Ссылки для упрощенного доступа

"Заткнуть избитых в колониях и Навального". Власти запретят адвокатам брать телефоны на встречи с заключенными


ИК 8, Новосибирская область

Депутаты внесли в Госдуму законопроект о запрете адвокатам вести аудио- и видеозапись в колониях и СИЗО. Инициатива, по мнению правозащитников, связана с ростом числа политзаключенных, оглаской случаев пыток и истязаний в учреждениях ФСИН. А также тем, что Алексей Навальный, будучи в заключении, продолжает делать громкие заявления через соцсети.

Нет фото и разговорам

Группа депутатов Государственной думы предложила запретить адвокатам и другим юристам проходить в колонии с любыми "средствами связи", а также записывать разговоры с подзащитными. 6 мая соответствующий законопроект, предполагающий изменить Уголовно-исправительный кодекс, был принят к рассмотрению. Документ опубликован на сайте нижней палаты парламента.

Депутаты предлагают оставить адвокатам возможность использовать только "копировально-множительную технику и фотоаппаратуру для снятия копий с материалов личного дела осужденного". При этом делать это разрешат в специальном помещении и строго в отсутствие заключенного. Один из авторов поправок – Анатолий Выборный – в разговоре с "Коммерсантом" назвал это мерой против "тюремных колл-центров" (мошеннические звонки, которые совершают заключенные). По его словам, депутаты хотят "в принципе исключить возможность, когда кто-то может пронести телефон в колонию".

Авторами законопроекта стали бывшие сотрудники различных ведомств, ранее они уже отметились проектами законов об иноагентах и против Фонда бооьбы с коррупцией (внесён российскими властями в список "иностранных агентов", Фонд оспаривает это решение) – Василий Пискарев, Анатолий Выборный, Эрнест Валеев, Дмитрий Савельев (представляет Новосибирскую область) из партии "Единая Россия" и Николай Рыжак (Кемеровская область) из "Справедливой России". Выборный заявил, что защитникам необязательно фотографировать избитых подзащитных, можно "сделать соответствующее заявление" для направления человека в медицинский центр, где его "сфотографируют и снимут все показания". В случае затягивания процесса, по словам депутата, решения может принять прокуратура, а также вышестоящие по отношению к ФСИН органы.

Формально запрета на средства связи для адвокатов, посещающих заключенных в колониях, нет. В марте 2021 года Верховный суд России подтвердил право защитников проходить на территорию исправительной колонии со средствами мобильной связи и отметил, что действия руководства исправительных учреждений, которые пытаются это запретить, незаконны. Федеральная палата адвокатов готовит негативный отзыв на инициативу.

"Слишком много дел о пытках"

Опрошенные Сибирь.Реалии адвокаты и правозащитники считают, что составленный депутатами законопроект нарушает права осужденных и права адвокатов.

Старший юрист, руководитель практики по гражданским и административным делам независимого объединения юристов и журналистов "Команда 29" Максим Оленичев отмечает, что с помощью письменного заявления об избиении правозащитникам редко удается довести дело до суда. Когда травмы осужденных удается зафиксировать на фото или видео шансов добиться справедливости больше.

Максим Оленичев
Максим Оленичев

– Мы считаем, что основной причиной появления этого законопроекта стали многочисленные факты насилия в колониях разных регионов – Ярославской области, Карелии, Приангарья, – которые благодаря фото- и видеофиксации защитников были преданы огласке, по ним были заведены уголовные дела о пытках. Ограничить поток этих свидетельств и призван новый закон. Заявления Навального, которые он делает, даже находясь в колонии, эта законодательная инициатива призвана остановить.

Ранее сотрудники ФСИН пользовались законом о запрете телефонной связи в колониях и под этим предлогом отбирали у защитников телефоны. Некоторые адвокаты вынимали симку и принципиально добивались разрешения пройти с телефоном, но многие были вынуждены соглашаться и оставлять аппарат. Действовало негласное правило – либо отдаешь телефон, либо к подзащитному не попадаешь.

