Ссылки для упрощенного доступа

"Новорожденных убивали штопальными иглами". К чему приводит вмешательство государства в деторождение


В Госдуме изучают возможность запрета проводить процедуру аборта в частных клиниках. Об этом попросил в письме спикера Госдумы Вячеслава Володина патриарх Кирилл. С этим же предложением выступил Союз отцов Новосибирской области. Он же предложил запретить пропаганду абортов. Уполномоченная по правам ребенка в Республике Татарстан Ирина Волынец предлагает дать право медсестрам не участвовать в процедурах аборта. А сенатор Ольга Ковитиди хочет ввести уголовку за "склонение женщины к аборту". Эти и множество инициатив подобного рода появились после того, как Путин заявил, что нужно принять "дополнительные меры", чтобы улучшить рождаемость. С тех пор предложено множество "мер", суть которых сводится к одному: заставить женщин рожать. Однако в России уже пробовали применить самый радикальный способ – полностью запретить аборты. Демографы, историки и медики рассказали Сибирь.Реалии, что из этого вышло и к каким результатам приведут новые попытки. Обычно в таких случаях растет не рождаемость, а количество женщин, умерших от подпольных абортов или убивших своих новорожденных детей.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

"Можно только удивляться нахальству авторов проекта"

В 1920 году Советская Россия первой в мире легализовала аборт по желанию женщины. Однако такие вольности продержались всего полтора десятилетия. Уже 27 июня 1936 года вышло Постановление ЦИК и СНК СССР, запретившее аборты на территории СССР.

– Показательны правки, которые оставил Иосиф Сталин на полях ко второму варианту законопроекта, подготовленного первым наркомом здравоохранения СССР Григорием Каминским, – считают историки Никита Пивоваров и Наталия Шок, авторы работы "К истории запрета абортов в СССР: позиция властей и мнения советского общества в биоэтическом ракурсе (1935–1936 гг.)". – Редактируя предложение о наказании врачей, сделавших незаконный аборт, слова "лишение свободы" он заменил на "тюремное заключение", а женщин, решившихся на повторный криминальный аборт, предложил подвергать "3- месячному уголовному наказанию" вместо штрафа в размере 300 рублей.

Из положения "О порядке разрешения прерывания беременности (аборта) по медицинским показаниям"

"Советский врач должен твердо усвоить, что аборт не только вреден для здоровья женщины, но и является серьезным социальным злом, борьба с которым есть долг каждого сознательного гражданина и прежде всего медицинских работников".

Материнство было объявлено не частным делом, а гражданским долгом советских женщин. Избавиться от нежелательной беременности они теперь могли лишь по медицинским показаниям.

Из Постановления ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 года

"Производство абортов допустить исключительно в тех случаях, когда продолжение беременности представляет угрозу жизни или грозит тяжелым ущербом здоровью беременной женщины, а равно при наличии передающихся по наследству тяжелых заболеваний родителей, и только в обстановке больниц и родильных домов".

Советский агитационный плакат, 1925 год
Советский агитационный плакат, 1925 год

– Поскольку средства контрацепции были практически недоступны, до запрета дозволенный аборт был основным способом регулирования рождаемости, – говорит демограф Александр Пантелеев (эксперт предпочел использовать псевдоним). – По сути, советские женщины пользовались абортами так, как современная женщина сейчас пользуется контрацептивами. Это вызвало резкий всплеск количества абортов сразу после их легализации. К 1934 году в Москве на одно рождение приходилось уже около трех абортов. Государство игнорировало рост числа абортов на фоне высокой рождаемости. Но в начале 1930-х годов и особенно в 1933–1934 годах население СССР начало сокращаться – небывалое явление для мирного времени в ХХ веке. Объяснять это последствиями, к примеру, массовой коллективизации и Голодомора 1932–1933 годов власти не хотели. Проще было обвинить несознательных гражданок, делавших аборты. Хотя, если посмотреть на цифры, истинная причина становится понятна: падение числа рождений началось в 1929 году и резко ускорилось в годы голода. В 1934 году в России родилось на 38% детей меньше, чем в 1928-м.

Из статьи писателя и журналиста Арона Сольца, известного как "совесть партии"

"В то время как все буржуазные страны мира не знают, куда девать своих людей, где найти им работу, чем их накормить, нам людей не хватает. Нам так много надо сделать! …Нам нужны все новые и новые борцы – строители этой жизни. Нам нужны люди. Аборт, уничтожение зарождающейся жизни, недопустим в нашем государстве строящегося социализма. Аборт – это злое наследие того порядка, когда человек жил узко-личными интересами, а не жизнью коллектива. ... В нашей жизни не может быть разрыва между личным и общественным. У нас даже такие, казалось бы, интимные вопросы, как семья, как рождение детей, из личных становятся общественными. Советская женщина уравнена в правах с мужчиной. Для нее открыты двери во все отрасли труда. Но наша советская женщина не освобождена от той великой и почетной обязанности, которой наделила ее природа: она мать, она родит".

Оставалось определить перечень заболеваний, которые могут стать основанием для аборта. Нарком здравоохранения Каминский привлек ведущих врачей, чтобы его подготовить, и направил на утверждение Сталину.

– В основе своей перечень повторял опубликованный еще в 1932 году "Список безусловных медицинских показаний к аборту". Но новый перечень был настолько расширен, что это позволяет сделать вывод: медицинская общественность пыталась хоть частично, но легализовать аборты, – полагает Наталия Шок. – Это вызвало резкую критику Сталина: на сопроводительной записке к перечню он написал: "Можно только удивляться нахальству авторов проекта, которые на деле отменяют декрет против абортов. И. Сталин". А на полях самого перечня оставил заметки такого рода: "Разве эти болезни передаются по наследству? Или разве они все угрожают жизни роженицы?" В результате итоговый перечень был сокращен более чем на треть. Сам же автор расширенного списка нарком Каминский был объявлен "врагом народа", арестован в июне 1937 года и расстрелян в феврале 1938-го.

Борясь за увеличение населения, Советское государство не собиралось предлагать женщинам альтернативу – доступную контрацепцию.

Советский агитационный плакат, 1961 год
Советский агитационный плакат, 1961 год

Из плаката в женской консультации 1939 года

"В Советском Союзе применение противозачаточных средств рекомендуется исключительно как одна из мер борьбы с остатками подпольных абортов и как мера предупреждения беременности для тех женщин, для которых беременность и роды являются вредными для их здоровья и даже могут угрожать их жизни, а не как мера регулирования деторождения".

– По странному совпадению, всего через четыре месяца, 10 октября 1936 года проблемой абортов озаботились и в фашистской Германии. Специальным декретом Рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера было создано Центральное имперское бюро по борьбе с гомосексуализмом и абортами, – говорит Александр Пантелеев. – Германия "отстала" от СССР на несколько месяцев лишь из-за Олимпиады: пришлось считаться с мнением западных либералов, угрожавших бойкотом соревнований. В августе Олимпиада закончилась, и никаких препятствий для начала решительной борьбы с абортами больше не было.

Из декрета Рейхсфюрера СС от 10 октября 1936 года

"Большое количество абортов, которые являются серьезным нарушением идеологических принципов национал-социализма, а также гомосексуальная активность значительной части населения, которая является одной из самых больших опасностей для молодежи, представляют значительную угрозу для политики народонаселения и общественного здоровья и требуют большей, чем когда-либо, эффективной борьбы с этими эпидемиями".

"Топили в уборных и выбрасывали на помойку"

Всего через год после запрета абортов стало понятно: уменьшить их количество не удалось.

