Ссылки для упрощенного доступа

"Преступление совершают оба". Как Россия обходит санкции Запада


Пикет в Бельгии
Пикет в Бельгии

Европейский союз и США наложили уже одиннадцать пакетов санкций на Россию из-за ее вторжения в Украину. Провозглашенная цель санкционных мер – лишить Путина средств для продолжения войны: как финансовых, так и технологических. Однако война не заканчивается. В Украине сегодня взрываются ракеты, произведенные в 2023 году с использованием американских и европейских компонентов, а страны ЕС вводят запрет на пересечение границы для автомобилей с российскими номерами. Почему санкции нередко эффективно бьют по рядовым россиянам, но не мешают российскому ВПК производить оружие, Север.Реалии рассказал экономист Максим Миронов, один из авторов расследования, опубликованного в Financial Times.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

Уже во время войны с Украиной, несмотря на санкции США и ЕС, в Америке россиянами была создана контрабандная сеть Serniya, которой американские фирмы, получавшие заведомо ложную информацию о конечном пользователе, продавали военные технологии, станки, электронику и другие компоненты для производства вооружений. А затем все эти товары через перевалочные пункты в Эстонии, Финляндии, Германии и Гонконге отправлялись в Россию. О связях "Сернии" с ФСБ говорилось в расследовании Радио Свобода "Приключения электроники".

О "Сернии" в мае этого года писала Financial Times. Расследование, которое проводили журналисты, опиралось, в частности, на анализ, проведенный группой российских экономистов. В частности, профессор IE Business School в Мадриде Максим Миронов предоставил газете "таможенные отчеты, подтвержденные данными об импорте". С самого начала войны экономисты анализируют методы обхода санкций, которыми пользуется Россия, продавая нефть по ценам выше "потолка" и скупая микрочипы для продолжения войны. Одновременно они выявляют тайных российских контрагентов в странах, наложивших санкции на РФ из-за войны.

По данным Financial Times, среди тех, кто курировал торговлю со стороны России, были Служба внешней разведки РФ, Минобороны, "Росатом", госкомпания "Ростех". Кроме российских бизнесменов, связанных с ФСБ, в сеть входили компании из Великобритании, США, Германии, Финляндии, Эстонии. Один из российских торговцев, полковник ФСБ Вадим Коношенок, был арестован в декабре прошлого года на эстонско-российской границе при попытке ввезти в Россию электронику, микрочипы и боеприпасы производства США.

"Способность группы торговцев продолжать работу в Европе иллюстрирует проблемы, с которыми сталкиваются западные правительства, пытаясь перекрыть поставки критически важных технологий для российского военно-промышленного комплекса. Министерство юстиции США обвинило участников сети Serniya в "высоко секретных закупках" в интересах российского шпионского агентства ФСБ", – делает вывод Financial Times.

В начале сентября в Буэнос-Айресе, где сейчас живет Максим Миронов с семьей, было совершено нападение на его супругу Александру Петрачкову, нападавшие кричали ей: Stay away from Russia. Такое же предупреждение от неизвестного сам экономист получил днем ранее по телефону.

Максим Миронов выпускник экономического факультета Новосибирского государственного университета. В 2003 году закончил магистратуру Высшей школы экономики, а в 2008-м получил степень доктора философии в Graduate School of Business Чикагского университета (он первым с высокой долей точности измерил уровень отклонения от уплаты налогов фактически для каждой российской компании). В 2018 году стал соавтором экономической части президентской программы Алексея Навального. Сегодня профессор экономики в бизнес школе IE Business School.

Корреспондент Север.Реалии поговорил с Максимом Мироновым о том, как он оценивает эффективность санкций, наложенных на Россию, и почему из-за этого его семья сталкивается с угрозами.

Максим Миронов, доктор экономических наук
Максим Миронов, доктор экономических наук

– Почему России удается во многих случаях обходить западные санкции?

– В 2022 году это было большой проблемой для западных стран: они напринимали кучу пакетов разных санкций, но механизмов контроля не было никаких. Встречались политики в Брюсселе и других хороших местах, пили вино, пожимали руки друг другу, утверждали длинные санкционные списки. Были санкции, которые действуют и по сей день против рядовых россиян: отрубилиcь Visa и Mastercard, счета перестали открывать и так далее. Во всех остальных случаях практически никакого контроля не было. В 2022 году не было возбуждено ни одного дела по компаниям, которые помогали обходить санкции.

