Ссылки для упрощенного доступа

"Самый интеллигентный диктатор России". История адвоката Петра Вологодского 


Петр Вологодский, глава Временного Сибирского правительства. 1918 г.
Петр Вологодский, глава Временного Сибирского правительства. 1918 г.

В 1918 году томский юрист Петр Вологодский на две недели стал формальным главой всего Российского государства, на несколько часов – его полновластным диктатором, а затем произвел в адмиралы Александра Колчака и передал ему верховную власть. Вологодский называл сам себя в дневниках "обычным русским интеллигентом", а после отставки в конце 1919 года – "пролетарствующим интеллигентом". Таким он, по всей видимости, и был – идейным, но нерешительным, горящим и быстро перегорающим, сомневающимся перед каждым значимым решением в своей жизни, любящим внимание и раздающим интервью.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouТube, инстаграм и телеграм.

Вторым "Почетным гражданином Сибири" он стал в ноябре 1918 года – через полгода после своего "идеологического учителя" Григория Потанина. В его руках в это время оказалась чуть ли не вся (хотя бы символическая) власть на огромной территории от Уфы до Дальнего Востока, однако теперь его имя вряд ли знакомо кому-то, кроме профессиональных историков. Во многом, потому что всю свою жизнь не он опережал события, а события догоняли его и заставляли действовать.

2 июня 1902 года. Главный адвокат Томска

Петр Вологодский родился в 1863 году – за год до судебной реформы Александра II, которая, как потом окажется, определит едва ли не всю его будущую судьбу. Его дедушка был кафедральным протоиереем в Томске, а двоюродная бабушка – игуменьей томского монастыря. Как ни крути, важные и уважаемые люди в губернском городе – впоследствии именно благодаря им Вологодский, будучи отчисленным из Санкт-Петербургского университета за знакомство с участниками покушения на Александра III, сможет начать карьеру юриста.

Больше десяти лет его карьера двигалась исключительно горизонтально – он скитался по мелким должностям в Томске, Барнауле, Верном (нынешней Алматы) и Семипалатинске (нынешний Семей). Сотрудничал с редакциями местных газет – в том числе год был редактором в газете "Восточное обозрение" Николая Ядринцева (в кружок областников Вологодский попадет, будучи студентом Петербургского университета, областником он останется до конца жизни).

Наверное, так продолжалось бы и дальше, если бы не важный, но все-таки случай – в 1897 году в Сибири разрешают работать гласному суду, как в остальной России. "Гласный" – значит, открытый и соревновательный. Как вспоминали мировые судьи того времени, крестьяне толпами стекались в суды просто чтобы "посмотреть на диковинку". Однако довольно быстро стало понятно, что массовый гласный суд требует массовой адвокатуры, а ее в сибирской действительности не существовало.

Первая в Сибири консультация присяжных поверенных (проще говоря – адвокатов) открылась в 1898 году в Иркутске. Тогда же Петр Вологодский начал хлопотать об открытии аналогичного заведения в Томске – не только ради просвещения населения (в ходу, у которого были обращения к "подпольным адвокатам"), но и для собственной пользы. Вологодский к тому времени – практикующий адвокат, а "подпольные консультации" (которыми занимались лица без юридического образования) только бросали тень на репутацию этого института.

Согласования длились четыре года и разрешились только со сменой руководства судебной власти в Томской губернии. Томская консультация присяжных поверенных начала работать 2 июня 1902 года – и принесла Вологодскому не только предпринимательский успех (он стал членом бюро конторы, а затем и руководителем – фактически главным адвокатом в городе), но и народную славу. По подсчетам современных историков, до 86% консультаций томской конторы велись бесплатно (в Москве, для сравнения, 55%, в Ростове-на-Дону – 68%). А уже на четвертый год существования адвокатской конторы ее услугами воспользовались почти 4,5 тысячи человек.

Четвертый год – это как раз год первой русской революции. К этому времени Петр Вологодский стал едва ли не самым известным и самым уважаемым общественным деятелем Томска.

20–22 октября 1905 года. Главный гуманист Томска

В первую русскую революцию адвокаты, по воспоминаниям дореволюционного публициста и юриста Иосифа Гессена, стали не только главными оппонентами власти, но и единственно возможными медиаторами в ситуации сословных конфликтов. В Томске таким оппонентом власти и медиатором общественного диалога стал, естественно, Петр Вологодский.

Томский погром, эдакая местная Варфоломеевская ночь, которую сам Вологодский называл впоследствии "историей человеческого жертвоприношения" случился 20–22 октября 1905 года. Фактически это был взрыв давно копившихся сословных противоречий. Если говорить немного упрощенно, то на одной стороне были студенты Томского университета и примкнувшая к ним "прогрессивная общественность" (в том числе городская Дума, гласным которой Вологодский был с 1901 года), а на другой – черносотенцы и другие ревнители "духовных скреп". Будущее против прошлого. Общество против власти. Классика русских бунтов. В эти трагические октябрьские дни в Томске погибло, по меньшей мере, 66 человек. Главным образом при поджоге Железнодорожного управления, в здании которого укрывались от черносотенцев революционно настроенные студенты.

"Погром 1905 года в Томске". Художник Владимир Вучичевич-Сибирский
"Погром 1905 года в Томске". Художник Владимир Вучичевич-Сибирский

Вологодский был на стороне студентов, за что во время погрома получил от казачьего офицера нагайкой по лицу. Неудивительно, что на процессах после погрома он был адвокатом для студентов-демонстрантов и обвинителем для черносотенцев. Но вот важная деталь: будучи противником смертной казни, он не требовал ее для обвиняемых и спасал от нее подзащитных. Одним их его подзащитных был революционер Петр Дербер, которого Вологодский спасет от "высшей меры наказания". В 1918 году председатель Временного Сибирского правительства Петр Дербер дважды передаст высшую власть Петру Вологодскому – вначале как глава правительства, а затем – как сепаратист на Дальнем Востоке.

1905 год и революция стали для Вологодского еще и временем активной работы в "Потанинском кружке" (Григорий Потанин переехал в Томск именно по приглашению Вологодского несколькими годами ранее). Во время первой русской революции областники разработают "Основные положения Сибирского областного союза" (во многом они лягут в работу Сибирской областной думы), земскую реформу в Сибири и многие другие. Кружок будет регулярно собираться в доме Вологодского несколько лет.

После революции Вологодский не только главный адвокат, но и главный гуманист Томска. Он нарасхват как общественный и политический деятель – член не менее 15 местных обществ, гласный Думы, участник более 20 думских комиссий, колумнист томских ("Сибирский вестник", "Сибирская жизнь") и столичных ("Судебная газета") газет. Его даже избирают во Вторую Государственную думу от Томской губернии – правда, пока он доехал до Петербурга, Николай II успел распустить самый недолговечный российский парламент.

30 июня 1918 года. Премьер Сибирского правительства

Весну 1918 года, когда мятеж Чехословацкого корпуса ликвидировал советские органы власти по всей Сибири, Петр Вологодский встретил редактором еженедельника "Трудовая Сибирь" – кооперативного издания в Омске. Предыдущее место работы – газету "Заря" – большевики ликвидировали еще в январе, а его квартиру превратили в коммунальную, подселив, по его выражению, "форменную большевичку".

В марте 1917 года, посла падения монархии, Вологодский становится важным лицом Томской губернии – одним из членов губкома. Через месяц – старшим председателем Омской судебной палаты (где занимался "судорожным восстановлением" судебной системы). В октябре Вологодский вместе с ядром областнического кружка принимает активное участие в I Сибирском областном съезде – бурные обсуждения заканчиваются ничем, а "общесибирскую социалистическую" Областную думу планируют созвать 8 января 1918 года. Этим планам мешает советская власть, которая ликвидирует все эти органы. Однако на подпольном совещании Думы в конце января Вологодского избирают министром иностранных дел Временного правительства автономной Сибири – правда, об этом он узнал только в апреле.

Словом, к весне 1918 года у него были все основания думать, что карьера его закончена, а борьба проиграна. 25 мая он прямо пишет об этом в дневнике: "Я так люблю судебное дело и вовсе не чувствую потребности в бурной политической деятельности". Будущий почти бессменный управляющий делами Вологодского как премьера Георгий Гинс в воспоминаниях так описывал своего патрона: "В тот величайший момент своей жизни, когда судьба поставила его на первое место во всей Сибири, П.В. Вологодский был уже не тем человеком, которого знала Сибирь до революции. Тяжелые переживания за время большевизма наложили на весь его облик неизгладимую печать".

Поэтому, когда ему предлагают вернуться к борьбе и активной работе, Вологодский медлит и сомневается – в дальнейшем эти сомнения и ожидания будут постоянными. 29 июня, за день до назначения премьером правительства, Вологодский пишет в дневнике: "Я говорил, хотя и совершенно искренне, что я не чувствую в себе сил для того поста, как министра, да еще в такой критический момент истории страны".

Тем не менее 30 июня он становится председателем Временного Сибирского правительства, которое сообщает в первых же декларациях, что оно временно берет на себя всю полноту власти – до тех пор, пока не восстановится Российская государственность. И это очень важно: Вологодский, как и все основные областники, не был сепаратистом, он был эдаким специфическим "автономистом" – Сибирь автономна, но в составе России. На митинге в честь открытия Сибирской областной думы в августе 1918 года свою речь премьер закончил двумя противоречивыми лозунгами: "Да здравствует Великая Россия!", "Да здравствует свободная Сибирь!".

Временное правительство Сибири. Петр Вологодский – в центре. 1918 г.
Временное правительство Сибири. Петр Вологодский – в центре. 1918 г.

Временное Сибирское правительство просуществовало 119 дней – четыре месяца. Из них почти два месяца Вологодский проводит в поездах, путешествуя до Владивостока и обратно (едет он не по своей воле – его отправляют коллеги по правительству, выдергивая из отпуска). Там он то ли занимается ликвидацией самопровозглашенных правительств от Читы до Владивостока (кстати, успешной – все они присягают Сибирскому правительству), то ли упрашивает послов Франции, Великобритании, США и Японии признать свое правительство и помочь ему ресурсами и войсками (о чем он докладывал на заседании правительства – впрочем, обещания союзников так и остались обещаниями).

Совершенно очевидно, что в начале XX века эффективно управлять огромной бурлящей страной из поезда невозможно. Сибирское правительство, впрочем, не особо и пытается это делать – судя по протоколам их заседаний, предметами его деятельности становятся или воззвания, или технические вопросы – вроде установления зарплат сотрудникам университетов и назначений чиновников. Вряд ли даже в самом Томске большое количество людей замечают деятельность этого правительства.

1 июля, через день после назначения премьером, Вологодский заболевает и сам идет от резиденции губернатора пешком до своего дома, "отдыхая на попадавшихся по дороге крылечках" (цитата по его дневнику). Глава правительства, отдыхающий на крылечках по пути домой, – едва ли не лучшее свидетельство того, какой властью обладало Сибирское правительство.

Впрочем, он и сам все понимал. 7 ноября 1918 года (через три дня после ликвидации правительства) в одном из интервью Вологодский говорит, что это был "дружно работающий аппарат", который, однако, два месяца из четырех "не занимался серьезными вопросами".

В своем последнем постановлении 3 ноября 1918 года Временное Сибирское правительство (точнее, Административный совет – президиум правительства) присваивает Вологодскому звание "Почетный гражданин Сибири". В его воспоминаниях это звание упомянуто единожды – в записи о самом событии. Больше он не пользовался этой своей символической властью ни разу. В отличие от того же Потанина.

23 сентября 1918 года. Ликвидатор независимой Сибири

Вряд ли Вологодский спешил обратно в Томск. Во Владивостоке он был лидером свободной России, да к тому же поближе к штыкам союзных войск. Однако 23 сентября его (все также неожиданно, как и в прошлый раз) избирают в Директорию Временного Всероссийского правительства – новый высший орган верховной власти в России (эдакий коллективный президент), созданный в Уфе представителями временных областных правительств значительной части страны.

О новом назначении Вологодский узнает из телеграммы. И снова сомневается. Уже вернувшись в Омск в середине октября, от приходит в Директорию, где ему предлагают, как члену высшего органа власти принести стандартную присягу. И он отказывается: "Я и сам не могу объяснить свою уклончивость в этом отношении. Как-то просто не лежала душа к этому шагу" (запись в дневнике от 19 октября 1918 года).

Он окончательно принимает свой новый статус, только когда выторговывает несколько условий: расположение органов власти Директории в Омске (фактически сибирские министерства просто переименовывают во Всероссийские), обещание признать автономию Сибири в будущей России, право сформировать кабинет Временного Всероссийского правительства и даже бело-зеленые знамена для сибирских частей армии (правда, в итоге стороны сходятся на бело-зеленых лентах на общих знаменах).

Временное Всероссийское правительство фактически создается на базе Временного Сибирского. 4 ноября Сибирское правительство ликвидируется, а Володарский становится председателем Совета министров Всероссийского правительства (не путать с председателем Директории – им остается Николай Авсентьев).

На две недели Вологодский, еще полгода назад живший в одной квартире с подселенной "форменной большевичкой" и редактировавший проходной журнал, формально становится единоличным правителем России. Председатель Директории Авсентьев после утверждения Вологодского премьером уходит с заседания и больше не участвует в повседневной работе правительства. Впрочем, одновременно он же и хоронит пусть и символически, но независимую Сибирь.

18 ноября 1918 года. Временный диктатор России

В ночь на 18 ноября 1918 года в российской столице городе Омске было неспокойно. После внутреннего конфликта неизвестно кем были арестованы трое из шести членов правительства. Премьер Вологодский неожиданно для себя встречает около своего дома казаков, приставленных к нему для охраны, и всю ночь не спит – тоже ждет ареста.

В 8 утра правительство собирается на экстренное заседание и под напором военного и морского министра вице-адмирала Александра Колчака принимает несколько постановлений. В первом "вследствие чрезвычайных событий" берет на себя всю полноту верховной власти (то есть фактически ликвидирует Директорию). Так председатель правительства Вологодский на несколько часов формально становится единоличным диктатором России. В следующем постановлении правительство утверждает новое положение об устройстве власти в России (в нем вводится пост Верховного правителя). Затем присваивает Колчаку звание адмирала. Проводит выборы Верховного правителя. Утверждает Верховным правителем Колчака.

Верховный правитель А.В. Колчак в рабочем кабинете
Верховный правитель А.В. Колчак в рабочем кабинете

События 18 ноября в Омске принято называть "переворотом Колчака", но, строго говоря, это был "переворот Вологодского". Потому что формально именно Вологодский сверг законную власть – Директорию, а Колчак только принял титул правителя от заговорщиков. Вологодский, кстати, хотел подать в отставку – но коллеги по правительству его отговорили, и он остался всероссийским премьером до конца 1919 года.

Как настоящий русский интеллигент, Вологодский раскаивается в содеянном: "Мне было противно насилие, учиненное против членов Директории, и меня тяготило сознание, что я все-таки нарушил клятву верности Российскому правительству и не имел мужества отказаться от поста председателя Совета М[инистр]ов, подкупленный доводами своих коллег. Теперь меня подкупает Колчак своим благородством и искренностью желания служить действительно интересам родины. Буду ждать дальнейших событий" (запись в дневнике от 25 ноября 1918 года).

Формально Вологодский – второй человек в "белой" России (ведь Колчака как Верховного правителя признают все белые армии), глава высшего законодательного и исполнительного органа власти. Но в реальности он скорее символическая фигура. Виктор Пепеляев (будущий сменщик Вологодского на посту премьера) в своем дневнике пишет: "Обычно два раза в неделю я бываю у Вологодского и делаю ему сообщения о внутреннем положении. Я убеждаюсь, что он совершенно не в курсе событий. Его как бы все забывают. И подчас мне искренне жалко этого доброго и слабого человека, который сделал все-таки много по воле судьбы, которая не всегда выбирает сильных людей".

И это близко к истине. За год своего премьерства при Колчаке Вологодский трижды уходит в длительный отпуск, регулярно ездит в Томск (в том числе для встреч с Потаниным), дает интервью, с удивлением узнает от своих корреспондентов, что крестьяне в основном не на стороне правительства и страдают от насилия самозванных агентов правительства на местах. История правительства Колчака потому и известна нам в основном по фронтовым сводкам: никаких принципиальных задач в хозяйстве страны оно так и не решило – ни в аграрном вопросе, ни в снабжении армии, ни в бюджетной системе, ни даже в юстиции – любимой сфере Вологодского.

10 ноября 1919 года Вологодский эвакуируется из Омска из-за угрозы взятия города Красной армией. Накануне он договаривается с несколькими людьми о передаче его библиотеки, картин и бюста Потанина. Люди соглашаются, но так и не приходят – перед очевидным крахом белого Омска никто не хочет иметь дела с премьером этого правительства.

29 января 1920 года. Юрист на КВЖД

Прибыв в Иркутск, Вологодский обнаруживает разруху и вялотекущую перестрелку, происходящую в самом в центре города. Он собирается делать доклад Колчаку о "бедственном положении". Но его опережает телеграмма из Новониколаевска (ныне – Новосибирска) о назначении Пепеляева новым премьером, а Вологодского – "Председателем комиссии по выработке положения о выборах в Учредительное собрание". Вологодский не рад – он пишет тогда в дневнике, что рассчитывал получить от правительства "денег на прожитье в Швейцарии по крайней мере на год".

Впрочем, к новой работе (очевидно, уже никому не нужной) он так и не приступит. Даже правительственные служащие в Иркутске, получив задержанный расчет за два месяца, в спешке покидают свои кабинеты, а что говорить о какой-то там "Комиссии по выборам" (Вологодскому удается найти в Иркутске только одного ее члена).

В конце декабря он подает прошение об отставке, но – удивительно – никуда не уезжает из Иркутска. Только в январе 1920 года, когда конвой останавливает его на улице и угрожает арестом, он собирает вещи и уезжает в Харбин – единственный свободный русскоязычный город за пределами России.

Русский Харбин. 1920-е
Русский Харбин. 1920-е

Уже в Харбине Вологодский узнает о расстреле Колчака и Пепеляева. А еще – пытается найти работу, перебиваясь случайными заработками юрисконсульта. Только летом 1922 года его бывший управделами Гинс находит бывшему дважды премьеру работу – юристом на КВЖД. Но и здесь его настигает советская власть, которая добивается признания за железной дорогой статуса совместного советского-китайского предприятия и разрешения работать там только гражданам с советским или китайским подданством. Советское гражданство Вологодский получать не хотел принципиально, а насчет китайского сомневался (опять!) – и опоздал. В июне 1925 года его вместе с двумястами русскими эмигрантами увольняют с работы.

Согласно одной из последних дневниковых записей, после увольнения Вологодскому занял денег все тот же Гинс – 250 долларов. 35 долларов в месяц уходило на аренду комнаты (от квартиры Вологодские отказались сразу после увольнения) и еще около 100 долларов – на еду. Дочь Зину он перевел из Коммерческого железнодорожного училища в христианскую гимназию – обучение там стоило втрое дешевле, к тому же училище перешло на программу советских школ.

Вологодский умер в октябре 1925 года, на его могиле лежал бело-зеленый венок – символ Сибири. В годы китайской "культурной революции" могила была уничтожена. Сейчас на этом месте разбит парк. Белый – зимой и зеленый – летом.

Что еще почитать по теме:

Вологодский П.В. Во власти и в изгнании. Дневник премьер-министра антибольшевистских правительств и эмигранта в Китае (1918–1925 гг.). Рязань. 2008. 619 с.

Казакова Е.А. П.В. Вологодский: личность и общественно-политическая деятельность (1863–1920). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Томск, 2008.

Крестьянников Е.А. П.В. Вологодский и дело юридической помощи в Сибири // Вестник Томского государственного университета. 2017. № 422. С. 113–122.

Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920: Впечатления и мысли члена Омского Правительства. М, Крафт+, 2007.

...

XS
SM
MD
LG