Ссылки для упрощенного доступа

"Добрые, странные, непонятные". Первый фестиваль сибирского короткометражного кино


Показ программы фестиваля сибирского короткометражного кино в Петербурге
Показ программы фестиваля сибирского короткометражного кино в Петербурге

Первый фестиваль сибирского короткометражного кино проводит журнал "Мастера Сибири", пишущий о современном искусстве за Уралом. Фильмы конкурсной программы показали сначала в Петербурге, а потом в сибирских городах. Картины, снятые по канонам традиционного кино, чередуются в ней с киноавангардом. Одна из центральных тем фильмов – поиск идентичности. Корреспондент Сибирь.Реалии посмотрел игровые и документальные короткометражки и поговорил с их авторами в частности, о том, есть ли в Сибири своё кино. В ближайшие выходные, 25 и 26 ноября, финальные показы пройдут в Красноярске.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

"Ваша жизнь экономически невыгодна"

На экране – звёздное небо, слабо освещенное жилище. Фигуры обитателей почти скрыты темнотой. И резкий переход к дневным съёмкам – заснеженная тундра. Такая ослепительно белая, что очертания оленьих упряжек в этой белизне едва угадываются.

Это первые кадры документальной короткометражки "Белая земля", удостоенной на нынешнем фестивале спецприза журнала "Сеанс". Монолог оленевода, живущего в отдалённом селе Найбау моря Лаптевых. Снял фильм якутский режиссёр Айаал Адамов – выпускник мастерской Александра Сокурова. Это скорее кинопоэзия, нежели публицистика, тем не менее фильм можно рассматривать и как высказывание о проблемах малых коренных народов Сибири.

Кадр из фильма "Белая земля", режиссер Айаал Адамов
Кадр из фильма "Белая земля", режиссер Айаал Адамов

"Вот кто мы? Эвенки, или эвены, или вообще якуты? Разговариваем на якутском языке, имена и фамилии русские. Название всех рек, мест – на эвенском. Раньше, при СССР, нас, не разбираясь, мужчин записывали эвенами, а женщин эвенкийками. Но это же разные национальности. Вот так всё и перепуталось, – говорит оленевод в этом фильме. –…В нашем посёлке живёт 200 человек. Нам говорят, что ваша жизнь здесь экономически невыгодна… Большинство уедет отсюда. Их можно понять. С каждым годом нас всё меньше и меньше… Мы всю жизнь отдали оленеводству, которое исчезает. А что останется? Как будто нас и не было никогда. Как будто это был сон".

Кадр из фильма "Маринад", режиссёр Василий Слепцов
Кадр из фильма "Маринад", режиссёр Василий Слепцов

Из 270 заявок для конкурсной программы отобрали 15 фильмов. Три из них – якутские. В последние годы не только в России, но и за рубежом заговорили о феномене якутского кино. Как показал нынешний фестиваль, в Якутии умеют снимать не только полный метр, но и короткометражки. Вторая работа из Якутии в конкурсной программе фестиваля – "Маринад" режиссёра Василия Слепцова. Это история про владельца небольшого кафе. Тяжело больна его мать. Главный герой находит деньги на лечение, но теперь его бизнес, доставшийся от отца, на грани разорения. Главный герой когда-то сам стоял здесь у плиты, небольшой коллектив для него – как семья. Потерять кафе – значит потерять часть себя. "Оберег" Петра Николаева – про современного маньяка, очередной жертвой которого оказывается его дочь. Он не видел её много лет и понимает, кого именно лишил жизни, обнаружив в сумочке убитой оберег.

Кадр из фильма "Оберег", режиссёр Петр Николаев
Кадр из фильма "Оберег", режиссёр Петр Николаев

Главный редактор "Мастеров Сибири" и член отборочной комиссии Сергей Мезенов рассказывает, что в Якутии сложилось кинематографическое сообщество: все помогают всем.

– Режиссёр фильма "Маринад" играет главную мужскую роль в фильме "Оберег". То есть среда якутского кино не очень большая, и люди, которые в неё вовлечены, проходят большой путь, участвуют в съёмках в самых разных качествах. Кто-то хлопушку держит, кто-то микрофон, кто-то свет ставит. Они постоянно в этом варятся. Я не эксперт по якутскому кино, но, мне кажется, важную роль в их художественной самобытности играет близость сегодняшней якутской культуры с традиционной – эпосом, песнями, сказками. Многие якутские фильмы к этому обращаются. Либо прямо экранизируют якутские сюжеты, передающиеся из поколения в поколение, либо используют какие-то нарративные приёмы, характерные для традиционной якутской культуры. История рассказывается как сказка на ночь. Есть такой мрачноватый особый дух, – объясняет Сергей.

"Под вечным синим небом" – фильм иркутского режиссёра Елены Емельяновой, которая в кинематографе уже пятнадцать лет. Работала на студии "БурятКино" в команде кинорежиссёра Баира Дышенова, снявшего фильм "Улыбка Будды", который получил "Хрустального медведя" на Берлинале. Пять лет назад Елена Емельянова поступила на высшие курсы сценаристов и режиссеров в мастерскую Павла Лунгина и Ирины Волковой.

Кадр из фильма "Под вечным синим небом", режиссёр Елена Емельянова
Кадр из фильма "Под вечным синим небом", режиссёр Елена Емельянова

"Под вечным синим небом" – вторая короткометражка, которую она сделала как режиссёр, и дипломный проект в рамках обучения. За основу взят рассказ бурятского литератора Намжила Нимбуева.

– Это вполне ясный рассказ о женщине – в рассказе её называют "старуха Демид". Во время Великой Отечественной войны муж уходит на фронт, дети погибают от бытовых причин. Демид остаётся одна. Начинает слышать голоса детей. Отправляет собаку за мужем, которого давно нет. В деревне её считают полоумной. Сценарий написала я. Это не экранизация рассказа. У меня не было задачи показать сумасшедшую. Внутренний мир Демид – это, как я для себя формулирую, некое состояние, сродни шаманскому. Раз – и шаман перешел черту, и он уже там. Через какое-то время он возвращается сюда, в этот мир. И вот Демид – она такая же. Она как будто на границе миров – и здесь, и там. И какой из этих миров реальнее, какой делает её счастливее и даёт ей возможность жить – это большой вопрос, – рассказала Елена Сибирь.Реалии.

Её фильм – это вневременная история; реальность сна, фантазии, воспоминаний. Съёмки проходили в Иволгинском районе республики Бурятия – в 40 километрах от Улан-Удэ. В роли пожилой Демид – Саяна Цыдыпова, молодую Демид сыграла Арюна Цыденова. Обе – выпускницы Щукинского училища, которые работают в Бурятском драмтеатре.

Кадр из фильма "Под вечным синим небом", режиссёр Елена Емельянова
Кадр из фильма "Под вечным синим небом", режиссёр Елена Емельянова

Мужа главной героини сыграл непрофессиональный актёр – послушник дацана и будущий лама Руслан Сантуев.

"Под вечным синим небом" получил главный приз фестиваля сибирского короткометражного кино – грант 200 тыс. рублей на постановку следующего фильма. Эта короткометражка, кроме того, удостоена Гран-при иркутского кинофестиваля "Человек и природа", также получив грант 300 тыс. рублей. Елена Емельянова планирует снимать полнометражное кино. Подробностями делиться не готова, но говорит, что он будет про современность, а съемки пройдут тоже в Сибири.

– Это, конечно, маленькая сумма, если речь идёт о полном метре. И это вопрос не моих претензий, а экономических реалий. Грантовых денег хватит на то, чтобы подобрать нужную технику, актёров, снять несколько ключевых сцен и тизер – своего рода визитную карточку будущего фильма, – объясняет Елена. – Так как новый фильм затрагивает сегодняшние проблемы, рассчитывать на государственное финансирование не приходится. Вся надежда на спонсоров, которые с государством не связаны.

Ещё одна проблема сибирского кино – дистрибуция.