Сейчас это узаконят полностью. То есть адвокат не сможет пройти, к примеру, с камерой, диктофоном или фотоаппаратом, чтобы зафиксировать травмы пострадавшего. Между тем одного только письменного заявления часто бывает недостаточно для проверки жалобы. Начнем с того, что проверять такое заявление имеют право в срок от 3 до 30 суток – за это время следы избиений могут пройти, к тому же обследовать заключенного будет персонал медсанчасти учреждения ФСИН – доверия к такому осмотру, по понятным причинам, мало. А по фото или видео можно сделать судмедэкспертизу.

Формальная причина законопроекта – якобы заключенные с помощью адвокатов "устраивают колл-центры" – никакой проверки логикой не выдерживает: предыдущие поправки в закон уже запретили любую телефонную или интернет-связь в учреждениях ФСИН, – считает Максим Оленичев.

Дмитрий Дмитриев
Дмитрий Дмитриев

Адвокат Дмитрий Дмитриев из Иркутска не раз защищал своих подзащитных, которые заявляли о пытках и избиения в колониях и СИЗО.

– И без этой поправки в закон адвокатам запрещено проносить телефоны на встречу с подзащитным. Практически нигде не пускают. А когда стоит выбор – вообще не попасть на встречу с подзащитным или попасть без телефона, ты, конечно, выбираешь встречу, чтобы хотя бы письменные заявления о пытках или побоях взять.

Но отмечу, что эффективность письменных заявлений очень мала, поскольку после их подачи к осужденным применяют еще большие пытки для того, чтобы добиться от них опровержения этих заявлений. Поэтому очень часто свои заявления заключенные отзывают еще до того, как по их поводу заведут дело.

Добиваться точного исполнения действующего (пока) закона и проносить с собой в колонию телефон с камерой удавалось только очень известным адвокатам, работающим над резонансными делами. Например, защитникам Навального. Просто потому что каждое их слово цитировали в СМИ, был общественный резонанс. И таким образом оппозиционному политику удавалось общаться с людьми даже из камеры. Думаю, для того чтобы прекратить это, законопроект так спешно и внесли на рассмотрение.

Но дело не только в Навальном, конечно. Сейчас в местах лишения свободы скопилась уже масса политических заключенных, за которыми наблюдают общественники, в том числе зарубежные. И если властям безразличны сотни тысяч забитых обычных заключенных, то пока еще им не безразличен резонанс, который вызывают пытки политосужденных.

То есть цель этого противозаконного проекта – окончательно заткнуть рот всем избитым в колониях. И Навальному. – говорит Дмитриев.

Владимир Осечкин
Владимир Осечкин

Руководитель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин также считает, что давно подготовленный законопроект именно сейчас получил одобрение администрации президента не случайно.

– По словам моих источников во властных кабинетах, провести этот законопроект его авторы пытались уже несколько месяцев, но именно сейчас он получил "добро" от администрации президента и ушел на рассмотрение в Госдуму. Как раз в то время, когда заявления о пытках в российских колониях стали системными. И Навальный "достает" их своими заявлениями даже из-за решетки. Как в такой сложной ситуации не дать "зеленый свет" этому закону?

Фактически он блокирует чуть ли не последний канал информации о том, что на самом деле происходит в колониях, что там безнаказанно пытают людей, добиваясь нужных показаний, и что это уже поставлено на поток. Если закон примут (в этом сомнений мало), адвокатам будет труднее бороться с этим беспределом. Уполномоченные по правам человека у властей давно под колпаком, ОНК тоже приручены, только адвокаты еще и оставались "без присмотра". Вот и до них очередь дошла.

Но даже в этом случае останется еще один "канал информации" – потому что в последнее время большую часть разоблачительных видео мы получаем с камер наблюдения в учреждениях ФСИН. Их анонимно отправляют коллеги садистов, возмущенные беспределом.

Что касается "официальной причины" появления этого законопроекта, его можно оценить словом "бред". Я не встречал ни одного адвоката, который бы, рискуя своей практикой, лицензией, вдруг решил "зарабатывать" на своем телефоне для "тюремного колл-центра". А вот сотрудники колонии пронося заключенным телефоны. Эта услуга в колониях и СИЗО стоит 5 тысяч рублей, – говорит Владимир Осечкин.

Между тем закон, в соответствии с которым операторы мобильной связи обязаны оказывать содействие руководству учреждений ФСИН в блокировке мобильной связи в колониях и СИЗО, был принят Госдумой и подписан Владимиром Путиным еще в марте текущего года.

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG