Ссылки для упрощенного доступа

"Избили так, что почти впал в кому". 98-летний ветеран войны скончался после нападения в пансионате


В больнице скончался 98-летний ветеран Великой Отечественной войны Иван Ларионов из Новосибирска. Он был госпитализирован после избиения в пансионате "Ремели" (ООО "Гармония"), сотрудники которого утверждают, что Ларионова избил его сосед. Дочь ветерана уверена, что до предкоматозного состояния столь же пожилой постоялец избить отца не мог. Сиделки пансионата говорят, что Ивана Серапионовича били два санитара, и насилие сотрудники пансионата применяли не только к нему.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

После огласки случившегося Следственный комитет по Новосибирской области объявил, что начал доследственную проверку по статье об оказании некачественных услуг. Но дело следователи возбуждать не торопились и завели его только после смерти ветерана. Причем в деле до сих пор нет подозреваемых – и в ведомстве отказываются комментировать это.

"Уводят силой и запирают в комнате"

– 26 июня ночью мой отец умер. В середине месяца его срочно увезли в реанимацию, потому что сказались последствия избиения – была угроза комы, – говорит дочь ветерана Нина Кувшинова. – Госпитализировали уже из второго пансионата, куда мы его срочно перевезли в конце мая из "Ремели".

В отделение частного пансионата "Ремели" по улице Инская Кувшинова увезла отца в конце марта.

Иван Серапионович Ларионов до пансионата
Иван Серапионович Ларионов до пансионата

– Я надеялась вернуть отца домой через три месяца, когда сама уйду на пенсию. Пять лет назад отец пережил инсульт, и в январе 2023 года ему стало намного хуже, врачи сказали, это последствия инсульта – он стал забывать имена, сильно ухудшилось зрение, появились проблемы с моторикой. Сам он стал недееспособен, оставлять его одного в квартире стало опасно, а я, несмотря на возраст, продолжала работать. Мне нужно было отработать стаж, чтобы нам с отцом хотя бы хватало на продукты, коммуналку и лекарства. Просто уйти с работы одним днем я не могла – на две пенсии с нашим набором болезней не прожить, – говорит Нина, 67-летняя преподавательница медицинского колледжа.

В марте и начале апреля она посещала отца, никаких проблем не возникало, но потом ей запретили встречи под предлогом ковида.

– На тот момент подозрений не было – все же в области ограничения коронавирусные не отменили, постоянно были новости об очередной волне. Единственное – на встречи последние отец почему-то ходил не в новых пижамах, которые я ему купила, а в застиранном комплекте, таком форменном. Но чистенькое, поэтому я не стала выяснять, может, так принято, чтобы все в одном были, – вспоминает Нина. – Накормлен, таблетки все дали, настроение было не очень, но так у него с января. Потом только на входе принимали новые лекарства, продукты такие, из разряда вкусного – питание было включено в стоимость проживания.

29 мая ей с личного номера позвонила сиделка пансионата и попросила срочно забрать отца.

– Я удивилась, потому что она как бы тайком звонила, просила не называть имя. И сказала, что "иначе он тут не выживет", – говорит Нина. – Очень драматично звучит, подумала я. Но на следующее утро приехала. Она еще упомянула про побои, поэтому когда меня отказались впустить, я прорвалась, угрожала вызвать полицию, отталкивала сотрудников, здоровенных.

Состояние отца Нину шокировало: на теле Ивана Серапионовича она увидела множество синяков, ветеран сильно похудел.

– Он был заросший и очень грязный. Сначала ничего не говорил, но вид был напуганный. На мои вопросы об избиении – кивал. Я тут же перевезла отца в другой частный пансионат, там дороже, но было уже не до подсчетов – потянем или нет, – говорит дочь ветерана. – Через полторы недели состояние отца серьезно ухудшилось, он почти впал в кому. Увезли в больницу, там подтвердили, что это последствия избиения – стресс, на фоне этого – сердце, ишемия.

Иван Серапионович Ларионов до пансионата и после (справа)
Иван Серапионович Ларионов до пансионата и после (справа)

Заявление в полицию и Следственный комитет Кувшинова подавала на той же неделе, когда увезла отца в новый пансионат, где в каждой комнате установлены камеры наблюдения. После резонанса в СМИ СК объявил о доследственной проверке по статье об оказании некачественных услуг. Но до сих пор в деле нет подозреваемых.

