои Сахновой имеется личное подсобное хозяйство, с которого она имеет доход. И надо бы эту гражданку проверить на предмет уплаты налогов и соблюдения законности.

Если нашу главу хотят за коров посадить, то и нам незачем их держать

Сахнову вызвали на беседу к прокурору, налоговики устроили проверку. Нарушений не нашли. Но районная администрация не успокоилась – в село регулярно приезжают всевозможные проверки. Им не нравится, например, что коровы ходят по селу самостоятельно – без пастуха. Также они пытаются наказать жителей Кавказского за неправильную парковку тракторов возле дома. Зоя Сахнова обратилась за помощью к депутату Заксобрания Красноярского края Владиславу Зырянову.

Зоя Сахнова, глава селького поселения Кавказское
Зоя Сахнова, глава селького поселения Кавказское

"Действительно я как сельский житель имею личный приусадебный участок, на котором выращиваю овощи, фрукты и развожу крупный рогатый скот. Излишки продукции сдаю в местный кооператив. Все доходы, полученные с реализации продукции, указываю в справке о доходах, которую подаю губернатору края. Замечаний по поводу недостоверности поданных мною сведений от правительства края я ни разу не получала", – написала глава сельского поселения депутату.

– Когда я об этом узнал, честно говоря, сначала не мог поверить. – говорит депутат Владислав Зырянов. – Позвонил прокурору, он все подтвердил. Как такое может быть? Не понимаю. Человек сам трудится на своем подворье, как испокон веков это делали все деревенские жители. У нее двое ребятишек, которых она воспитывает одна. И они втроем все это тянут. Это же адский труд. Казалось бы, пример для подражания. Раньше за такую работу вручали почетные грамоты и ставили в пример другим. А ее проверяют, не нажилась ли она на излишках молока. В Минусинском районе, видимо, других проблем нет.

Село Кавказское
Село Кавказское

Тем не менее в Кавказское приезжает проверка за проверкой – интересуясь доходами Зои Сахновой. Возмущенные травлей главы своего сельсовета жители Кавказского оценивают происходящее однозначно.

– Если нашу главу хотят за коров посадить, то и нам незачем их держать. Лучше на пособии будем сидеть, да спирт жрать, – говорят они.

"Все мы почти единогласно за нее голосовали"

Кавказское – село зажиточное и в своем роде уникальное для Минусинского района. Практически в каждом дворе здесь держат коров, да не по одной, а целое стадо. И производство молока и молочных продуктов для жителей села – одно из главных занятий, приносящих основной доход. Чего не встретишь уже почти нигде в Красноярском крае.

Село это находится в 400 километрах от краевого центра и 45 километрах от районного – города Минусинска. Добраться из Красноярска можно только через Минусинск. Отдаленность от крупных городов – это, пожалуй, главная причина сохранения и процветания здесь скотоводства. Ездить на работу в город накладно, а трудиться рядом с домом практически негде. Школа, детский сад, ФАП, библиотека, клуб и почта – вот, пожалуй, и все организации, где задействованы жители. Поэтому практически все держат скот. В основном коров, на молоко, да бычков – на мясо, а также свинок, кур, уток и гусей. Само село образовалось в 1805 году. Местные рассказывают, что основателями села были переселенцы с Кавказа. Отсюда якобы и название.

С 1931 года в селе существовал колхоз "Красный сеятель". Несколько раз он реорганизовывался, менял название, но держался практически до конца 90-х. После чего имущество колхоза оказалось в руках бывшего главы Минусинского района. Что собирался сделать с колхозным добром этот чиновник, неизвестно, но колхозные здания с тех пор стоят, как руины, без крыши и окон. От былой славы колхоза остались только воспоминания.

