Ссылки для упрощенного доступа

"Сәлам! Люблю вас очень. А." Как проводит дни в казанском СИЗО арестованная журналистка Радио Свобода Алсу Курмашева


Алсу Курмашева. Архивное фото
Алсу Курмашева. Архивное фото

С момента задержания нашей коллеги, журналистки Татаро-башкирской службы Радио Свобода Алсу Курмашевой прошел практически месяц. Ее обвиняют в том, что она не обратилась к властям и не попросила зарегистрировать ее "иностранным агентом" (ч. 3 ст. 330.1 УК РФ). Согласно решению суда, журналистка пробудет в СИЗО как минимум до 5 декабря, однако сомнений в том, что следствие в конце ноября будет ходатайствовать о продлении ареста, практически нет. Друзья Алсу с первых дней вступили с ней в переписку. "Idel.Реалии" на основе писем рассказывают об ее жизни за решеткой.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

Первое письмо от Алсу ее друзья получили через несколько дней после задержания, когда журналистку уже перевели в СИЗО.

– Что у меня внутри? Сегодня плачу в первый раз с тех пор, как… Даже не знаю, где начинается точка отсчета. Я не ждала ни писем, ни посылок, если честно. А когда все пришло неожиданно, я не выдержала. Все растрогало. Особенно веник с ёршиком. Кофе с халвой – это кофе по-татарски! – пишет Алсу.

Друзья журналистки переживали, что письма на татарском языке не будут доходить в СИЗО. Первое время в письмах использовали только русский язык. Алсу даже шутила: "Пишите на русском, я читаю по-татарски!" Но позднее стало понятно – большой проблемы с письмами на татарском нет. Однако сама Алсу отмечала, что если конкретный цензор не знает татарский, написанное могут не пропустить.

Распорядок дня

В первом же письме из СИЗО Алсу рассказала, что занимается йогой, много пишет, читает книги и благодарит всех, кто ей помогает.

Подъем в СИЗО каждый день в 6 утра, но свет в камере горит и ночью, хоть и тусклее. На завтрак – каша и черный сладкий чай. После – дежурство в камере: мытье полов, стен и т. д. В обед – часовая прогулка.

"На прогулку сегодня нас вывели на площадку 4 на 6 метров. Мы пробежали 40 кругов, чтобы приблизиться хотя бы к 1000-метровке. Потом была растяжка, приседания. Смотритель был очень удивлен. Видимо, такое бывает редко", – пишет она.

А вот рассказ о прогулке чуть ранее:

"В первый раз вышла во двор погулять. Оказывается, выпал снег. От вида одной маленькой снежинки опять пронеслась вся жизнь перед глазами. После часа прогулки был чай с лимоном. <…> С бутылкой горячей воды спится лучше. Снеговик во дворике почти растаял, на следующей неделе, возможно, будет теплее, но это еще не точно", – рассказывала Алсу в конце октября.

После – обед. В день, когда она рассказывала об этом, была солянка, картошка с мясом и кисель. На ужин – капуста и минтай. Его, кстати, дают каждый день. После – проверка и отбой в 10 часов вечера.

Душ в СИЗО, где находится журналистка, можно принимать дважды в неделю – по вторникам и пятницам. В первый раз Алсу смогла помыться только спустя 10 дней после задержания: "Засну с запахом вашего шампуня в волосах и детского крема на лице".

Условия содержания

У каждого человека в камере своя посуда, но есть и общая. Также разрешено иметь небольшой холодильник и чайник.

Можно пользоваться библиотекой, но она закрыта. В камере нашлось около десяти книг, но в основном это детективы, книги о христианстве и еще несколько – по психологии и принятии себя.

"Перечитываю ваши письма по несколько раз в день. Две книги, которые были в камере, я уже прочитала. Попросила принести еще, но не знаю, как с этим быстро", – пишет она.

Коллеги Алсу требуют ее освобождения
Коллеги Алсу требуют ее освобождения

В следующих письмах Алсу несколько раз жаловалась на холод в камере. Она, кстати, на четыре человека.

