Ссылки для упрощенного доступа

Россия увозит с Курильских островов комплексы ПВО. Куда и зачем?


Зенитные ракетные комплексы С-300 на генеральной репетиции военного парада, посвященного 75-летию победы над фашистской Германией во Второй мировой войне, шестого июня 2020 года (указом Путина парад перенесли на 24 июня из-за пандемии коронавируса). Фото: Сергей Красноухов/ТАСС
Зенитные ракетные комплексы С-300 на генеральной репетиции военного парада, посвященного 75-летию победы над фашистской Германией во Второй мировой войне, шестого июня 2020 года (указом Путина парад перенесли на 24 июня из-за пандемии коронавируса). Фото: Сергей Красноухов/ТАСС
Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

Текст: Алексей Александров, "Настоящее Время"

Россия увезла комплексы ПВО С-300 с Курильских островов, пишет японская газета "Майнити симбун", ссылаясь на преподавателя Токийского университета Ю Коидзуми, который проанализировал спутниковые снимки островов Итуруп и Кунашир, сделанные компанией Maxar Technologies. На свежих снимках нет комплексов ПВО, стоявших у залива Касатка на Итурупе и около Южно-Курильска на Кунашире.

Ракетные комплексы С-3004В установили на Курилах, территориальную принадлежность которых оспаривает Япония, в 2020 году. Сейчас, как предполагает Коидзуми, ракетные комплексы могли быть переброшены к границам с Украиной для использования в войне.

О российских системах ПВО и местах их размещения "Настоящему Времени" рассказал эксперт Украинского института будущего, консультант комитета Верховной рады по вопросам национальной безопасности и обороны Иван Ступак.

Эксперт рассказал, зачем и куда российские системы ПВО перемещают с Курильских островов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:12:03 0:00

Россия, судя по публикациям японской прессы, перемещает С-300 в сторону фронта. Такое заключение делают японские эксперты. Вы можете это объяснить? Сколько у России есть в принципе систем ПВО по всей территории?

– Если действительно подтвердится, что переносят эти комплексы, то это свидетельство о том, что на фронте большой провал в области защиты с воздуха у Российской Федерации. Не от хорошей жизни забирают эти комплексы. Уже были сообщения о том, что забирали арктические комплексы противовоздушной обороны – у них была такая характерная северная раскраска с белизной. Их забирали, и наши военные их уже уничтожали. Поэтому, скорее всего, это может быть и правдой, что забирают.

Вопрос: много ли их? На самом деле никто не знает. Это же большая военная тайна Российской Федерации. Какие-то косвенные оценки не всегда будут релевантны. Эти комплексы прикрывают отдельные строения, отдельные объекты, какие-то небольшие важные города, населенные пункты, конструкторские бюро, воинские части. Я вам даже больше скажу. Наши украинские военнослужащие последние несколько месяцев сконцентрировались на уничтожении именно средств противовоздушной обороны, комплексов радиоэлектронной борьбы, комплексов радиолокационной разведки. И, скорее всего, Россия сейчас начала ощущать большую нехватку и большой пробел в этой технике, поэтому она пытается компенсировать это на фронте притягиванием ее из отдаленных регионов.

По официальным данным, протяженность российской границы почти 61 тысяча километров. Комплексы С-300 стояли на Курилах – там Япония претендует на эти острова, где-то есть еще точки напряжения в России, где российские власти могли ставить такие комплексы. Из этого можно делать вывод, сколько их вообще может быть?

– Такие точки – это Китай, граница с Северной Кореей – это Дальний Восток, страны НАТО – туда были перебазированы комплексы, например, береговая охрана туда перебазировалась. Понятно, что к Финляндии перебазировали часть средств. Они постоянно находятся в маневре.