– Мы показали "Под вечным синим небом" в Бангладеш, в Румынии, в Италии. А в России не можем. Хотела показать в Улан-Удэ, но в кинотеатр предложишь – там надо заплатить деньги, которых у нас нет. И когда узнала, что будет фестиваль сибирского короткометражного кино, фильмы которого покажут на сибирских площадках, я решила подать заявку, – говорит Емельянова.

"То, из чего я состою"

Фильм "26-й кольцевой" Дарьи Одышевой из Томска – эдакий киноколлаж, нелинейное повествование, которое обращается непосредственно к подсознанию зрителей. Семейная видеохроника, смонтированная со съёмками ночного промерзшего Томска. Врезающиеся в память образы – кадр, сделанный в пустом салоне маршрутки, несущейся по темному зимнему городу, и поставленные в финале встык развесёлый пляшущий, видимо, на свадьбе парень и одиноко курящая на балконе девушка. Возможно, отвергнутая. Может быть, просто вспоминающая о том, что ушло и не вернётся. Режиссёр не даёт зрителям никаких подсказок. В Томске действительно есть 26-я маршрутка, которая проходит как раз в том районе, где живёт Дарья, но фильм всё-таки не об этом. Фрагменты, осколки жизни, собранные вместе, рождают ощущение светлой грусти.

Кадр из фильма "26-й кольцевой", режиссер Дарья Одышева
Кадр из фильма "26-й кольцевой", режиссер Дарья Одышева

– Это про чувства. Я против того, чтобы эту работу пытались объяснить логически. В фильме нет ничего сложного. Там есть мотив цикличности жизни, мотив любви и мотив холодной сибирской зимы, когда хочется лечь и умереть. Я начала делать этот фильм в середине 2022 года, когда мне самой было очень плохо, в том числе из-за происходящего в стране. Фильм про то, что, когда тебе хреново, надо вспомнить, как когда-то было хорошо, и снова начать видеть жизнь вокруг, – объясняет Дарья.

Свою двадцатиминутную короткометражку, отмеченную на фестивале специальным призом книжного магазина "Порядок слов", специализирующегося на литературе об искусстве, Дарья монтировала год, отсмотрев десятки часов видеохроники, которой поделились друзья и родственники.

– Я хотела создать мир, в котором мне, а может быть, и зрителям, захочется остаться. Нельзя монтировать хронику просто событийно. Смотришь десять часов – ничего, на одиннадцатый видишь кадр, который монтируется с другим. Кадр, в котором есть какое-то сверхощущение, дополнительный смысл, который, может быть, прочтётся и зрителем, – рассказывает Дарья.

Режиссер Дарья Одышева
Режиссер Дарья Одышева

Она учится на третьем курсе ВГИКа на отделении неигрового кино. Мастер курса – режиссёр Алексей Учитель. Выбрала именно документальное кино, потому что оно сейчас на подъёме, к тому же документалисту проще найти деньги на съёмки и у него, по словам Дарьи, меньше проблем с цензурой.

Первые кинематографические опыты Дарья Одышева сделала ещё в Томске, где, учась в старших классах, посещала киношколу Николая Коновалова. Говорит, сейчас во ВГИКе учатся ещё шесть томичей, посещавших эту школу. Но в Сибири, за исключением Якутии, на ее взгляд, пока не сложилось кинематографических сообществ.

– У меня есть прекрасная голубая мечта: лет через десять сибирское кино превратится во что-то самостоятельное. Во ВГИКе учится много людей из разных мест, из таких городов, о которых я прежде даже не слышала, но это не находит никакого отражения в их работах. Все стараются снимать о чём-то одном и в какой-то одной стилистике. Когда я уехала в Москву, поняла, что очень люблю свой город, хочу работать только дома и рассказывать о Томске как об особом месте, – говорит Дарья Одышева.