– Вот так проходят мои дни. Между этими всеми "заботами" бывают и более насыщенные мероприятия. Все, чем вы все занимаетесь, – самое нужное и важное сейчас. Пьете ли вы кофе или делаете ли дырку в стене перфоратором, чтобы повесить шкаф – делайте это сейчас, – резюмирует Алсу.

Стихи и языки

В одном из писем Алсу просила прислать стихотворение Габдуллы Тукая на татарском языке. Выяснилось, что она помнит его на русском, но не помнит, как оно звучало на ее родном языке. В итоге стихотворение ей передали в оригинале, а через неделю близкие получили ее художественный перевод стихотворения "Дошманнар" ("Враги"), написанного классиком в 1912 году, на современный татарский язык.

– Привет! Это стихотворение Тукая обошло полмира! – написала она.

Күп еланнар сызгырып читтән карый бәхетемә,

Борыла-сырыла бәдбәхетләр үрмәли тәхетемә.

Аз кеби баскан бу золмәт тормышымны,

Түзмиләр бит бер генә яктан ачылган яктыма!

Үзләре сүздән түбән, күзләре тездән түбән;

Эт кебек һаулап яманга, күз йомалар яхшыма.

Дөньядан туйдым, өметем юк, алар күпсенсә дә,

Тик мин үлгәчтән, карагыз, типмәсеннәр табутыма!

Зур җаным сөйми җиһанны,

Чөнки бар дөнья фәна (бетә торган);

Анда торганнар һәвәслек белән мавыга.

Якты йөз белән алам каршы алам авырлык, авыруны.

Чүпкә дә санамыйм йөрәккә кап-кара кан сауганны.

Азмы каккан вә сукканны күтәрдем мин ятим?!

Азрак үстерде сыйпап тик маңгаемнан тик милләтем.

Помимо этого, Алсу писала, что занимается еще и изучением армянского и даргинского языков, а также сама учит сокамерниц татарскому.

Об Алсу и ее уголовном деле

Алсу Курмашева – журналистка Татаро-башкирской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода с конца 1990-х годов. На протяжении длительного времени она освещает вопросы культуры и прав этнических групп в Татарстане и Башкортостане. Она рассказывала об инициативах по защите татарского языка и культуры от давления со стороны российских властей, которое заметно усилилось в последние годы.

В 2018 году Алсу возглавила запуск популярного образовательного проекта РСЕ/РС о татарском языке Әйдә! Online, возникшего в ответ на репрессии российского правительства в отношении языков меньшинств.

У Алсу гражданство США и России. До ареста она проживала в Праге со своим мужем и детьми. В середине мая она приехала в родной город Казань по семейным обстоятельствам.

– Она полностью понимала риски, которые были связаны с этой поездкой. Но тем не менее у многих из нас есть определенные обязательства перед нашими семьями, и она приняла решение поехать в Россию, – рассказал в первых числах ноября муж Алсу, директор телеканала "Настоящее время" Павел Буторин.

Второго июня в аэропорту Казани – перед вылетом домой – Алсу задержали силовики. У нее изъяли американский и российский паспорта. Через несколько дней в отношении журналистки возбудили уголовное дело о неуведомлении о втором гражданстве (статья 330.2 УК РФ). С Алсу взяли подписку о невыезде. Расследование этого дела затянулось на несколько месяцев. Лишь в октябре мировой суд в Казани признал ее виновной и назначил ей штраф в 10 000 рублей.