– Резкое сокращение числа абортов было зарегистрировано лишь во второй половине 1936 года, – поясняет Александр Пантелеев. – Уже в следующем году их число стало неуклонно расти: в 1937 году в СССР было учтено 568 тысяч абортов, в 1939 году – 723 тысячи, в 1940-м – 807 тысяч. При этом нужно учитывать, что далеко не все аборты регистрировались, поскольку невероятно широко распространилась практика нелегального аборта и, что еще хуже, самоаборта. Привести точную статистику по понятным причинам невозможно. Однако по числу женщин, попадавших в больницы с осложнениями после нелегального аборта, можно судить, что на их долю приходилось около 90% от общего числа абортов. А в некоторых регионах показатель был еще выше: так, в первом квартале 1938 года в Челябинской области доля абортов, сделанных вне стен медицинских учреждений, составила 95%.

Из журнала "Социалистическая законность" №8 1937 года

"Аборты производят во многих случаях "бабушки" и знахарки, кроме того санитарки, прачки и тому подобные работники медицинских учреждений".

– Роста рождаемости от запрета абортов также добиться не получилось, – отмечает Александр Пантелеев. – Небольшой прирост числа рождений был зафиксирован лишь в 1937 году, когда застигнутые врасплох женщины не успели приспособиться к новым правилам. В 1938 году роста уже практически не было, а в 1940 году число рождений стало ниже, чем в 1936 году. К уровню 1931 года, когда аборт был разрешен, СССР уже не смог вернуться никогда. Вот и весь эффект от этого запрета, что доказывает истину, которая давно известна демографам: нет прямой связи между рождаемостью и доступностью абортов. Если женщина не хочет рожать, она найдет способ избавиться от беременности. Законодательные ограничения могут повлиять не на число абортов, а лишь на степень их безопасности.

Одно серьезное изменение после запрета 1936 года все же произошло: сразу же резко возросла смертность от аборта и его последствий.

– В сельской местности такая статистика не велась, поэтому мы можем судить лишь о ситуации в городах СССР. Если в 1935 году в городах РСФСР был зафиксирован 451 случай смерти от последствий аборта, то в 1936 году – уже 910 случаев. Если в 1935 году в городах смерти от аборта составляли 31% случаев материнской смертности, то в 1940 году уже 51%, – поясняет Александр Пантелеев. – Число смертей от аборта оставалось очень высоким вплоть до отмены запрета на их проведение в 1955 году – до 2 тысяч смертей в год среди городского населения. А всего за годы запрета от последствий абортов погибло как минимум 32 тысячи женщин, и большинство из них – от аборта, сделанного вне больничных стен. Как видим, исторический опыт свидетельствует: законодательный запрет на аборты не приводит к устойчивому росту рождаемости, а лишь порождает большое число криминальных абортов, повышающих материнскую смертность.

Еще одним следствием запрета абортов стал рост числа случаев детоубийства. Если в 1935 году в городах СССР было зафиксировано 194 убийства детей в возрасте до 1 года, в 1936 году – 307, а в 1937-м – 362. "Новорожденных убивали штопальными иглами, топили в уборных и просто выбрасывали на помойку", – приводит свидетельства тому доктор исторических наук Наталья Лебина. После 1955 года, когда аборты были вновь разрешены, количество случаев убийств детей сразу же резко снизилось.

Плакат СССР, 1957 год
Плакат СССР, 1957 год

– Пик числа абортов пришелся на конец 1960-х годов, потом было небольшое снижение, но все равно в Советском Союзе до самого его распада сохранялся рекордно высокий уровень абортов по всем мировым меркам, – говорит демограф Алексей Ракша. – С конца 1950-х и по 1980-е годы СССР был чемпионом мира по абортам. Быстрое снижение их количества началось после 1988 года и продолжается до сих пор. За это время оно снизилось в 13 раз. Сейчас у нас делается около 300 тысяч абортов в год, из них 120 тысяч – по медицинским показаниям, а в 1988 году абортов без выкидышей было почти 4 млн. По уровню абортов Россия уже приблизилась к достаточно благополучным странам Европы. А среди молодежи уровень абортов ниже, чем в таких странах, как США или Швеция. То есть эта проблема практически ушла, она в прошлом. Причина столь кардинального изменения ситуации – так называемая "контрацептивная революция": повышение контрацептивной грамотности, рост уровня образования в этой сфере и доступность современных противозачаточных средств.

