Ссылки для упрощенного доступа

Cемья, страх, падение рубля. Почему россияне возвращаются из эмиграции


Россияне бегут от частичной мобилизации в Казахстан. Сентябрь 2022 года
Россияне бегут от частичной мобилизации в Казахстан. Сентябрь 2022 года

После полномасштабного вторжения в Украину из России уехали тысячи граждан. Кто-то покидал страну из-за несогласия с режимом. Мужчины бежали в основном от мобилизации. По оценке Forbes, почти за две недели после объявления мобилизации Россию покинули около 700 тысяч человек. Телеканал "Настоящее Время" поговорил с людьми, которые уехали из России после мобилизации, но потом решили вернуться.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

По данным Росстата, только за первое полугодие 2022 года из России уехали более 400 тысяч человек. Это в полтора раза больше, чем уезжало за год все предыдущие десять лет. В статистику попали только те, кто снялся с регистрации по месту жительства, поэтому реальная цифра может быть значительно больше.

Сколько из уехавших остались в итоге за границей, понять сложно. По данным русской службы "Би-би-си", за 2022 год более 155 тысяч человек получили виды на жительство или разрешения на временное проживание в странах, куда в основном эмигрировали россияне. Кроме того, граждане России подали более 16 тысяч заявок на получение убежища в ЕС, около 2 тысяч были одобрены, следует из данных Евростата.

Часть россиян, однако, вернулась домой. Кто-то не смог найти работу за границей, кто-то вернулся, чтобы проводить время с семьей.

Полгода в Казахстане и возращение к детям

Екатерина живет на Дальнем Востоке. Об эмиграции они с мужем начали думать еще задолго до начала полномасштабного вторжения российских войск в Украину. Останавливала их только болезнь Екатерины. Уже три года она лечит онкологическое заболевание.

"Все разговоры об отъезде крутятся вокруг моего лечения, – объясняет Екатерина. – Пока оно мне необходимо, я, конечно, никуда не поеду. Все упирается в деньги. За границей лечиться бесплатно, как тут, уже не получится".

У Екатерины с мужем двое детей. Одному девять лет, другому – три года. Переезжать сразу всем вместе без четко продуманного плана сложно. Поэтому, когда в сентябре Путин объявил о мобилизации, семья решила, что пока из России уедет только муж.

"В тот же день начали смотреть, куда есть билеты. А от нас все рейсы за границу только через Москву. Конечно же, билетов уже не было. Решили, что муж долетит сначала до Новосибирска, а оттуда на автобусе поедет в Казахстан. Там уже будет думать, что делать дальше", – рассказывает Екатерина.

Пункт перечечения наземной границы между Казахстаном и Россией
Пункт перечечения наземной границы между Казахстаном и Россией

Автобус из Новосибирска шел до Павлодара. Оттуда муж Екатерины планировал поехать в Астану.

Казахстан они выбрали как самое доступное на тот момент направление. Во-первых, туда можно было достаточно просто добраться. Во-вторых, в Казахстане уже были сообщества российских эмигрантов, а значит, проще было бы адаптироваться. Екатерина с 24 февраля начала следить за соцсетями "Ковчега" (проект помощи эмигрантам с антивоенной позицией. – НВ) и знала, что в Казахстане есть шелтер, где можно получить бесплатно место для ночлега хотя бы на первое время.

В итоге все сложилось удачно. Муж Екатерины добрался до Астаны. Там местные жители помогли ему открыть счет в банке и получить разрешение на временное пребывание. В Астане познакомился с местным жителем, который помог найти квартиру и обустроиться на новом месте. Ему даже удалось сохранить свою работу на Дальнем Востоке. Там он работал IT-специалистом.

"У мужа сохранилась та же зарплата, и ее, в принципе, хватало на жизнь в Казахстане. Проблема была только в разнице во времени. Ему приходилось работать с 4:00 до 13:00. Потом он ложился спать", – говорит Екатерина.

С мужем она, несмотря на разницу во времени, постоянно была на связи. Недостатка в общении не чувствовала.

Однажды даже ездила в гости на несколько дней к мужу. "Очень понравилась Астана, – делится Екатерина. – Хорошая инфраструктура. Понравилось, что столица у них – относительно небольшой город, не растянутый, очень компактный. При этом все, что нужно, там есть".

Потом курс рубля к тенге начал меняться. Мужу Екатерины уже не хватало тех денег, которые он зарабатывал в России. Деньги домой он не отправлял, потому что у Екатерины оставалась работа и пассивный доход от сдачи квартиры. Но даже личные траты приходилось урезать.

Екатерине же стало тяжело справляться с детьми. Ей помогали родители и свекровь, но этого было недостаточно.

Муж тоже пытался сохранять контакт с детьми. Каждый день они созванивались. Со старшим сыном дистанционно делали уроки.

Ребенок знал, почему отец уехал из России. "Сын понимал, что идет война. Он знал, кто виноват и почему папа уезжает. Мы на все эти темы в семье разговариваем. Просто объясняем ему, что есть разговоры для дома, а есть – для школы", – говорит Екатерина.

Она рассказывает, что их школа старалась не втягивать детей в политику. Однако новости об изменении программы все равно сильно беспокоили семью. "Мы даже думали отправить ребенка в Казахстан к папе, потому что эти письма на фронт, открытки к 9 мая, марши в военной форме – нам все это не нравилось", – делится Екатерина.