Мы с коллегами начали исследовать как раз методы, с помощью которых Россия санкции обходит. Первое, с чем мы начали работать, – это обход санкций по нефти и газу. Россия, в частности, прекрасно обходит тот самый ценовой потолок и продает нефть дороже 60 долларов за баррель. По нашим данным, в российскому порту Козьмино в первом квартале 2023 года экспортные цены в среднем составляли 73 доллара за баррель, а западные компании по-прежнему продолжали страховать танкеры, это касается 96% объема проданной нефти. После публикации нашего исследования Евросоюз обратил внимание на страховые компании, заключавшие договоры на российские танкеры, стал лучше контролировать ценовой потолок. В целом проблема не решена, но контроль качественно улучшился.

Вторая история – это санкции на импорт в Россию, в частности на импорт полупроводников. Их тоже ввели целую кучу – и тоже не было никакого контроля. Никто не знал толком, кто полупроводники покупает. В итоге Россия не только не сократила, но и увеличила закупки полупроводников. Их импорт после резкого спада в марте-апреле 2022 года к июню уже восстановился, а во втором полугодии 2022-го был выше почти на 70% по сравнению с 2021 годом. Мы показали страны, которые экспортировали в Россию полупроводники. До марта 2022-го большая часть шла из Евросоюза и Великобритании, потом их доля в поставках сильно сократилась, но не до нуля. Выяснилось, например, что из Эстонии увеличились поставки полупроводников в Россию по сравнению с довоенным периодом. Основная часть полупроводников пошла из Китая, появились закупки из Турции и поставки из стран СНГ, которых до этого не было. Из Киргизии, из Грузии.

Вышли две статьи с использованием этих данных, там названы компании, через которые Россия закупает компоненты для производства вооружения и многое другое. Это достаточно обширная сеть. Одна такая компания, например, зарегистрирована в Великобритании, журналисты Financial Times побывали в ее офисе. Она одна поставила в Россию полупроводников на 1,2 миллиарда долларов, обманывая в номенклатуре товаров. С помощью этих данных журналисты провели еще несколько таких исследований, их результаты публиковали Politico и другие издания. После этого Запад начал вводить вторичные санкции против найденных нами компаний. Ну и пальчиком погрозили тем странам, через которые это шло.

– То есть проблему, как ее видит Запад, устраняли точечно, в конкретно названном вами месте, а не комплексно?

– Было много компаний во многих странах. Данные мы предоставили Великобритании, США, Украине и другим странам. Дали все "имена, явки, пароли". Месседжи в итоге послали многим странам, включая ОАЭ, Киргизию, Казахстан и другие. Эти страны начали резко закрывать каналы.

Но я хочу еще раз подчеркнуть: в 2022 году такой работы вообще не было, никто никаких предупреждений не получал. Привело это к тому, что Россия закупала довольно много и успешно, хоть и немного переплачивая.

После наших публикаций потоки уменьшились, но у этого есть и оборотная сторона: мне стало почти невозможно покупать данные об этих поставках. Видимо, тем, кто мне их продавал, настучали по шапке. Так что свежих данных за 2023 год у меня нет.

– То есть это были не открытые данные?

– Нет, конечно. Я покупал их, причем довольно дорого. Это закрытая информация таможни. Каждая операция отслеживается отдельно.

– Но спецслужбы стран, которые ввели санкции, могли ведь получать эти данные легальным путем, по запросам и так далее?

– При желании, думаю, могли бы, но не получали.

– Какой-то системной работы по сбору таких данных госорганы Запада не вели в принципе?

– Да. В 2022 году ее вообще не вели. Всю эту работу ведут такие же люди, как я. Ученые и журналисты. В Киевской школе экономики есть несколько крутых специалистов, которые этим занимаются. В Financial Times эту работу ведут очень сильные журналисты. Я сотрудничаю и с ними, и с другими изданиями. В Politico очень сильная команда.

– Другие страны, которые тоже находятся под санкциями, так же могут их обходить?

– Я не специалист по другим странам, данные по ним я не собираю. Моя головная боль – война России в Украине. По другим странам мне неинтересно, какие там вообще санкции.

"Встретились, подписали, выпили шампанского"

Получается, что Евросоюз и Штаты вводят санкции, не предусматривая механизмов контроля?