Никакие законодательные запреты для стремительного снижения числа абортов не понадобились.

– Просто на смену поколению, которое ориентировалось на аборты, пришло поколение, которое ориентируется на использование контрацептивов, – отмечает Александр Пантелеев. – Сделать аборт – это сегодня большая редкость для молодежи. Просвещения и доступности контрацептивов оказалось достаточно, чтобы аборты начали уходить в прошлое. Поэтому всяческие инициативы по их запрету, которые сейчас появляются, – это стрельба из пушки по воробьям.

"Таких примеров просто нет"

О том, что уровень рождаемости нельзя повысить с помощью запрета абортов, свидетельствует не только опыт Советского Союза.

– С точки зрения демографа, здесь нет предмета для обсуждения, – полагает Сергей Захаров из Института демографических исследований Университета Страсбурга. – Если для кого-то не работают примеры из давней истории СССР и других стран в первой половине XX века, то достаточно взять недавний пример Польши. Там в 1993 году сильно ограничили аборты, практически оставив только аборты по медицинским показаниям, ради спасения жизни беременной. В дальнейшем было несколько попыток полностью их запретить, что таки удалось сделать три года назад. 22 октября 2020 года Конституционный суд признал незаконным право женщины на аборт в случае выявления у плода серьезного порока или неизлечимого заболевания, что составляет примерно 98% от общего количества легальных абортов в Польше, которых регистрируется и без того ничтожное число.

Рождаемость от фактически полного запрета не увеличилась.

– К началу 1990-х годов коэффициент суммарной рождаемости в Польше был выше двух рождений на одну женщину, а сейчас не превышает 1,4. То есть уровень рождаемости в Польше был выше, чем в России, а сейчас даже ниже. Причем падение рождаемости было особенно быстрым в период действия рестриктивного законодательства об абортах на фоне улучшения экономической ситуации, повышения уровня жизни и пр., – поясняет Сергей Захаров. – Справедливости ради следует отметить, что в Польше, как и в других странах, имевших опыт запретов, криминогенность этой базовой сферы жизнедеятельности резко возросла: набрал обороты "абортный туризм", наладились контрафактные поставки препаратов типа RU-486 (препарат для медикаментозного аборта) и, конечно, нелегальные услуги, в том числе по переводу абортивных процедур в категорию "регулирования овуляторного цикла". Правда, информации о столь чувствительной сфере бизнеса очень мало, ведь она касается уголовно наказуемой активности. В результате и государство, и общество находятся в "неведении".

Роддом. СССР, 1989 год
Роддом. СССР, 1989 год

– Запреты абортов не дали эффекта и во многих штатах США, где они запрещены, – отмечает Алексей Ракша. – Конечно, картина в них разная: в некоторых штатах есть рост числа рождений, в других нет. Самый заметный рост – в Техасе, где аборты запретили в 2021 году: там через 9 месяцев – год рождаемость выросла на 3–4%, но потом снова пошла вниз. В других американских штатах, где также наблюдается какой-то незначительный рост, это тоже эффект кратковременный – всего на полгода, а дальше начинается снижение. За последние 40-50 лет нигде в мире запреты абортов не повышали значимо рождаемость, таких примеров просто нет.

"Государству в сфере деторождения делать нечего"

Полностью игнорируя научные данные, российские власти продолжают пытаться повысить рождаемость с помощью законодательных запретов. После слов Путина о необходимости принять "дополнительные меры" для улучшения демографической ситуации в стране чиновники, депутаты, политики, общественники и религиозные деятели взялись наперегонки эти меры придумывать. Они предложили сократить срок прерывания беременности с 12 до 8 недель, в случае беременности после изнасилования сократить срок с 22 до 12 недель, прерывать беременность только через семь дней после обращения женщины в больницу, а также проводить аборты только в государственных клиниках. На сегодняшний день под давлением чиновников от проведения абортов уже полностью отказались частные клиники аннексированного Крыма и Курской области, частично – Мордовии, Татарстана, Челябинской области. Введение возможного запрета обсуждают в Красноярском и Приморском краях, Новосибирской и Калининградской областях. "Добровольный" отказ медицинского бизнеса заниматься прерыванием беременности не вызывает опасений у экспертов.

