Ссылки для упрощенного доступа

"Кто не уехал, уже сидит". К родным экс-активистов Навального пришли


Четыре независимых депутата горсовета Новосибирска – Светлана Каверзина, Антон Картавин, Хельга Пирогова и Сергей Бойко
Четыре независимых депутата горсовета Новосибирска – Светлана Каверзина, Антон Картавин, Хельга Пирогова и Сергей Бойко

У родных экс-сотрудников или бывших волонтеров штаба Навального в разных городах Сибири прошли обыски. В ходе "следственных действий" полицейские Новосибирска и Красноярска выбивали окна и изымали вещи даже у лежачих инвалидов. Подробности – читайте в материале Сибирь.Реалии.

"Вынесли окна"

18 мая в Красноярске сотрудники Следственного комитета выломали окна в квартире экс-сотрудницы местного штаба Навального Натальи Петеримовой.

Наталья Петеримова, Красноярск
Наталья Петеримова, Красноярск

– Они сначала вызвали с работы мою маму. Потребовали, чтобы она открыла им мою квартиру. При этом они знали, что я уже не в России нахожусь. Что именно им нужно и в рамках какого дела – они отказались ей сообщить. Конечно, она отказалась. Тогда они на ее глазах вынесли окна у меня в квартире. После закрыли окна шторами и несколько часов неизвестно что делали в квартире. Был еще ряд серьезных нарушений процедуры – например, понятые вышли из квартиры раньше, и часть времени следователи обыскивали мой дом без какого-либо надзора, – говорит Петеримова.

Взлом квартиры Петеримовой, Красноярск
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:58 0:00

На вопросы ее мамы, по какому именно обвинению проводится обыск, следователи отвечать отказались.

– Тогда мама созвонилась со мной. И с маминого телефона уже я задала им те же вопросы. Но даже мне они отказались ответить, по какому обвинению взломали мой дом. Повторяли только, что точно заведено уголовное дело, и я по нему прохожу подозреваемой. У меня два предположения – в рамках преследования навальнистов по обвинению в создании экстремистской организации, либо за антивоенные посты, какую-нибудь статью о военных фейках вменят. Я с первого дня войны своего отношения к ней не скрываю, постоянно писала в телеграме и других соцсетях, что против, что война должна быть закончена, – рассказала Наталья.

Позже Петеримовой объявили, что на нее заведено уголовное дело по статье о публичном распространении под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации о ВС РФ (ст. 207.3 УК РФ). Основания для возбуждения дела Петеримовой и ее адвокату до сих пор неизвестны. Сама Наталья предполагает, что преследование продолжается из-за ее антивоенных постов в соцсетях.

Еще в конце сентября прошлого года Петеримову задержали, обвинив в распространении экстремистских материалов из-за фотографий в инстаграме с красным восклицательным знаком, который использовали в Фонде борьбы с коррупцией, и буквой Н на черном фоне. В соцсетях тогда шутили на тему "буквы, которую нельзя называть". В ноябе суд Красноярска оправдал Петеримову.

Сейчас активистка считает, что "попала под уголовное дело" в рамках общей госкампании по военной цензуре.

– Да, кто не уехал, тот уже сидит. И они прекрасно знают, что я уехала. Но, видимо, чтобы точно не вернулась и точно не возвращались все остальные уехавшие, они начинают прессовать наших родных. Мама до сих пор в ужасном состоянии после этих "следственных действий", – говорит Наталья.

"День открытых дверей"

Независимый депутат горсовета Новосибирска и экс-координатор местного штаба Навального Сергей Бойко
Независимый депутат горсовета Новосибирска и экс-координатор местного штаба Навального Сергей Бойко

Через два дня, 20 мая, обыски прошли у близких еще двоих экс-навальнистов из Новосибирска – у тещи и брата независимого депутата горсовета и экс-координатора местного штаба Навального Сергея Бойко и у родителей волонтера штаба Полины Голобоковой. Они еще в прошлом году уехали из России. Кроме того, с обыском пришли в дома двух не уехавших активистов – в квартиру независимого депутата горсовета Антона Картавина и экс-сотрудницы новосибирского штаба Навального и помощницы депутата Бойко Елены Носковец.

По словам коллеги Бойко и Картавина независимого депутата Хельги Пироговой, во всех случаях речь идет об обвинении по статье об участии в работе экстремистского сообщества за "связи с проектом Фонд по борьбе с коррупцией Навального".

Хельга Пирогова
Хельга Пирогова

– Исключительная мера устрашения через близких активистов. В череде новых дел о дискредитации это выглядит абсолютно неприкрытой попыткой давления, – прокомментировала Пирогова.