– Об этом вы лучше спросите Жозепа Борреля. Я думаю, что у них общество требует, чтобы что-то сделали, они и делают. Общественный запрос на санкции был, а на контроль над исполнением – нет. Написать список того, что запрещено покупать Путину, легко. А контроль – это гораздо более тяжелая интеллектуальная работа, ее нужно подстраивать под реальность. Можно написать: запрещаем России продавать нефть дороже 60 долларов за баррель. Отлично. Встретились, подписали, выпили шампанского. А как это работать будет? Нужно же отслеживать контракты, как-то заставлять Индию и Китай публиковать эти контракты. Нужно отслеживать все российские танкеры. А теневой флот Россия закупила очень большой.

Все эти механизмы контроля изначально не были продуманы. А в России работали над тем, как санкции обходить. В отличие от европейцев и американцев, российские власти думали и создавали реально крутые структуры по обходу. Например, танкеры стали скупать, регистрируя на какие-то левые компании, которые вообще непонятно кто контролирует. Танкер уходит якобы на одну страну, а в море нефть переливается на другой танкер и "всплывает" совсем в другой стране. Система была нацелена на то, чтобы все эти пути максимально запутать. Хорошо хоть в 2023 году стали с этим бороться, отслеживать все эти танкеры. Стали ловить страховые компании, а нефть без страховки не перевезешь, незастрахованный танкер во многих портах просто не примут. Стали искать реальные цены, по которым продается нефть.

Протест во Франции против того, что жена замминистра обороны РФ до сих пор может спокойно жить в Европе
Протест во Франции против того, что жена замминистра обороны РФ до сих пор может спокойно жить в Европе

– И получается?

– Ситуация лучше, чем была до этого. Но вот, например, Евросоюз покупать российскую нефть не может. И что? Нефть идет в Индию, там перерабатывается, а Индия продает в Евросоюз уже нефтепродукты.

– В любом случае, маршрут длиннее, затраты больше. То есть доходы России от этой торговли уменьшились?

– Да, естественно, логистику всё это удорожает, доход уменьшается, дополнительные затраты – где-то плюс 10–15%. Но это не то качественное обрубание нефтегазовых доходов России, которого добивался Евросоюз.

– Как торговлю нефтью можно контролировать через страховые компании, если запрет соблюдают только западные страховщики, а азиатские считают, что их это не касается?

– Действительно, большая проблема в том, что Евросоюз и Америка не хотят сильно ссориться с Китаем и с Индией. И туда нефть отлично шла по довольно высоким ценам. Повторю, что последних данных у меня нет, все утечки закрылись. Но в целом проблема в том, что рынок нефти – глобальный. Если вы запрещаете, скажем, России продавать нефть в Европу, то туда начинает идти нефть с Персидского залива, а российская пойдет в Индию и Китай. Это как один большой бассейн.

– То есть в результате санкций нефть просто перераспределилась?

– Абсолютно верно. Транспортные издержки у России чуть вырастают, но не критично. При этом не забывайте, что с началом российской агрессии цены на нефть подскочили, в итоге Россия отбила сверхиздержки более высокими ценами. Сейчас "главный союзник Украины" – более низкие по сравнению с 2022 годом цены на нефть, Россия начинает получать за нее чуть меньше. Хотя цены всё еще достаточно высокие, и Путин может комфортно с ними жить.

"В нормальной ситуации прибыли невысокие"

– Как бы вы классифицировали способы обхода санкций? Это откровенный обман или, скорее, использование оставленных Западом лазеек?

– Обман – это неправильное слово, хотя можно и так сказать, потому что это запрещено. Например, исследования Киевской школы экономики показывают, что в российских дронах и прочих вооружениях стоят чипы, изготовленные американскими компаниями Intel, AMD, Texas Instruments, Xilinx и многими другими. Как-то же они в Россию попали, хотя Америка продавать не может? Это значит, что какие-то компании говорят: окей, мы покупаем в другую страну. На самом деле, всё это идет в Россию через фирмы-прокладки.

– Но все-таки это Россия обманывает продавцов или продавцы сами готовы обходить санкции ради торговли с Россией?