Игровой фильм "Я дома" – про Новосибирск, точнее, про новосибирский Академгородок. Режиссёр и соавтор сценария Женя Третьяков учится в Санкт-Петербургском государственном институте кино и телевидения. Главный герой фильма Макс, которого играет профессиональный новосибирский актёр Степан Белозёров, рассказывает зрителям о себе. В начале фильма на экране слайды – виды Академгородка советских времён. "То, из чего я состою", – комментирует Макс. Это молодой парень, который недавно окончил вуз, временно работает в фастфуд-кафе и по вечерам играет с друзьями в баскетбол. Каждый день похож на предыдущий.

Кадр из фильма "Я дома", режиссер Женя Третьяков
Кадр из фильма "Я дома", режиссер Женя Третьяков

Уютный бесконфликтный мир, где герою скучно. Он решает уехать, и в этот момент привычная жизнь даёт сбой. Макс просыпает на работу, чуть не попадает под машину, на него наезжают "братки", перепутав с кем-то другим, и вдобавок мошенники снимают все деньги с кредитной карты. "Я дома" – фраза, которую Макс говорит по телефону матери, интересующейся, где он сейчас. В этот момент Макс сидит на берегу Обского моря и совсем непонятно, как он будет выпутываться и куда пойдёт дальше.

Режиссёр вырос в Новосибирске и Академгородок, где у него много друзей, хорошо знает.

– Мне хотелось сделать Академгородок живым пространством, одним из героев фильма. Многие сибиряки выбирают: остаться им или уехать. И оставшиеся, и уехавшие переживают по поводу принятого решения. Переживания в голове героя фильма материализовались, преобразились в странных людей, которые неожиданно решили дать ему по тыкве, – объясняет режиссёр Женя Третьяков. – Когда читаешь сценарий, кажется, что Макс остался, но в фильме сделал открытый финал: непонятно, уехал он или остался.

Теме дома, поисков себя посвящён и проект Третьякова, над которым он работает сейчас. Рассказывает, что его вдохновил как раз фестиваль сибирского короткометражного кино, многие фильмы которого сняты на обычный смартфон или любительскую видеокамеру. Режиссёр опубликовал в соцсетях пост, в котором предложил всем желающим снять свою дорогу домой – последние 500 метров – и выслать ему видео.

– Я подумал, что, не перемещаясь в пространстве, могу сделать фильм про путь домой людей, живущих в самых разных местах. Откликнулось очень много людей со всего света, в том числе из разных частей Сибири. Для меня дом – это самоопределение. Что для каждого дом и путь к нему? Почему мы свой дом любим или не любим? Я написал алгоритм: какие планы участники проекта должны снять, на какие детали обратить внимание, и попросил каждого написать небольшой текст о том, что его связывает с домом. Хочу сложить из этого документальную картину, возможно, добавлю какой-то игровой формат, – говорит режиссёр.

"Улица Свободы" с полицейской будкой

Живущая в Тюмени Дарья Новикова – художница, основательница книжного магазина "Никто не спит", издательница, выпустившая путеводитель по Тюмени "За углом" и фемсборник "Не виновата", соавтор нескольких тюменских арт-проектов. С недавних пор ещё и кинорежиссёр – автор фильма "Улица Свободы", отмеченного жюри фестиваля. На самом деле это – улица Республики.

Кадр из фильма "Улица Свободы", режиссер Дарья Новикова
Кадр из фильма "Улица Свободы", режиссер Дарья Новикова

В названии фильма зафиксировано имя, которое улица могла получить после Февральской революции 1917 года, когда в России переименовывали всё, напоминавшее о прошлом, а у главной улицы Тюмени было совсем уж контрреволюционное название – Царская. Было несколько вариантов, в том числе "Революции" и "Свободы", но назвали в честь только что провозглашённой республики.

Дарья рассказывает, что фильм получился интуитивно, но к исследованию центральной и самой протяженной улицы Тюмени она подступалась давно. Несколько лет назад пыталась делать на эту тему фотопроект.