Село Кавказское. Колхозные руины
Село Кавказское. Колхозные руины

Я приехала в Кавказское около 7 часов утра. Несмотря на кромешную тьму и мороз, в селе в это время уже началась жизнь. Зоя Ивановна предупредила, что меня встретит уборщица Екатерина Токарева, она в это время уже всегда на работе. Сама же она управится с хозяйством и будет к 8.00. Мы заходим в деревянное одноэтажное здание, высокое крылечко чисто выметено, в холле новогоднее убранство. В глубине коридора небольшая кухонька и теплый туалет – экзотика для деревни. Сразу чувствуется, что хозяйка здесь женщина.

– А у нас и до этого главой сельсовета женщина работала, – успевает рассказать мне Екатерина. – И такой же порядок был. Как-то женщинам мы больше доверяем, чем мужчинам.

А Зою Ивановну народ выбирал?

– Конечно, семь лет назад, все мы почти единогласно за нее голосовали.

А откуда знали, что при ней тоже порядок будет?

– Я не знаю, но сужу по-своему. Если у нее дома, во дворе и в стайке порядок, то и здесь все будет как надо. Это ж деревня, мы все про всех знаем. Вот когда в сельсовет заходят и ноги не вытирают (а я строго за этим слежу и ругаюсь), то, значит, они и дома так же делают.

На местном уровне нас каблуком давят. Вот и думаешь, а нужны ли мы государству на самом деле?

Зоя Ивановна прибежала ровно в 8.00. Платье, макияж, на шее элегантный махровый шарфик. Узнав, что меня уже напоили чаем с дороги, сразу же пригласила к себе. Пока мы говорили, дверь в ее кабинет, который располагается прямо у входа в сельсовет, не закрывалась. Заходившие посетители тут же здоровались, что-то спрашивали, советовались, уточняли, сотрудники несли бумаги на подпись.

Сложно держать дисциплину? С мужчинами, например, как справляетесь, вдруг что-то не хотят делать?

– Вообще без проблем, прошу, еще раз прошу. Голос повышать не умею, все это знают и понимают.

Как вы стали главой?

– Можно сказать, что случайно. Отучилась в городе, вернулась, работы нормальной не было. Бывшая глава Валентина Николаевна Кушкова меня как-то присмотрела и все намекала, что я бы смогла работать на ее месте. В конце срока она уже сильно болела, и я согласилась, выдвинула свою кандидатуру. Амбиции были, конечно, но я даже не представляла, куда свою голову засунула.

Жалеете?

– Сейчас уже нет, люди меня выбрали, верят мне, я не могу их подвести. Я же местная, меня все знают, мой род здесь почти 200 лет живет. Свою работу я люблю и селом своим горжусь. С мужем, правда, разошлись почти сразу, не смог он выдержать меня в этой роли.

Неужели сегодня есть смысл держать коров? Я слышала, что затраты несопоставимы с ценой на натуральное молоко. Проще в магазине купить.

– Такого, как наши коровы дают, нигде не купишь. Я считаю, это грех, на земле жить и не держать хозяйство. А молоко наше действительно очень дешево сейчас стоит. У нас его принимают по 19 рублей за литр летом и по 21 – зимой. Поэтому, как можем, пытаемся удешевить процесс. Все делаем сами, сено покупаем здесь же, у местных, сыновья помогают: стайки чистят, поят. В субботу все вместе стелим им солому на неделю. Ни выходных, ни отпусков у коров нет. Летом все 15 моих коровок доятся каждый день, зимой только те, кто не в "запуске" (подготовка коровы к отёлу. – СР). Вот сейчас я только 10 дою. А вставать рано мне не сложно. Наоборот, у меня со сном проблема. В 11 часов вечера ложусь и в 3–4 часа уже на ногах.

– Сколько времени вы тратите на то, чтобы подоить столько коров?

Руками уже мало кто сейчас доит, у всех доильные аппараты. Подключил и стой, наблюдай, чтоб не дернулась. Я со своими часа за полтора-два управляюсь. Мне это в радость, я телевизор не смотрю, только интернет, больше ничем другим не занимаюсь. Что еще в деревне делать-то, если нет хозяйства? Сейчас с коровами намного легче, чем 30 лет назад. Вот нашим мамам точно надо памятник поставить. Они доили руками, молоко сепарировали, потом его нужно было "прибрать": что на сметану, что на творог, иначе к обеду оно уже прокиснет. А чтобы просто сырое молоко производить, не так много времени надо.