– Это всё вместе. Как взяткодатель и взяткополучатель: преступление совершают оба. Всегда найдутся люди, которые хотят получить сверхприбыль. В нормальной ситуации прибыли ведь невысокие. Но почему в мире, несмотря на все запреты, до сих пор возможны продажа и покупка, скажем, наркотиков? Потому что запреты просто повышают цену, создавая дополнительные издержки. Всегда есть люди, готовые доставить их за любую цену, если есть спрос. С санкциями такая же история. В России говорят: нам нужны полупроводники, платим любые деньги.

Могу напомнить вам недавнюю историю с премьер-министром Эстонии и ее мужем. Почему он вел бизнес с Россией? Потому что за то же самое в Евросоюзе он получал бы маржу три копейки. А сейчас Эстония – единственная страна ЕС, которая увеличила продажи полупроводников в Россию. Все остальные в десять раз сократили. В целом страны Балтии в 2022 году увеличили торговлю с Россией, потому что идут сверхприбыли. Несмотря на всю их риторику.

– Я понимаю, что танкер, который где-то что-то переливает, отследить, наверное, трудно. Но как их собственные таможни не видят эти товарные потоки?

– Поэтому я и говорю вам про ту же Эстонию. Если я нашел, что они продают в Россию полупроводники, то они, которые постоянно говорят, как у них всё прозрачно, могли сделать это раньше. Видимо, нет желания это пресекать.

Протест против торговли с Россией в Бельгии
Протест против торговли с Россией в Бельгии

– Если все станут послушно следовать санкциям и от торговли с Россией откажутся, продавцы много потеряют?

– В целом для Европы и вообще для мира чем раньше кончится российская агрессия, тем выгоднее. Все прибыли, которые они получают, фактически помогая России, меньше, чем глобальный урон, который несет тот же Евросоюз. Я опять могу сравнить это с наркоторговлей: глобально общество от нее проигрывает, но отдельные торговцы получают гигантские выгоды.

– А контроль наладить – это большие издержки?

– Тут главное – политическая воля. Вот у меня есть моя зарплата профессора, она не очень высокая, но я могу этим заниматься. Есть другие люди, которые этим занимаются за свои деньги. А политики готовы заниматься этим? Они готовы страдать от угроз?

– Вы, насколько я понимаю, от этого реально страдаете, потому что на вашу супругу напали на улице со словами "держись подальше от России".

– Да, потому что мы наступаем на ногу людям, получающим многомиллионные прибыли. Конечно, они недовольны.

"Не хватает политической воли"

– Можете ли вы на основании исследований привести пример санкций, которые не удалось обойти?

– Мне трудно здесь что-то сказать. Может быть, не удалось купить одни полупроводники, но купили другие. Это неправильный подход. Правильно было бы сказать: может ли Россия глобально обходить санкции? Да, может. Принял ли Евросоюз какие-то серьезные меры, чтобы этому помешать? Нет, не принял. Россия приложила гигантские усилия, а Запад ничего не сделал, чтобы этому помешать. И все исследования ведут только какие-то отдельные энтузиасты – ученые и журналисты.

– Разговоры о теневом флоте, о танкерах, с которых где-то переливают нефть, начались даже раньше, чем вступили в силу санкции, связанные с нефтью. Может быть, пресечь это невозможно просто технически?

– Нет, просто не хватает политической воли. И за то время, пока никто ничего не контролировал, Россия успела коррумпировать очень много политиков в Евросоюзе. Мы же видим постоянные разброд и шатание по поводу приема очередных пакетов санкций.

– Но мы видим, что какие-то санкции точно работают. Например, запчасти для самолетов из стран-производителей не поступают, авиакомпаниям приходится "каннибализировать" те самолеты, которые раньше летали.

– Это работает, вы правы. Но работает это потому, что для авиазапчастей действует своя система контроля. Каждая деталь – номерная. Поэтому эти санкции выстояли. У чипов нет такой системы, ее надо выстраивать, но желания такого ни у кого нет.

– Как вы представляете себе это выстраивание?

– Вы ставите Windows – вам предлагают свою копию зарегистрировать. Можно было бы точно так же делать с чипами: купил его, ставишь куда-то, и система проверяет, куда именно он поставлен. Это только один из вариантов. Но главное, что уменьшение числа самолетов, летающих в России, никак не влияет на способность России продолжать войну. Это влияет только на возможность россиян путешествовать.