Единственное, что останавливало ее от перевода сына в школу в Астане, – график работы мужа. Ему было бы тяжело уделять внимание сыну. Работу в Казахстане же он активно не искал, потому что понимал, что зарплаты там на порядок ниже.

"В феврале я ездила на длительное лечение в Москву. Дети оставались в это время со свекровью. Было видно, что она уже совсем не справляется. Мы тогда еще работали с психологом, и он тоже сказал, что детям психологически плохо без отца. У них уже начинаются проблемы", – рассказывает Екатерина.

Ей предстоял еще один длительный этап лечения в Москве, и она поняла, что мужу придется к этому времени все-таки вернуться в Россию. Нужно было, чтобы кто-то ухаживал за детьми.

В марте 2023 года муж Екатерины вернулся в домой. Спустя месяц Путин подписал закон об электронных повестках. По нему повестка считается врученной, если она размещена в личном кабинете на "Госуслугах".

С этого же момента военнообязанному запрещается выезд из страны. После того как электронная повестка появляется на "Госуслугах", военнообязанному должно прийти сообщение. Это предупреждение о том, что в случае неявки в военкомат в течение 20 дней в отношении него начнут действовать обеспечительные меры. Среди них: запрет на регистрацию ИП и самозанятости, на регистрацию транспортного средства и управление им, а также на получение кредита.

"Меня этот закон очень напугал, – признается Екатерина. – Потом мы почитали текст внимательнее. Вроде бы, пока это касается только призывников. Но как на деле все будет работать, никто не знает".

Семья продолжает думать об эмиграции. Опыт мужа показал: для того, чтобы уехать и обосноваться на новом месте, нужно к этому решению основательно подготовиться. Сейчас муж учит английский, проходит курсы по программированию и готовит финансовую подушку безопасности на случай, если снова придется экстренно уезжать из страны.

Екатерина же узнает, как добиться для мужа отсрочки от армии. Ей должны назначить первую группу инвалидности. После этого она сможет сделать мужа своим опекуном: "Тогда, вроде как, он не будет подлежать мобилизации. Но опять же непонятно, как это будет работать на деле. Сейчас вопросы о будущем вызывают только тревожность".

"Животная паника" и оффер из Кувейта

Роман работает в нефтяной сфере. До сентября 2022 года он жил в Казани. Новость о мобилизации настигла его, когда он работал на вахте на севере России. "Я сразу же впал в какую-то животную панику. Никогда раньше со мной такого не было. Хотя сам я в армии не служил, но наслышан. Было ожидаемо очень страшно", – вспоминает Роман.

Как и муж Екатерины, он решил уехать из России в Казахстан. У него как раз закончилась вахта и должен был быть месяц отпуска. Сразу с работы он улетел в Омск. Оттуда доехал до Казахстана. Поезд шел до Петропавловска.

Из Петропавловска вместе с другими россиянами, бежавшими от мобилизации, Роман отправился в Астану. В итоге не смог найти там жилье и поехал к коллеге в Караганду. Там Роман снял на первое время комнату. Прожил в ней две недели, а потом решил вернуться в Россию.

"Мне позвонил начальник и сказал, что нужно приехать на вахту. Я к тому моменту понял, что смысла находиться в Казахстане особо нет. Вроде бы, ситуация в России нормализуется. Да и работу терять не хотелось", – рассказывает Роман.

Он взял билеты и через Москву полетел в Казань. Изначально Роман планировал провести в Казахстане два-три месяца. У него на руках было предложение от компании, в которой он же и работал, но нужно было переехать в Кувейт. В Казахстане Роман хотел дождаться получения визы.

В итоге документы он подавал уже из России. В Кувейт переехал сразу после Нового года.

"Все это время, что я находился в России до отъезда, ощущения спокойствия не было. Я же вернулся еще в тот момент, когда мобилизация не свернулась. Постоянно читал новости, скроллил ленту телеграма. Очень стрессовые были месяцы", – вспоминает Роман.

Помимо новостей о мобилизации, его расстраивало и то, что россияне все больше закрывались в себе: "Людям становится все равно на войну. Все пытаются жить своей жизнью, не замечая происходящего".

Сейчас у него бессрочный контракт в Кувейте, и возвращаться в Россию он не собирается. Но в России у Романа осталась жена. В Кувейт она не может переехать, потому что страна перестала выдавать семейные визы.

Почти за полгода Роман виделся с женой всего один раз – в Турции. В ближайшее время они планируют вместе полететь в Таиланд.

Для них это первое такое длительное расставание. Раньше они проводили в разлуке максимум по три месяца. "Поддерживать отношения на расстоянии очень сложно, – признается Роман. – После трех месяцев уже стало совсем депрессивно. Особенно угнетает состояние неизвестности. Непонятно, когда Кувейт откроет снова семейные визы, и когда в России нормализуется ситуация".

В Кувейте у Романа пока не получилось полностью адаптироваться. Россиян там мало. Общается он только с коллегами. "Это арабская, закрытая страна, со своими традициями. Но тут я однозначно чувствую себя безопаснее, чем чувствовал в России", – признается Роман.

...

XS
SM
MD
LG