– Если у женщины сначала есть выбор между несколькими медучреждениями, а потом остается только один вариант, то, естественно, это снижает доступность абортов. Но какие-либо медицинские последствия отказ от проведения абортов в частных клиниках вряд ли будет иметь. Ведь методика прерывания беременности – как хирургическим методом, так и медикаментозным – она одинакова и в государственных, и в частных клиниках, – поясняет Галина Дикке, доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии с курсом репродуктивной медицины Академии медицинского образования им. Ф.И. Иноземцева (Санкт-Петербург). – Женщины обращаются в частные клиники не потому, что там иначе сделают аборт, а потому, что в них обеспечивают пациенткам больше комфорта. Это и отсутствие очередей, и, наверное, чуть более внимательное отношение со стороны врачей, индивидуальная палата и индивидуальное наблюдение, конфиденциальность и прочее. Но разницы в методике выполнения абортов нет.

Экспертом не кажется опасным и предложение Госдумы ввести в российское законодательство норму, по которой прерывать беременность женщина сможет только с согласия отца ребенка, а несовершеннолетняя девушка – с разрешения родителей.

– Это предложение всплывает каждый раз, когда начинается новая противоабортная волна. Я не уверена, будет ли оно принято на этот раз. Надеюсь, что нет, потому что цель у подобных инициатив только одна – ограничить женщине доступ к аборту. Но в этом нет никакого смысла, потому что доступность абортов никак не влияет на показатели рождаемости. Государство не может запретами склонить женщину к рождению ребенка, потому что на ее решение влияют совершенно другие факторы. И государству здесь нечего делать, разве только улучшить, скажем, социальное положение женщины или предусмотреть материальные льготы при рождении ребенка, – полагает Галина Дикке. – Но и такие меры тоже незначительно влияют на ситуацию. Много ли дополнительных рождений принес материнский капитал? Да, в первый год после его введения был виден какой-то эффект за счет рождений, которые женщины откладывали на более позднее время, но сейчас-то все равно кривая деторождений идет вниз. А все потому, что невозможно государству вмешиваться в столь интимный процесс, как рождение детей. Это чисто личное, индивидуальное решение женщины и ее супруга, ее семьи.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Куда более опасным эксперты считают предложение патриарха Кирилла последовать примеру Мордовии и Тверской области и принять закон о запрете "склонения женщин к аборту", с которым глава РПЦ выступил 12 ноября.

– Можно говорить о склонении к аборту, когда речь идет, к примеру, о родителях несовершеннолетней девочки или когда в свободных отношениях партнер настаивает на прерывании беременности, да и то это невозможно доказать. А когда речь о враче и пациентке… Врачу-то это зачем? Подобные инициативы приведут лишь к одному: появится лишний повод терроризировать врачей. Достаточно будет пациентке сказать: "А мне врач сказал, что мне надо сделать аборт" – и это уже будет основанием для интерпретации в нужном ключе. Не вижу в этом ничего хорошего, – говорит Галина Дикке.

Эксперты недоумевают, почему РПЦ в принципе считает возможным выступать с законодательными инициативами относительно абортов.

– Если государству в сфере деторождения делать нечего, то уж церкви тем более, – уверена Галина Дикке. – Если церковнослужители считают аборты неугодными Богу, то пусть они работают со своей паствой. Пожалуйста, воздействуйте на умы и сердца верующих, чтобы они принимали богоугодные решения. Почему церковь вмешивается в государственные дела, навязывает свое мнение законодателям? У нас государство отделено от церкви, и мне сложно понять, почему церковь об этом забывает.