– Я сначала успокоилась. Но оказалось, речь только о проверке. И по какой статье?! Не побои, не оставление в опасности, а "некачественные услуги"! – возмущается Нина.

Информацию редакции подтвердили в Следственном комитете по области, отметив, что не могут сообщить, появятся ли в итоге в деле конкретные подозреваемые.

Избитый в пансионате Новосибирска ветеран ВОВ Иван Ларионов
Избитый в пансионате Новосибирска ветеран ВОВ Иван Ларионов

– Две сиделки пансионата мне лично сказали, что отца избили двое молодых сотрудников, они выполняют функции санитаров. Отец подтвердил, что его били, но подробности он в силу состояния не мог рассказать. Директор пансионата Елена стала оправдываться, мол, ветерана бил палкой его пожилой сосед по палате, у которого были приступы немотивированной агрессии. А этому соседу почти столько же, сколько отцу: дунешь – упадет, еле ходит с палочкой, ему даже садиться помогают, – говорит Кувшинова. – Конечно, я не поверила.

Управляющая пансионатом Елена разговаривать с редакцией отказалась, по телефону пресс-службы "Ремели" ответил Руслан Серазетдинов.

– Я знаю об этом случае. Иван Серапионович получил гематому и одну-две ссадины, которые тут же были обработаны. Он нервировал соседей тем, что по ночам вставал и ходил, а так как видел плохо – ходил по стенам, на ощупь, и шумел. Его обидчика сразу перевели в другую комнату, а потом попросили родственников забрать его. После этого Иван Серапионович еще примерно полмесяца находился в пансионате, жалоб от его дочери мы не получали, – заявил Серазетдинов. – В рамках компании есть протоколы, по которым постояльцам оказывается уход. С 2014 года более 10 тысяч постояльцев прошли лечение и получили уход в пансионатах компании. Сомневаюсь, что травмы отца Нины могли нанести наши сотрудники.

Одна из недавно уволившихся работниц пансионата рассказала, что предположения Нины о том, что ее отца били сотрудники пансионата, а не его постояльцы, верна.

– Его действительно после побоев держали в "Ремели" две недели почти – потому что дочь не знала, что случилось. Они даже скорую не вызвали. Конечно, потому что те вызвали бы полицию! – говорит бывшая сотрудница пансионата (имя онапросила не указывать). – Они не следят за постояльцами, а если те отказываются уходить в комнату или жалуются на еду – уводят силой и запирают в комнате. Могут и поколотить, если человек упирается. А вот если отказывается есть – заставлять не будут, остается голодным. Персонала так мало, что следить за чистотой каждого просто невозможно – я как-то вернулась после выходных: пациентка, извините, в своих же экскрементах просидела до понедельника. Иногда плохо ходящие старики выползали в коридор, назад сами вернуться не могли – ночевали на полу. Я не смогла за этим адом наблюдать, уволилась через два месяца.

Другая экс-сотрудница новосибирского пансионата, Диана Ажбакова, подтверждает сильную текучку кадров в "Ремели".

– В должности сиделки меня хватило на двое суток – такие ужасные условия, что на третий день ушла. Директор предложила должность повара, но и на кухне я долго не продержалась, потому что в неделю управляющая выдавала мне 8 тысяч рублей – на эти деньги предлагалось прокормить 50 человек! Я булочки "выбила" один раз только, экономили даже на приправах – меня ругали за то, что много клала, пытаясь перебить отсутствие мяса, – говорит Диана. – Просроченные блюда мне запрещали выкидывать – их сваливали в общий котел и, по их словам, потом отдавали "дементным, которым все равно, что есть". Позже оказалось, что норма на неделю была более-менее сносная – 20 тысяч рублей.

"Сеть европейского класса"

По словам Кувшиновой, даже спустя полмесяца после избиения отца врач из частной клиники зафиксировал синяки, ушибы и гематомы по телу отца, но в судмедэкспертизе, направление на которую она получила в районном отделе полиции, освидетельствовать ветерана отказались.

– Заявили, что "он же живой и руки не сломаны". А они якобы освидетельствуют, только если есть переломы. Я не успела добиться судмедэкспертизы – отцу стало хуже (врач подтвердил, что из-за нервов и пережитого избиения). Его госпитализировали в медсанчасть №25 в ступоре, почти в коме: отец перестал реагировать на людей, почти не ел. Врачи поместили его в реанимацию, обещали кормить через зонд, но он не выжил, – плачет Нина.