– Эта улица – больше десяти километров. Хотела показать, насколько она разная. Но через фотографию это не получилось. Отдельные снимки не складывались в общую картину. В прошлом году Молодёжный центр "Эрмитаж" проводил в нашем городе лабораторию "Интерпретации: Тюмень". Отбирали всего десять участников, и я прошла конкурс. Мы исследовали город, придумывали, как его показать с неожиданной стороны. Только одна из участниц принесла видеокамеру. Она снимала всё подряд и давала камеру всем, кто хотел поснимать. В итоге камера оказалась у меня, и я поняла, что хотела бы сделать видеопроект, – объясняет Дарья.

За неделю она пешком прошла с камерой из конца улицы в начало.

– С промзоны к историческому центру. И на каждом отрезке улицы удивительная атмосфера, свой застывший мир. Больше всего я застревала в районе КПД – крупнопанельных домов. Там как будто застыли 80-е, 90-е. Есть старые советские вывески, какие-то барахолки. Очень много такого, за что цепляется глаз. Меня очень сильно привлекало движение ветра, цветовые пятна, какие-то говорящие вывески, активные сюжеты, которых в районе КПД гораздо больше, чем в центре, – рассказывает Дарья.

Кадр из фильма "Улица Свободы", режиссер Дарья Новикова
Кадр из фильма "Улица Свободы", режиссер Дарья Новикова

В двадцатиминутном фильме почти нет слов. В кадре повседневная жизнь, зрители невольно вглядываются в то, на что обычно не обращают внимания. Лица сибиряков, сероватая советская и вычурно-помпезная архитектура нулевых. Попадают в кадр и символы продолжающейся войны. В стык с "зетами" смонтированы визуальные послания пацифистов – бумажный белый голубь в окне, привязанные к скамейке зелёные ленты.

Кадр из фильма "Улица Свободы", Дарья Новикова
Кадр из фильма "Улица Свободы", Дарья Новикова

– Было бы странно не показать этот срез реальности, снимая в 2022 году. Вы правильно заметили, что они идут в стык: есть сторонники и противники. В Тюмени зет-символики не очень много. Недавно была в Сочи: там она на каждом шагу. Для меня это удивительно, потому что даже в Москве и в Питере этого меньше. Большинство людей стараются делать вид, что ничего особенного не происходит, – говорит Дарья Новикова.

Ближе к финалу в кадре мелькает грязное стекло. По пыли написано: "Помойте окно". Фразу можно воспринять как приглашение перенастроить оптику, взглянуть на самих себя другими глазами. Дарья объясняет, что если в этом и есть символизм, то неосознанный.

– Это когда я уже дошла до "Моста влюблённых"– одной из главных тюменских достопримечательностей. Мне показалось ироничным отражение этого моста в грязном окне. А самый финал – это полицейские, проверяющие документы у велосипедиста, и зеркальное окно полицейской будки, в котором я отражаюсь. В том, что окно именно полицейской будки, нет какого-то символизма – дескать, все мы окажемся в тюрьме. Просто мне нужна была какая-то зеркальная поверхность. В том же Екатеринбурге очень много таких поверхностей. Ими обшивают кофе-точки, газетные киоски, сигаретные ларьки. А в Тюмени обратная ситуация: зеркальных поверхностей очень мало. И в будке полиции зеркальное стекло не чтобы отражать окружающее, а чтобы скрыть происходящее внутри, – рассуждает Дарья.

Режиссер Дарья Новикова
Режиссер Дарья Новикова

Она родилась и выросла на Крайнем Севере – в небольшом селе Яр-Сале под Салехардом.

– Мне повезло найти свой город. У меня была возможность посмотреть другие города и понять, что я люблю Тюмень. Мне нравится компактность этого города. Москву не могу обойти за какое-то реальное количество времени, а Тюмень – могу. Тюмень я могу объять и обнять.

На тюменском показе конкурсной программы фильм Дарьи бурно обсуждали.

– Спорили о том, Тюмень – это Урал или Сибирь? Сторонники того, что Сибирь, приводили аргумент: Тюмень не хочет быть Уралом, потому что тогда она будет "под Екатеринбургом", а Тюмень – первый русский город в Сибири – и жаждет самостоятельности. В итоге обе стороны остались при своём мнении, – рассказала Сибирь.Реалии зрительница Таисия Щелканова.