– Не понимаю, зачем РПЦ выступает за запреты абортов в предвыборный год, – признается Александр Пантелеев. – Это очень опасная вещь, ведь женщины практически поголовно против запретов. Есть, конечно, молодые девочки, которые просто не понимают, о чем речь, и думают, что этот риск их не коснется. Иногда за запреты выступают женщины, которым больше не придется рожать в силу возраста. Но это единицы. Среди мужчин далеко не все поддерживают запрет абортов. Поэтому заявления РПЦ приведут к потере части избирателей. И губернаторы регионов, поддерживающие эти инициативы РПЦ, тоже должны это понимать.

"Счастливых людей в стране станет еще меньше"

Эксперты не сомневаются, что и на этот раз никакие законодательные запреты не помогут взять под контроль аборты и уж тем более уменьшить их количество. Они окажутся неэффективными даже при таких широко применяющихся в России клинических методах проведения аборта, как кюретаж – выскабливание стенок матки, или вакуум-аспирация – извлечение плода с помощью вакуумного отсоса.

– Казалось бы, эти еще весьма распространенные методы легче поддаются регулированию. Но это лишь иллюзия, в особенности на просторах России за пределами кольцевых дорог вокруг столиц и областных центров, – подчеркивает Сергей Захаров. – Еще большая иллюзия касается возможностей контролировать медикаментозный аборт на ранних сроках, когда информация о нем вообще не доносится до сведения "контролеров". Ограничения на выдачу рецептов, принятые недавно в России, – также от беспомощности. Это позиция страуса, зарывшего голову в песок. Можно подумать, что ограничения на выдачу рецептов на наркотики и антибиотики сколько-нибудь влияют на реальность, кроме отчетной.

Снижение доступности легальных абортов вызовет лишь рост числа осложнений после абортов нелегальных.

– Многие женщины сами заказывают китайские аналоги нужных им препаратов и пьют их тогда, когда считают нужным, – отмечает Александр Пантелеев. – А если у них не будет возможности обратиться в частную клинику, а в государственных им будут читать нотации, то интернет станет безальтернативным способом для медикаментозного аборта. И тогда число осложнений после абортов возрастет, поскольку врачи больше не смогут хоть как-то контролировать этот процесс.

Любые запреты не помогут властям добиться желаемого результата и повысить рождаемость.

– В итоге рождаемость в России останется низкой, поскольку определяется другими законами бытия, – уверен Сергей Захаров. – А счастливых людей в стране станет еще меньше, поскольку все эти запреты добавят миллионам и миллионам граждан и гражданок новый груз ежедневных проблем. Конечно, они все эти проблемы решат тем или иным способом, но доверие к социальным институтам всех уровней продолжит ускоренное падение к невиданным прежде отрицательным значениям.

Тем не менее эксперты предлагают не паниковать: даже если аборты будут в России полностью запрещены, это не приведет к таким же тяжелым последствиям, как в 1936 году.

– Не думаю, что все будет настолько катастрофично, сейчас совсем другое время, – отмечает Галина Дикке. – Сейчас достаточно контрацептивов и, полагаю, женщины будут просто ответственнее относиться к этому вопросу и использовать контрацепцию, чтобы не допустить нежеланной беременности. Хотя, конечно, какое-то количество нежеланных беременностей все равно было, есть и будет. Предотвратить их на 100% невозможно, ситуации бывают разные. И, наверное, в крайнем случае женщины будут прибегать к криминальным абортам, но глобально это ничего не изменит. Материнская смертность вряд ли повысится, ведь сейчас все-таки не 30-е годы прошлого столетия. Пока нет никаких инициатив по ограничению доступа к контрацептивам, катастрофы не случится.

"Рождение детей – это не животноводство"

Как на инициативы по ограничению и запрету абортов реагируют сами граждане России, легко представить по комментариям к предложению Союза отцов Новосибирской области.

Лана Банана:

Союз отцов, официально идите нахрен. В нижнее бельё чужим женщинам лазить это очень паскудное дело.