По словам жены Сергея Бойко Кристины, полиция обыскала их пустую квартиру, в которой они с мужем не живут более полугода.

– Поживиться там было уже нечем, так как еще на обыске в 2019 году оттуда все, что можно было, изъяли. Так что забрали только какие-то документы – ну, что-то же надо было, – рассказала Бойко. – Еще у моей мамы, тещи Сергея, прошел обыск. Мы очень волновались, потому что, когда ее увезли на допрос, с ней с самого утра не было связи. Адвоката к ней не пустили. Об обыске я узнала от слабовидящей девушки-инвалида, которая живет у мамы. Ее также обыскали и изъяли у нее всю личную технику. Мы с Сергеем с осени не живем в России. И вот уже несколько месяцев мама видит внука только по зуму.

Сам депутат уверен, что обыски у тещи связаны с его профессиональной деятельностью, о которой ей мало что известно. При этом следователи забрали у нее документы, необходимые для ее работы с детьми, у которых диагностирован синдром дефицита внимания и аутизм.

– Через несколько часов мама нашлась. Плачет, не может понять, как ей теперь работать. Полицейские забрали у нее все бумаги по работе с детьми – она специалист по детям с СДВГ и аутизмом. Забрали всю технику, ключи от нашей квартиры и квартиры бабушки – мы не понимаем, они и туда потом пойдут грабить? Забрали у мамы и 4000 рублей, – рассказала Кристина.

По словам Бойко, в тот же день обыски прошли у его брата и у родителей бывшей коллеги Полины Голобоковой.

"Она тоже с осени не живет в РФ. Эти люди ни в чем не виноваты, кроме как в том, что они родственники "экстремистов" – людей, которые против Путина и его коррупционного режима", – пишет Бойко.

У родителей Голобоковой обыск также проходил в рамках дела о создании экстремистской организации, в котором обвиняют Алексея Навального и его сторонников.

– Он проходил на основании постановления от 14 октября 2021 года. Следователи искали "предметы, документы и электронные носители информации, подтверждающие причастность к деятельности экстремистского сообщества, денежные средства, денежные средства, предназначенные для финансирования экстремистской деятельности", – рассказывает Полина Голобокова и цитирует диалог своего отца со следователем. – Папа: "Так они уехали из страны". Следователь: "Мы знаем". – "А почему тогда пришли?" – "Надо поискать оружие, вдруг уехали и оставили. Есть какие-либо флешки или носители?" – "Так вы все еще тогда [в прошлый обыск] изъяли. Все? Вы больше не придете?" Молчание…

Независимый депутат горсовета Новосибирска Антон Картавин, который также был допрошен 20 мая, пока находится по делу об экстремизме из-за "связи с ФБК" в статусе свидетеля.

Антон Картавин
Антон Картавин

– Да, тоже прошел день открытых дверей. Я лично 18 мая открыл свою квартиру в 6.50 утра. Проснулся, когда услышал, что кто-то непонятным образом скребется в дверь моей квартиры. Пошел посмотреть, а там целый отряд мальчиков-бойцов. Повезло, что я проснулся сам – если сразу не открываешь, они же начинают ломать дверь и через полчаса уже вваливаются к тебе сами. "Сегодня же день пионерии! – вспомнил я, открывая. – И они с самого утра отмечают", – иронизирует Картавин. – Я знаю, что обычно они кладут лицом в пол, но меня поставили лицом к стене, потом, правда, извинились и даже показали постановление об обыске. Но сделали это максимально странно: сотрудник справа продолжал требовать стоять лицом в стену, слева – прочитал постановление.

Из "полезного" – обыск помогает находить потерянные вещи: я думал у меня пять флешек, они нашли шестую. Обыск длился 2 часа, последующий допрос – 5 часов, вышел от них уже вечером. В общем, не рекомендую, – смеется Картавин. – Очевидно, что эта серия обысков не имела никакого смысла в рамках предъявленного обвинения. Часть допрошенных не то что вне политики и не публичные персоны, они вообще никакого отношения к проектам Навального не имели. То есть активисты уже закончились, они [полицейские] взялись за рядовых граждан.

Хельга Пирогова слова коллеги подтвердила, отметив, что, по ее данным, список людей, которых обыскали и допросили в Новосибирске по делу "об экстремизме" проектов Навального, намного шире, чем озвучивается.

– Просто многие из них люди не публичные совершенно, не хотят огласки, поэтому о них не известно широко. Слава Богу, адвокатов всем удалось найти, – заключила депутат. – Можно констатировать, что официально наступило время, когда с обыском могут прийти буквально к любому. Никто не застрахован. И фраза "Товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка" – ее следует вспомнить всем, кто защищает действующий режим, – говорит Пирогова.

...

XS
SM
MD
LG