Кувшинова говорит, что ни за что бы не отправила отца в пансионат, если бы знала о настоящих условиях в нем.

Удостоверение ветерана ВОВ Ивана Ларионова
Удостоверение ветерана ВОВ Ивана Ларионова

– Корю себя, что не искала отзывы по другим городам, искала только в Новосибирске – и как-то все поисковики выдавали частный дом престарелых "Ремели" на улице Инской. Я почитала отзывы – хорошие все. Поговорила с директором Еленой – она была очень убедительна, кроме базового ухода обещала пятиразовое питание, аниматоров, творческие вечера и мастер-классы. "Как на курорте европейского класса"! – цитирует Кувшинова. – А в итоге они вот так поступили с безответным стариком, ветераном. Отец добровольцем отправился на фронт в 16 лет, получил множество боевых наград, в том числе медаль за Висло-Одерскую операцию в 1945 году. После выучился на слесаря, всю жизнь проработал на авиационном заводе имени Чкалова, получил звание ветерана труда и почетного жителя Дзержинского района. И вот такая смерть.

По словам Кувшиновой, ей не показалось странным, что название на вывеске пансионата и на сайте – "Ремели", а договор она заключала с ООО "Гармония".

На новосибирском сайте "Ремели" обещают "штат из работников с медицинским образованием, которые строго следят за приёмами медикаментов, делают уколы, ставят капельницы, проводят оздоровительные процедуры"
На новосибирском сайте "Ремели" обещают "штат из работников с медицинским образованием, которые строго следят за приёмами медикаментов, делают уколы, ставят капельницы, проводят оздоровительные процедуры"

– Директор объяснила, что это обычное дело, так как пансионат – дочерняя организация, – вспоминает Нина. – Я заплатила больше 62 тысяч сразу за все три месяца вперед, потом закончилась бы сессия, самое напряженное время в колледже, и я бы отца забрала.

Позже она выяснила, что сеть открывала пансионаты сразу в девяти городах: Кемерове, Новокузнецке, Яровом, Новосибирске, Красноярске, Омске, Тюмени, Барнауле и Томске. И там отзывы уже другие, особенно в Тюмени, где родные постояльцев добились закрытия филиала.

– В этом же "Ремели" в Тюмени меньше месяца пробыла моя старшая сестра. Ей 53 года, год назад она стала стремительно терять память, жила с мужем и младшим сыном в Тюмени, произошел пожар, и она еще и дымом надышалась. Какое-то время сестра лежала в больнице, но после выписывать ее было некуда. Сначала надо было сделать в доме ремонт. Думала даже везти ее к себе, в другой регион, но потом решили с ее семьей, что на время ремонта надо поместить в хорошее место в Тюмени, – вспоминает Анжелика Кабисова.

Через неделю, когда Анжелика попросила показать сестру по видео, ей заявили, что она подралась с соседкой по палате и та ударила ее пультом.

– Когда стали настаивать на фото или видео (приехать я быстро не могла), они сказали, что сестра еще и в душе якобы упала. Тут мы уже не выдержали – забрали ее, у сестры разбитое лицо. Связались с родными соседки, у которой тоже синяки были – написали в итоге коллективное письмо в прокуратуру. Позже оказалось, что еще несколько постояльцев с травмами и в синяках. И дело явно было не в местечковых конфликтах с другими такими же "божьими одуванами" – их били здоровые люди, то есть сотрудники, – говорит Анжелика.

Прокуратура Тюменской области в итоге закрыла пансионат "из-за нарушения санитарно-эпидемиологических требований".

– Нашим заявлениям о побоях ходу не дали, по ним дела не открыли. И как я сейчас понимаю, филиалы в других городах проверять никто не стал. Поэтому получили еще несколько пострадавших и смертей. Вот такое отношение к старикам в стране и у частников, и у госслужб, – говорит Анжелика.

В тюменской прокуратуре на запрос редакции о том, почему результаты проверки не передали в ведомства других регионов, прислали релиз о закрытии тюменского пансионата "Гармония", где "на момент проверки проживало 40 лежачих и маломобильных человек".

...

XS
SM
MD
LG