Василий Стратосферович:

Что творится в головах этих общественников, которые постят такую херню? Жмите кнопку "пожаловаться", это дерьмо не должно указывать человеку, как ему жить и что ему нельзя делать.

Алена Самизнаете:

На данный момент выходит, что вместо того, чтобы самим что-то сделать, будем заставлять делать других то, что они не хотят.

Кристина Мишкина:

Рождение детей это не животноводство. На поток не поставить. Если у вас есть желание на поток, то плевать. К другим не лезьте и всё!! Бывает, что не помогает контрацепция, бывает изнасилование. Да и в принципе не ваше дело. За своими смотрите.

Андрей Хромов:

Прежде чем запрещать аборты, может сначала узнаете причины, по которым женщины делают аборты? Проблемы со здоровьем? Финансовые проблемы? Ребёнок зачат в результате изнасилования? Так называемому "Союзу Отцов" плевать на причины! Боремся с симптомами, не леча саму болезнь!

Анастасия Ташлыкова:

Я абсолютно против отмены абортов в частных клиниках! Перестаньте продавливать свою незрелую, некомпетентную и негуманную позицию! Своевременный аборт по медицинским показаниям под присмотром врачей МОЖЕТ в том числе СПАСТИ ЖИЗНЬ ЖЕНЩИНЕ и ее здоровье для того, чтобы была возможность родить ребенка в будущем! Не лезьте в этот вопрос и оставьте этот вопрос медикам! Доступность и легальность абортов сохраняет жизнь и здоровье женщинам в сложных ситуациях, которые могут возникнуть при беременности и ни в коем случае не уменьшает и не влияет на рождаемость в стране!!! Вы как ОТЦЫ Новосибирской области, ДОЛЖНЫ ЗАБОТИТЬСЯ О ЗДОРОВЬЕ и благополучии СВОИХ ЖЁН, которые и сделали вас отцами! А не призывать к запрету абортов. Какой ужас.

Екатерина Пигарёва:

Повышайте уровень жизни людей, очень удобно запретить аборты, а помогать одевать, кормить и давать хорошее образование кто-то будет? Почему об этом никто не думает? Запретить легко, потом что? Брошенные дети, молодые мамы, которых самих ещё родители воспитывают и содержат, подпольные аборты. Женщина рожает, когда готова, когда понимает, что хочет ребёнка, что может дать ему свою любовь и стабильность, если не рожает, значит какого-то из факторов нет. Что с этим будете делать?

Леонид Корниенко:

Этот пост самая лучшая реклама абортов))) То, что запрет абортов повлечёт за собой рост преступности, вы об этом не подумали? Нелегальные клиники, где будут делать аборты подручными средствами. То, что потом забеременеть будет невозможно, ну, или роженица после такого умрёт. А какое "счастливое" детство будет у детей, которых зачали насильственным путём?

Яна Акимова:

И вообще, хватит прикрываться благородными мотивами... так и скажите прямо, что страна сейчас остро нуждается в огромном количестве людей, нам их извне взять негде, поэтому надо много рожать, кто будет рожать – не важно. А то начинают ссылаться на свою принадлежность к православию "аборт – детоубийство". Вообще-то и заповедь у нас есть "не убий" – совсем никого не убий... ни виновных, ни безвинных, ни ещё не родившихся, ни родившихся уже. Ваша цитата: "наше общество должно научиться ценить и заботиться о тех, кто еще не родился"... Вопрос к вам, а как быть с теми, кто уже родился? Кто будет ценить жизни этих детей и заботиться о них? Некоторые, особо умные, говорят: "родите ребенка и отдайте мне, я его воспитаю". На это могу ответить – возьмите уже имеющихся в дет. домах и воспитайте. Когда у нас перестанут существовать детские дома, тогда и будем обсуждать какие-либо запреты.

Янина Кутузова:

Интересы нерождённого выше интереса живой женщины? Россия страна невозможностей. Бежать, бежать надо.

...

XS
SM
MD
LG