Таисия Щелканова на показах в Тюмени
Таисия Щелканова на показах в Тюмени

Показы проходили в арт-кластере "Контора пароходства". По словам Таисии, которая регулярно приходит сюда на выставки, посмотреть фестивальные фильмы собралось человек 150 – пришлось ставить дополнительные стулья. Пришли в том числе и те, кто на выставки современного искусства, которые здесь проводятся, не ходят. Программа составлена так, что фильмы, близкие к мейнстриму, чередовались с экспериментальными. По словам собеседницы, это облегчало восприятие тем, кто к авангардному кино не привык.

Таисия – преподаватель, год назад переехавшая из Томска в Тюмень.

– У меня было много моментов узнавания, когда я смотрела фильмы, снятые в Томске, Красноярске, Новосибирске, и я этим моментам очень радовалась. Пока на сибирское кино просто обратили взгляд. Может быть, когда-нибудь у сибирских режиссёров сформируется какой-то особый киноязык, но пока об этом рано говорить, – считает она.

Красноярец Александр Пустынский тоже попал в конкурсную программу фестиваля, сняв дебютный фильм – "Вода, земля и провода".

Кадр из фильма "Вода, земля и провода", режиссер Александр Пустынский
Кадр из фильма "Вода, земля и провода", режиссер Александр Пустынский

Александр – музыкант, практикующий электронные импровизации и изобретающий новые акустические инструменты. Его фильм – это серия музыкальных перформансов в красноярских локациях. В кадре – он сам и его инструменты. Фильм сделан с помощью смартфона и рекордера.

– В основном я сочиняю музыку, занимаясь проектированием звука, сидя дома за компьютером. Снимать ролики, монтировать фильм мне несвойственно. Но оказалось, что эта моя работа для людей интереснее, чем всякая другая, – рассказывает Александр.

С видео, впрочем, он работал и раньше – снимал свои импровизации в том числе в неожиданных локациях и выкладывал в инстаграм. Перформансы, из которых состоит фильм, – это музыкальные импровизации, созданные в соавторстве с урбанистической или природной средой. В одном из эпизодов на оставленный в палой листве металлофон слетаются голуби и играют на нём клювами какую-то свою музыку. Александр музицирует на заснеженном берегу Енисея, у часовни Параскевы Пятницы (эту локацию узнают даже туристы, видевшие только главные достопримечательности города), у железнодорожного перехода, на берегу ручья. Эдакий гид по Красноярску и окрестностям, только не вербальный, а музыкальный.

– Некоторые ролики, которые мне очень нравились, в фильм не вошли, потому что я подбирал их так, чтобы выстраивалось какое-то повествование, пусть абстрактная, но более-менее понятная история, – объясняет музыкант.

Александр вдохновляется китайской "музыкой ветра" – подвесными колокольчиками, звенящими на ветру. Придумывает свои вариации. В кадре, например, – вращающиеся на подвесной конструкции погремушки, которые извлекают звуки, ударяя по лежащему металлофону.

Кадр из фильма "Вода, земля и провода", режиссер Александр Пустынский
Кадр из фильма "Вода, земля и провода", режиссер Александр Пустынский

Конструкция находится на возвышении, а на заднем плане многоэтажки-хрущёвки. Финальная часть – самая гремящая и брутальная. В кадре работающий экскаватор и руки музыканта, нажимающие кнопки на какой-то панели, будто этим экскаватором управляющие.

Кадр из фильма "Вода, земля и провода", режиссер Александр Пустынский
Кадр из фильма "Вода, земля и провода", режиссер Александр Пустынский

– Это электронный инструмент, издающий очень страшные звуки, – рассказывает Александр про коробочку с кнопками, которая появляется в кадре. – В зависимости от того, в какое место я ставлю палец, создаётся определённое звучание. Ролик снят почти спонтанно. Я ездил на работу на велосипеде мимо этой площадки. Видел, что туда подогнали технику. Решил там что-то записать, но понимал, что у меня будет мало времени. Если буду расставлять там инструменты, меня выгонят. Нужно было что-то очень быстрое и либо достаточное громкое, чтобы "перекричать" экскаватор, либо электронное, чтобы звук напрямую заходил в рекордер. И я взял с собой вот эту штучку, установил камеру и быстро записал ролик.