Смотрите, они не прикрывают всю границу по километражу. Вы говорите, что 61 тысяча километров, но это не значит, что на каждых 100 километрах стоит комплекс ПВО. Они защищают какую-то часть: небольшой поселок, населенный пункт, воинскую часть, какие-то расположения, склады. А так чтобы всю территорию – нет. Скорее всего, Курильские острова, как вы правильно сказали, – это точка напряжения, где надо показать: "Мы здесь, наше ПВО находится здесь". И в Северной Корее стоят эти комплексы, и на границе с Китаем. В большинстве своем это сейчас Украина: она забирает на себя три четверти средств противовоздушной обороны Российской Федерации, которые вообще возможно переместить.

То есть речь идет об установленной международной границе с Украиной, если мы говорим про Белгородскую, Курскую, Брянскую области. И наверное, Россия разместила большое количество этих комплексов С-300 на оккупированных территориях?

– Сто процентов. И С-300, и С-400, и "Панцири", потому что С-300 и С-400 не могут противодействовать малозаметным маленьким летающим объектам, которые в последние год-полтора стали большим ноу-хау. Это не "Байрактары", которые легко сбить. К сожалению, мы потеряли огромное их количество. А вот такие, сделанные из картона, склеенные эпоксидной смолой, малозаметные для противовоздушной обороны Российской Федерации, они несут, казалось бы, небольшое количество взрывчатки – три килограмма, но это кассетный боеприпас с тысячей поражающих элементов, который отлично поражает радар. Для радара этого более чем достаточно.

Буквально пару недель назад наши военные отчитались о поражении комплекса С-400, который находился на территории оккупированного Крыма, на мысе Тарханкут. Мало того что отчитались, но еще и засняли. Насколько это было цинично – засняли вторым квадрокоптером, как происходило поражение! Поэтому вы правильно говорите: оккупированная территория насыщена этими комплексами. Прикрывают свои склады, свои расположения. Украина – это сейчас самый насыщенный российскими средствами ПВО регион.

Сейчас мы читаем новости о том, что Россия перебросила комплексы ПВО с Курил. Комплекс – это же не только пусковая установка, но еще и радиолокационное оборудование?

– Все правильно. Это пусковые установки, радиолокационные машины, снабжение, машины, которые заряжают боеприпасы после того, как отстрелялись.

Мы говорим о том, что тенденция у Российской Федерации следующая: средств ПВО не хватает, они расходуются очень активно, поэтому приходится забирать и оставлять неприкрытыми территории. Я не могу сказать, по какому принципу. Возможно, по территориальному: чем дальше от Украины, там и забирают. Или по принципу "это малозначимый объект, вероятность какого-то происшествия – прилета ракеты или атаки – минимальна, поэтому оттуда будем забирать". Но факт остается фактом: вынуждены забирать.

При этом вы сказали, что это государственная тайна Российской Федерации – сколько у нее есть таких комплексов. Но порядок хотя бы можно оценить? Это десятки, сотни или тысячи штук?

– Я думаю, счет идет на сотни, скорее всего. По неподтвержденным данным, самый передовой – это зенитно-пушечный комплекс "Панцирь", довольно-таки грозная вещь. Хотя многие эксперты сомневаются. Например, в Сирии эффективность "Панциря" была на уровне 20 процентов. Пришлось его активно дорабатывать, и в связке с другим ПВО он работал неплохо. Называлось количество этих "Панцирей" – порядка 116 единиц. На начало 2023 года были сообщения о том, что Украина уничтожила или захватила как минимум 12, как максимум 30 этих комплексов, отсюда можно делать выводы. "Панцирь" – это самый передовой комплекс, который может противодействовать таким низколетящим медленным объектам, как беспилотники.

На минувшей неделе мэр Москвы Сергей Собянин говорил, что рядом с Москвой в экстренном режиме сейчас разворачивают системы ПВО. Вы уже упоминали об этом. Перебрасывание этих комплексов не дает России полных гарантий защиты всех объектов на своей территории, в том числе в Москве, потому что эти беспилотники, которые сейчас использует Украина, не видны ПВО?