Спустя неделю – 18 октября – журналистку снова задержали, на этот раз в доме ее матери. Алсу под конвоем доставили в здание Следственного комитета, где сообщили о возбужденном в отношении нее уголовном деле по части 3 статьи 330.1 УК РФ ("Неисполнение установленной законодательством РФ обязанности по представлению в уполномоченный орган документов, необходимых для включения в реестр иноагентов, совершенное лицом, осуществляющим целенаправленный сбор сведений в области военной, военно-технической деятельности РФ, которые при их получении иностранными источниками могут быть использованы против безопасности РФ"). Таким образом, силовики считают, что Алсу Курмашева явочным порядком должна была предоставить документы для включения ее в реестр "иностранных агентов". В то же время Минюст РФ по своей инициативе не включал Алсу в реестр. Это первое уголовное дело по этой статье в России, которое возбудили против журналиста. Журналистка не признает вину.

После допроса Алсу отправили в изолятор временного содержания (ИВС). 20 октября следствие обратилось в Советский районный суд Казани с ходатайством о заключении журналистки под стражу. Однако в тот день суд принял решение продлить срок задержания (нахождения в ИВС) еще на 72 часа. 23 октября – со второй попытки – судья Марс Ганеев удовлетворил ходатайство следователя и отправил Алсу в СИЗО до 5 декабря. Заседание прошло в закрытом для прессы режиме.

26 октября журналистке предъявили обвинение по части 3 статьи 330.1 УК РФ, а через несколько дней Верховный суд Татарстана оставил Алсу под стражей.

Реакции

После заключения Алсу под стражу исполняющий обязанности президента Радио Свободная Европа/Радио Свобода Джеффри Гедмин заявил, что "глубоко разочарован" решением суда: "Мы призываем к немедленному освобождению Алсу, чтобы она могла воссоединиться со своей семьей".

Задержание Алсу осудили правительства Канады, Чехии, Франции, Польши и Швеции, а также Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности, президент Европейского парламента, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по вопросам свободы СМИ и Верховный комиссар ООН по правам человека. Платформа Совета Европы по содействию защите журналистики и безопасности журналистов опубликовала призыв освободить Алсу.

Международные организации по правам человека и свободе СМИ также осудили политически мотивированное задержание Алсу и призвали к ее немедленному освобождению. Среди них: Amnesty International, Комитет по защите журналистов, Freedom House, ПЕН-Америка, Репортеры без границ, Международная федерация журналистов и Международный институт прессы. Комитет по защите журналистов заявил, что "арест Алсу Курмашевой является на сегодняшний день самым вопиющим примером злоупотребления российским законодательством об иностранных агентах против независимой прессы".

– Она должна быть освобождена. Мы знаем, что она находится сейчас в заключении только потому, что она журналистка, потому что она американка, – констатировал муж Алсу Павел Буторин. – Мы считаем ее политической заключенной, и она должна быть немедленно освобождена.

Неделю назад с заявлением выступил Национальный пресс-клуб – профессиональное сообщество (в Вашингтоне, округ Колумбия) журналистов и специалистов по коммуникациям. Президент Национального пресс-клуба Эйлин О’Рейли и президент Института журналистики Национального пресс-клуба Гила Кляйна призвали "правительство США немедленно признать заключение Алсу Курмашевой незаконным и неправомерным задержанием".

"Администрация Байдена слишком долго тянет с этим важным определением. Алсу – последняя журналистка, которую посадили в тюрьму в России просто за выполнение своей работы. Журналистика – это не преступление. Госсекретарю Энтони Блинкену и чиновникам Госдепартамента следует действовать быстро, чтобы обеспечить освобождение Алсу из несправедливого заключения", – сказано в заявлении.

  • Российские власти могут объявить "иноагентом" любого, кто находится под "иностранным влиянием", определение которого в законе прописано очень расплывчато. Сейчас в реестре несколько сотен так называемых агентов: физических лиц, СМИ, НКО и движений.
  • С конца 2022 года новыми поправками в законодательство "иноагентам" запретили преподавать в госучреждениях, быть организаторами публичных мероприятий, служить в армии по контракту и быть членами избирательных комиссий.
  • Российский Минюст в 2017 году признал проекты Татаро-башкирской службы Радио Свободная Европа – "Idel.Реалии" и Азатлык Радиосы – "иностранными агентами".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

...

XS
SM
MD
LG