Александр сейчас живет не в России. Собирал свой фильм, уже уехав.

– Тяжеловато было монтировать, потому что всё напоминало родину. Мне предлагали участвовать с этим фильмом в других российских фестивалях, но я отказывался – там было слишком много государственной символики. На участие в фестивале "Мастера Сибири" смотрю по-другому. Сибирь – это моя родина, и мне бы хотелось, чтобы там остался какой-то отпечаток моего творчества, – говорит Александр Пустынский.

"Меня это повергло в шок"

Фестиваль сибирского короткометражного кино придумал и организовал журнал "Мастера Сибири", который не только пишет о современном сибирском искусстве, но и проводит конкурсы для актуальных сибирских художников и фотографов, презентуя их работы в Сибири и в российских столицах. Главный редактор "Мастеров" Сергей Мезенов – музыкальный и кинокритик, который родился и начинал работать в Красноярске, рассказывает, что у организаторов нынешнего фестиваля не было готовой концепции, под которую подбирались фильмы.

Сергей Мезенов (слева) на обсуждении послефестивальных показов в Петербурге
Сергей Мезенов (слева) на обсуждении послефестивальных показов в Петербурге

Конкурс, по словам Сергея, задумывался как раз для того, чтобы понять, что сегодня представляет собой сибирское кино.

– Мы объявили открытый конкурс. Подходили с позиции: что выгребет наша сеть? Кино, которое у нас оказалось, – очень разное. Есть фильмы, снятые режиссёрами с профессиональным образованием с привлечением съёмочных групп из столиц, с серьёзными бюджетами – 1,5–2 млн рублей. И есть безбюджетные суперминималистичные фильмы, снятые двумя-четырьмя людьми на смартфон или на фотоаппарат. Нам хотелось показать, что в Сибири снимают совершенно разные вещи – и экспериментальные, и какие-то нарративные, и добрые, и странные и непонятные, и так далее. В этом плане фильм "Как стать красивой" отвечает у нас за авангардный спектр, – рассказывает Сергей.

"Как стать красивой" – фильм, снятый на смартфон двумя томскими художницами Никой и Аксиньей Сарычевыми. Они известны как арт-группа "Малышки 18 : 22". В прошлом году в Екатеринбурге состоялась их выставка, называющаяся так же, как фильм. Для неё и было снято видео. Выставка – инсталляция из повседневных предметов, отсылающих к конкурсам красоты, соперничеству и обманчивости гламурных образов. Видео они сняли в уральской гостинице, построенной в советские времена. В кадре – только ноги в белых колготках и красных туфлях на высоком каблуке, шествующие по пустым и гулким коридорам.

– Нам нравится помещать арт-объекты в разные контексты. Теперь решили видео, снятое для выставки, поместить в необычный контекст. Организаторы фестиваля сказали, что на показе в Петербурге (там состоялись первые показы конкурсной программы. – С.Р) на большом экране наше видео выглядит очень забавно – как смесь триллера с комедией, – рассказывает Аксинья.

Кадр из фильма "Как стать красивой", режиссеры Ника и Аксинья Сарычевы
Кадр из фильма "Как стать красивой", режиссеры Ника и Аксинья Сарычевы

– Меня это повергло в шок, – делится впечатлениями режиссёр Женя Третьяков, который был на этом петербургском показе. – В этот день на показы пришли мои знакомые, не имеющие отношения к кино. Парень, посмотревший фильм "Малышек", сказал: "Я вообще ничего не понял!" А девушки увидели глубокую мысль: женщинам тяжело ходить, бегать, прыгать на каблуках, и мужчины этого не понимают, как не понимают и других проблем, с которыми постоянно сталкиваются только женщины. В каком-то смысле это видео трудно отнести к кинематографу. С другой стороны, короткометражное кино как раз позволяет играться с формой. В итоге, как я видел, этот фильм донёс мысль. Экран и зрители столкнулись друг с другом, получилась какая-то реакция, химия.