– Надо сказать, что эти беспилотники сбиваются. Мы не знаем их принадлежности, потому что Украина на себя официально ответственность за удары по территории Российской Федерации в границах 1991 года не брала. Я имею в виду политическое заявление.

Стопроцентных гарантий нет. Да, их затаскивают в район Рублевки – на Рублевское шоссе, где находятся самые элитные населенные пункты, чтобы прикрыть элиту. Да, "Панцири" ставятся в центре Москвы. Но в чем проблема? Беспилотник маленький, он летит на высоте порядка 30 метров над землей. А комплекс "Панцирь", например, начинает свою работу с высоты 30–40 метров минимум, комплекс С-400 – с высоты порядка 100 метров. Мы понимаем, насколько большой проблемой для них являются низколетящие объекты.

На кадрах видна высокоэтажная застройка, и в такой застройке системе ПВО работать невероятно трудно, особенно "Панцирю". Когда он начинает работать, он делает 1500 выстрелов в минуту. Это катастрофическая цифра. Он просто нанесет еще больше вреда окружающей постройке, людям, которые там находятся, чем самому беспилотнику.

То есть эти 30 метров для "Панциря" – это некорректируемые параметры? Это не то, что можно изменить?

– Узкие специалисты, которые четко работают, называют такую цифру. Вполне возможно, что где-то можно подкорректировать.

Кстати, последняя тенденция: Российская Федерация начала ставить эти комплексы "Панцирь" на специальные возвышения. Это какая-то бетонная конструкция порядка 10–15 метров, и на нее сверху ставится "Панцирь", для того чтобы дать еще больший обзор радару, чтобы он мог видеть гораздо дальше. Кстати, в прошлом году начали ставить комплексы "Панцирь" на здание Минобороны Российской Федерации, на здание Министерства иностранных дел, чтобы повысить обзорность и убрать это ограничение в 30 метров.

Если беспилотник летит на высоте ниже 30 метров, то в принципе этот "Панцирь" на крыше Минобороны в Москве совершенно бесполезен? Он же не может поражать то, что летит ниже его самого?

– Во-первых, это то, что летит ниже 30 метров. И когда он залетает в "Москва-Сити", начинает петлять между небоскребами, как тогда открывать огонь? Тысяча пятьсот выстрелов – даже больше – в минуту. Это небольшая очередь в несколько секунд, и эти болванки прошивают здания. Жертв будет намного больше. Поэтому Российская Федерация активно пользуется в Москве средствами радиоэлектронной борьбы. То есть подавление сигналов для того, чтобы беспилотники теряли связь, теряли координаты и под действием силы земного притяжения просто шли на землю и встречались с первым попавшимся объектом. Это может быть дом, земля, какое-то строение. Все специалисты в сфере противовоздушной обороны говорят: "Это нонсенс. Нельзя использовать радиоэлектронную борьбу в городской застройке". Вы же направляете этот беспилотник на жилой объект. Это можно использовать за городом, в поле. Кстати, российские граждане жаловались, что у разных сервисов – такси, например – не работает GPS.

Да, в центре Москвы, рядом с Кремлем, GPS-навигаторы всегда показывают, что ты находишься в аэропорту Внуково. Получается, что полностью решить проблему беспилотников, которые летят по территории России, существующими средствами невозможно, и так или иначе они будут просачиваться?

– На сто процентов нельзя. Я дополнительно скажу, что используют. С-300, С-400 – понятно. Про "Панцири" мы с вами сказали. Используется радиоэлектронная борьба, антидроновые ружья – в надежде, что это сработает. Кроме того, Российская Федерация, как и Украина, активно задействует мобильные комплексы – такие внедорожники с крупнокалиберными пулеметами, которые должны выявлять летящий беспилотник и расстреливать его из крупнокалиберного пулемета или стрелкового оружия, которое есть на вооружении у сотрудников полиции. То есть это такой минимальный уровень противодействия беспилотникам: стреляй из того, что у тебя есть, хоть из табельного оружия.

...

XS
SM
MD
LG