Почему тогда сейчас почти никто не держит скот, а в магазинах полки уставлены разбавленным сухим молоком?

– Хороший вопрос. У нас летом молоко некуда девать, а вы пьете непонятно что. Личные подсобные хозяйства составляют конкуренцию большим корпорациям, это уже ни для кого не секрет. По этой же причине и свиноводство уже практически истребили. Но, с другой стороны, государство сейчас реально пытается поддерживать развитие личных хозяйств, есть программы, гранты. Например, вот кооперация стала развиваться активно. Вновь создающимся кооперативам стали технику давать в лизинг. То есть на каком-то уровне нас поддерживают, а на каком-то каблуком давят. Вот и думаешь, а нужны ли мы государству на самом деле? Ну как я заставлю людей технику с улиц убрать, если они на ней работают, куда им ее ставить? А как сделать, чтобы коровы по улицам не ходили? Они же утром на пастбище, вечером обратно. По воздуху им летать, что ли? К чему все это приведет, не знаю. Но если меня заставят избавиться от коров, я лучше с работы уйду, а без них жить не буду. С коровами ни я, ни мои дети голодными никогда не останемся.

– А в чем вы видите причину такого "особого интереса" к вашей деятельности районных властей и проверяющих структур, зачем вас "каблуком давят"?

Может быть, дело вот в чем. В Красноярском крае уже несколько лет разрабатывается план развития Минусинской котловины. В числе мероприятий обустройство на территории Кавказского сельсовета природного заказника. В 2018 году были первые публичные слушания по этому вопросу, жители Кавказского единогласно отказались проект поддержать. А сейчас эта тема поднялась вновь. На начало 2021 года назначены новые слушания. Если заказник будет, то жителям запретят заниматься скотоводством вообще.

Заказник это однозначно смерть села. Не будет скотоводства, не будет людей, больше нам здесь заниматься нечем. Нас успокаивают, что мол у нас тут первозданная природа будет. А куда еще первозданней!? Она у нас и так первозданная! Раньше колхоз-миллионник был, овечек отарами пасли. И никакого урона природе это не нанесло, все краснокнижные животные как были, так и остались. А теперь вдруг нельзя? По этому поводу мы сейчас готовим письмо в правительство края.

"Мы хоть и деревня, но свои права знаем"

Пять лет назад в Кавказском создали кооператив "Енисей", и теперь жители могут, не отходя от двора, сдавать свои излишки молока. Директор кооператива Дмитрий Козин – молодой парень, у него четверо детей, он сам уже попробовал и коров держать, и свиней откармливать.

– Раньше мы с женой тоже коров держали, – рассказывает Дмитрий. – Попробовали сдавать в Минусинск на молокозавод. Нас завернули, мол, возиться с такими маленькими объемами не хотят. И предложили создать кооператив. Так и родилась эта идея. Сейчас мы ежедневно собираем молоко у жителей. Утром у нас в селе одна и та же картинка. Молоковоз движется по улице, а у домов уже стоят люди с ведрами. Замеряем жирность, процеживаем, потом везем охлаждать, а затем в город, на молокозавод.

Фермер из села Кавказское
Фермер из села Кавказское

Кооператив развивается, участвует в грантах. По сути, сотрудников в нем двое: Дмитрий и его работник-водитель. Но в его состав также входят сельчане, для них предусмотрены льготы и помощь – например, подвоз сена, силоса, не в каждом же дворе есть трактор. В будущем кооператив собирается приобретать технику и также помогать жителям в сельхозработах и хозяйстве. Дмитрий уверен, что "жить и работать надо там, где родился", его пожилые родители, кстати, до сих пор сами держат больше десятка коров. По-другому просто не могут.