Ещё один фильм не для всех – снятая томскими старшеклассниками абсурдистская комедия "Иван Савельевич теряет профессию".

Главного героя увольняют с работы за то, что по его вине "случилась массовая эпидемия шизофрении плюшевых собак". Среди действующих лиц – говорящий ксерокс по имени Соня. За нагромождением нарочитых нелепостей сюжетная линия почти теряется. Но ближе к финалу звучит то, ради чего, по всей видимости, и был снят этот фильм: "Тебе, наверное, кажется, что с этим миром что-то не так, как будто он сошёл с ума. Но в мире всё происходит как оно должно быть. Это надо просто понять".

Фильм удостоился особого упоминания члена жюри – драматурга и киносценариста Любови Мульменко.

– Мне понравилось абсурдное чувство юмора авторов, их свобода и наглость. И находчивость – фильм сделан на коленке, но очень изобретательно в смысле сценографических решений, например. Там даже есть спецэффекты! – рассказала Мульменко.

Кадр из фильма "Иван Савельевич теряет профессию" Бориса Хлебникова
Кадр из фильма "Иван Савельевич теряет профессию" Бориса Хлебникова

Экспериментальное кино томичей настолько её впечатлило, что она показала его знаменитому режиссёру Борису Хлебникову, который пригласил режиссёра фильма Кирилла Доровских учиться в свою киношколу. Однако, как рассказал Сибирь.Реалии Кирилл, он от приглашения отказался, решив посвятить себя математике.

Драматург и сценарист Любовь Мульменко
Драматург и сценарист Любовь Мульменко

– То, что работы в конкурсе были такими разнородными, осложнило работу жюри, – говорит Любовь Мульменко. – Фильмы оценивались по десятибалльной шкале, и самые высокие оценки получили те, что были больше всего похожи на кино, то есть самые технически качественные. Но высокий относительно основной массы профессионализм не делает лидеров голосования самыми "сибирскими" или самыми авторскими. Мне даже как-то жаль, что более наивные и несовершенные (но оригинальные при этом) работы просто не имели шансов возглавить этот хит-парад. Если бы фестиваль позиционировался как фестиваль экспериментального кино или имей он несколько номинаций, правила игры были бы яснее. Снятый на камеру танцевальный перформанс (речь о фильме "Времени нет" томских режиссёров Екатерины Тепловой-Юрчук и Полины Вязовой. – С.Р), добротный классический док, авантюрное любительское кино от старшеклассников и видеоарт – по-моему, всё это надо оценивать по разным критериям. Конечно, нужно продолжать подсвечивать региональное кино, делать его заметным – просто чуть уточнив критерии отбора и оценки фильмов, принципы работы жюри.

Вместе с Любовью Мульменко в жюри первого фестиваля сибирского короткометражного кино работали главный редактор медиа "Кинопоиск", преподаватель Школы культурной журналистики Василий Корецкий, кинорежиссёр, выпускница мастерской Александра Сокурова Малика Мусаева, режиссёр из Якутии Владимир Мункуев (полнометражный фильм которого отмечен призом "Кинотавра" за лучшую режиссуру и Гран-при секции "На Восток от Запада" международного фестиваля в Карловых Варах), музыкант и режиссёр Наталья Чумакова, кинопродюсер Тихон Пендюрин.

Зрители на показе в Омске
Зрители на показе в Омске

Редактор "Мастеров Сибири" Сергей Мезенов рассказал, что хотел бы сделать фестиваль регулярным, проходящим каждые два года. Кино в Сибири – и традиционное, и экспериментальное – существует уже несколько десятилетий. Если фестиваль продолжит существование, кроме конкурсной в нём будут ретроспективная и специальная программы.

...

XS
SM
MD
LG