Пластиковые карточки аннулировать – это тоже было очень просто и быстро. Только войну это не останавливает. Скорее, наоборот: мешает людям уезжать из страны, а оппозиции – получать донаты. Эти санкции отлично работают, но для целей, ради которых их вводили, они скорее вредны.

– Чипы и нефть – это самые легкообходимые санкции?

– Это просто то, чем я занимался. Меня интересовали нефть и газ как основной источник доходов российского бюджета. И чипы – потому что их закупки связаны с производством оружия. Всё остальное в России могут заместить, а чипы – нет. В России производство чипов – практически ноль.

– Завод "Микрон" в Зеленограде выпускает какие-то чипы.

– Какие-то чипы есть, но это явно не замена импорту. Чтоб вы понимали: в марте и апреле 2022 года, сразу после начала действия санкций, импорт чипов в России сократился в шесть раз. То есть санкции сразу заработали, традиционные поставщики прекратили продажи. Но Россия очень быстро нашла, как потоки перенастроить. В мае импорт чипов восстановился, а во втором полугодии 2022-го был на 66% больше, чем за такой же период в 2021-м.

Правильно ли я понимаю, что в основном обходы санкций основаны на коррупции?

– Можно сказать и так. Но я бы выразился иначе: на желании заработать сверхприбыли. Как только что-то становится нелегальным, появляется возможность на этом заработать, продавая втридорога.

– Надолго ли хватит ресурсов у России, чтобы переплачивать за "санкционку"?

– В этом году ситуация уже хуже, чем в прошлом, потому что цена на нефть упала, а вместе с ней и выручка от продажи нефти. Но Россия девальвировала рубль, увеличив свои рублевые доходы.

– Только чипы не за рубли надо покупать.

– В долларах это суммы небольшие. Мы говорим не о миллиардах долларов, в лучшем случае – о нескольких сотнях миллионов в месяц.

Антивоенная акция в Москве в день начала масштабного вторжения России в Украину
Антивоенная акция в Москве в день начала масштабного вторжения России в Украину

– Получается, что возможность обойти санкции на нефть помогает обходить санкции на импорт?

– Еще раз: главное тут – политическая воля. У России была мощная политическая воля, чтобы обойти санкции. Иначе она не могла бы продолжать войну. Политическая воля – намного более сложная штука, чем кажется. Путину удалось как-то сплотить вокруг себя элиты, внушить им мысль, что войну надо как-то продолжать и выигрывать. Поэтому куча компаний в России принялась в этом ему помогать, куча ресурсов на это была потрачена.

– Запад своими санкциями помог элитам сплотиться?

– Не надо перекладывать всё на Запад, но ситуация, когда в санкции есть вход, а выхода нет, действительно этому способствует. Когда вы всех только вносите в санкционные списки, но не даете возможность выйти из-под санкций, это людей сплачивает. Они начинают понимать, что могут и в России оказаться "врагами", и на Западе. А если Россия победит, считают они, то уж как-нибудь мы и по санкциям договоримся. Так что сработали все эти санкции неправильно. Это лишний раз говорит о том, что всё это было просто политическим популизмом без какого-то просчета, без механизмов контроля.

Если бы Россию лишили доходов от нефти и газа в самом начале войны, у нее просто не было бы времени и ресурсов, чтобы перестроить экономику. Экономика России, конечно, частично готовилась к войне, но она не была готова к настолько глобальным перестройкам. Да, это увеличило бы цену нефти на мировом рынке, она держалась бы какое-то время на уровне 150–200 долларов за баррель. С газом было проще, потому что была уже весна, газа требовалось меньше. И многие экономисты говорили: если бы Запад пошел по такому пути сразу, российская экономика продержалась бы 3–4 месяца.

Вместо этого в марте-апреле 2022 года Евросоюз увеличил закупки нефти, если считать в деньгах. До июня платежи были просто рекордные, поэтому и рубль поднялся до 50 за доллар. Путин понял, что никто не готов создавать России реальные проблемы, и перенаправил потоки на Индию и Китай. И сейчас, даже если Евросоюз захочет принять еще больше санкций, Россия сможет и их обойти. Обрубить полностью нефть и газ уже не получится, на это не согласится Китай. Поэтому доходы от нефти и газа у России будут всегда, их хватит на закупку всего, что нужно для продолжения войны. Просто россияне станут еще беднее.

...

XS
SM
MD
LG