В обеденный перерыв Зоя Ивановна пригласила меня к себе домой. Это минут десять ходьбы от сельсовета. Мы обогнули две улицы и подошли к ограде. Во дворе хоть и по-зимнему, но все очень чисто, красиво и аккуратно. Прямиком, не переодеваясь, она двинулась через огород к загону. Щелкнула кнопочку на заборе, затрещал водопровод, в корыто полилась вода. Видимо, узнав хозяйку и услышав знакомый звук, буренки строем двинулись на водопой. Потом Зоя Ивановна забежала в дом, переодела курточку и повела меня в теплую стайку к двухнедельным телятам. Очень попросила их не снимать, а вот гладить можно было сколько угодно. И пока хозяйка разводила им теплое пойло, малыши от души мусолили мне руки и тыкались в ладошки своими лбами.

Зоя Сахнова у своего загона
Зоя Сахнова у своего загона

Вечером, после работы, вы также сначала к коровам?

– Конечно, опять всех попоить, подоить, молоко прибрать. Утром начинаю управляться минимум за три часа до работы, то есть в 5.

Так живут здесь практически все. По словам главы сельсовета, на каждого жителя в Кавказском приходится минимум две коровы. Конечно, есть те, кто не держит вовсе, но и те, у кого по 15 голов и больше.

Село Кавказское
Село Кавказское

Например, Елена Егорова работает медсестрой в школе и детском саду. И без коровы ее семья не жила никогда. Хотя приехала она в Кавказское к мужу из Новокузнецка в 18 лет. Поначалу, признается, не то что к корове подойти, не знала, как морковку на грядке отличить от травы. Но на свадьбу свекровь подарила ей телку, та отелилась и пошло-поехало. Теперь без хозяйства свою жизнь она не представляет. И сыр варит, и творог делает, и сметану. Про то, что руководство района насылает на главу сельсовета разнообразные проверяющие инстанции, Егорова знает и говорит об этом так:

– Их бы всех сюда посадить хотя бы на месяц и вручить этих 15 коров. Пусть каждый день встают рано утром, доят их, чистят и все, что нужно, делают. А через месяц я бы с ними поговорила.

Мы хоть и деревня, но свои права и обязанности знаем и нарушать их никому не дадим

На журналистский запрос, отправленный на имя главы района Клименко, его пресс-служба ответила, что к ним поступило обращение (то есть жалоба) на то, что Сахнова держит стадо коров, получает доходы от сдачи молока и занимается этим в свое рабочее время. По словам пресс-секретаря, районная администрация не могла не отреагировать. На просьбу уточнить, кто именно пожаловался, было ли доказано, что Сахнова занимается коровами именно в рабочее время, и почему ей нельзя получать доход от личного подсобного хозяйства, чиновники не ответили. Отписались ссылками на то, что действуют в рамках законодательства.

– На самом деле, проблемы с районной властью не у меня одной, – говорит Зоя Сахнова. – Главы ряда других сельсоветов района также не знают, как дальше жить и работать. Их точно так же, как и меня, заставляют убирать с улиц деревень технику, запрещают гонять скот и никаких возражений не принимают. Проверяющие так же ездят, записывают якобы нарушения и потом отчитываются главе. Никогда у нас такого не было. В итоге перед новым годом главы восьми территорий из тринадцати, Кавказское в том числе, написали коллективное письмо на имя губернатора края Александра Усса с просьбой разобраться в ситуации. Он направил к нам полпреда, чтобы тот провел проверку. Ее результатов мы пока не знаем. Честно, мне до сих пор кажется, что я попала в какую-то сюрреалистическую сказку. Но сидеть, сложа руки, мы не будем и постоять за себя сумеем. Мы хоть и деревня, но свои права и обязанности знаем и нарушать их никому не дадим. Я здесь родилась, выросла и хочу жить и работать на этой земле. И мы все такие. Одним словом – кавказцы.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG