Ссылки для упрощенного доступа

"Вместо "катановок" будут юани". Появится ли вновь в России альтернатива рублю


Клиенты банка в Хакасии
Клиенты банка в Хакасии

Ровно 25 лет назад – в сентябре 1998 года – хакасские власти вывели из оборота так называемый хакасский рубль, или "катановки", – местную валюту, которую придумали на фоне тотального экономического кризиса. Локальные деньги использовались в и других регионах, но лишь в Хакасии они вошли в оборот надолго. Эксперты говорят, что в условиях текущего экономического кризиса появление местных валют маловероятно: скорее, на фоне нестабильного рубля жители Сибири и Дальнего Востока перейдут на юани. Но Сибирь.Реалии полагают, что совсем нелишне сегодня вспомнить, как на руинах советской империи выживали регионы.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

"Цены в России выросли в 26 раз"

В середине 90-х Хакасия, как и остальная Россия, тяжело переживала экономические последствия рыночных реформ. Станислав из Абакана в те годы был молодым преподавателем вуза. Он вспоминает, как был тогда растерян и понимал, что государство неспособно позаботиться о людях.

– Я сидел несколько месяцев без зарплаты. Потом пошел сам в правительство, встретился с Лебедем – тогдашний губернатор. Он сказал, мол, вы – бюджетники – будете получать последними деньги. В итоге я год был вообще без зарплаты. Как мы справлялись? Да, занимали друг у друга, как правило. На самом деле было много возможностей подшабашить и работы было много, поэтому деньги, как это ни странно, были в кармане. В 1998 году я занял тысячу долларов у друга по 6 рублей, а через два месяца доллар стал по 24 рубля. А 31 декабря зарплату выплатили, я получил сразу за год и рассчитался с долгом. В общем, весело было: помню, женщина с ребенком облилась бензином и сидела на площади правительства возле памятника Ленину. Мол, подожгу, если рудник не заплатит.

В 90-е на основных предприятиях Хакасии: железнорудном разрезе в Вершине Теи и Абазе, на шахте "Енисейская", черногорском заводе "Искож", на алюминиевом заводе в Саяногорске, который тогда достался предпринимателю Олегу Дерипаске, – зарплату платили либо нерегулярно, либо выдавали продуктами из заводского магазина.

Егор Гайдар, VI съезд народных депутатов России
Егор Гайдар, VI съезд народных депутатов России

– Да, кризис неплатежей тогда был страшный. Когда начиналась реформа в 1992 году и отпускали цены, то были очень большие споры: насколько поднимутся цены? – говорит доктор экономических наук Игорь Липсиц. – Гайдар считал, что цены поднимутся на 30 или 40%, максимум – в два раза. Он исходил из примерного соотношения массы денег в обороте и товара на складах и пришел вот к такому выводу. По его замыслу, цены и количество товаров должны были прийти к балансу. Но что случилось в итоге? Поскольку до этого все было в дефиците, предприятия, получив свободу, обрадовались и стали поднимать цены. Я помню, что первыми подняли цены предприятия черной металлургии: сразу в 14 раз на прокат черных металлов. Потом также подняли цены остальные, а платить друг другу оказалось нечем. В 1992 году цены в России выросли в 26 раз. Ситуация была критической. Поэтому регионы вынуждены были решать проблемы самостоятельно. Федеральный центр тогда мог дотянуться далеко не до всех.

"Детям водку на обед не нальешь"

Ситуацию усугубляло то, что государство получало критически мало денег от продажи энергоресурсов: в 1996 году нефть стоила 20 долларов за баррель, в разгар кризиса 1998 года цена опустилась до 12–14 долларов. Для сравнения: в годы так называемой "путинской стабильности" цена на нефть доходила до 140 долларов за баррель. Не имея денег даже на выплату пенсий, власти Хакасии в декабре 1996 года решили действовать самостоятельно: они ввели местную валюту – так называемый "хакасский рубль", или "катановку". По данным пенсионного фонда, при годовом лимите на выплаты пенсий 550 млрд рублей долги перед пенсионерами составили около 100 млрд. Пенсии не платили по три месяца и более. В региональном правительстве договорились с магазинами, которые согласились принимать "катановки" в обмен на товары – в основном продукты, рассказывает Сибирь.Реалии бывший председатель Совета министров Хакасии Евгений Смирнов.

Евгений Смирнов
Евгений Смирнов

– Скорее, "катановка" – это был талон, который предназначался для пенсионеров изначально. Потом уже мы стали их потихоньку направлять на выплату пособий каких-то, компенсацию льгот. Нам пришлось это сделать, чтобы спасти наиболее нуждающиеся слои населения. Мы выбрали группу магазинов, с владельцами которых договаривались, что они будут давать по "катановкам" то, что нужно. Правительство в свою очередь гарантировало, что, когда появятся нормальные деньги, предпринимателям все вернут. Это было важно: власти гарантировали, что "катановки" обеспечены обычными рублями. Конечно, это был удачный эксперимент, удачный шаг. Был же полный затор в системе. Ну, вы представляете, что такое пенсии не выдавать, особенно в то время, когда была инфляция довольно большая? Нас народ припер к стенке тогда: выходил на улицы и все прочее. Это был единственный выход, – рассказывает Смирнов.

В правительстве решили, что локальные деньги должны называться в честь Николая Катанова – хакасского ученого и основателя местного университета. Власти соседнего Минусинска, который относится к Красноярскому краю, тоже планировали ввести свою валюту – "мартьяновки" – в честь основателя местного музея.

– Я не знаю, что тогда случилось, но местных денег у нас не появилось, – говорит учитель из Минусинска Елена Зубарева. – Нас заставляли отовариваться в магазинах завода "Минал" – известного тогда производителя водки. Слава богу, они кроме водки возили тогда еще и продукты. Детям водку на обед же не нальешь. Вот мы и брали на месяц, например. Были и другие договоренности по бартеру. Помню, договорилась через тот же "Минал", взяла сыну сапоги на зиму местной обувной фабрики. Убогие, конечно, сапоги, но что делать. А так – работали в две смены, ну и ощущали полную безнадегу, если честно.

Экономист Игорь Липсиц считает, что "катановки" работали эффективнее талонов.

– Во всяком случае, когда у тебя есть такие деньги, ты выбираешь, что покупать. У тебя нет талона, который жёстко заставляет брать сахар или водку. Ты потом начинаешь думать, как тебе талон на водку поменять на что-то другое. Вот мы в начале девяностых это все проходили. Даже в конце восьмидесятых мы получали каждый месяц талоны на сахар, на водку. Потом меняли на другие вещи. Я, например, водку не пью. Куда я эти талоны дену? Ну, тоска зелёная. А тут все-таки деньги, с которыми можно пойти в магазин, решить, что ты купишь: молоко местного фермера или колбасу местного мясокомбината. – говорит Липсиц.

"Платежное средство", выпущенное Советом министров Хакасии в 1996 году
"Платежное средство", выпущенное Советом министров Хакасии в 1996 году

По словам бывшего главы правительства Хакасии Евгения Смирнова, "катановки" выпускали номиналом в 5000 рублей. Монеты чеканить не стали, только банкноты. Официально "катановки" нельзя было обменять на рубли или доллары, а рассчитаться ими можно было лишь в определенных магазинах. Но существовал черный рынок "катановок".

– Их легко меняли на местном рынке на рубли и даже на доллары, – говорит Станислав из Абакана. – Их даже называли "хакасский бакс". Меняли по курсу 6 тысяч рублей (после деноминации 1998 года по 6 рублей за доллар или "катановку". – СР) к одному доллару или одной "катановке". И рассчитаться, соответственно, даже на рынке можно было хоть долларом, хоть "хакасским баксом".

Валюта получила массовое распространение, поскольку пришедший к власти в конце 1996 года генерал Алексей Лебедь старался сделать так, чтобы как можно больше магазинов принимали "хакасские рубли".

– "Катановка" – это обычная тетрадка в магазине, – говорит житель Абакана Василий Улугбашев (фамилия изменена по его просьбе. - СР). – Только ее ведет не продавец, а правительство республики Хакасия. Для того чтобы "обналичиться", нужно вступить в сговор с продавцом, который отпускает тебе якобы товар по завышенной цене. Основной магазин был на улице как раз Катанова, бывший обкомовский. Там проводились аферы. Товар поступал туда со склада министерства торговли республики Хакасия. Еще был один магазин на перекрёстке улиц Крылова и Кати Перекрещенко под народным названием "Спасибо Гитлеру", но там оборот был, конечно, заметно меньше. Работало так: пенсионер приходил, отдавал "катановки" за рубли, но под 50%, то есть значительно ниже их курса. Якобы за эти деньги он купил что-то. На рубли он потом мог потом купить что-то другое: например, лекарства, которые за "катановки" не хотели продавать. Предприниматель получал "катановки" по заниженному курсу, но при Лебеде ими же платили налоги – по официальному курсу. Это позволяло платить налоги с большим дисконтом.

Довольно быстро власти начали платить "катановками" не только пенсионерам, но и льготникам, в том числе инвалидам, получающим пособие.

– Ими платили тем, кто вообще в безвыходном положении, – говорит Елена Егорова из Хакасии. – У меня знакомому поставили диагноз рак – а денег нет. Группу инвалидности дали. Получал "катановки". На лекарство определенное, еду – маленькая, да помощь. Только он уже ничего рассказать не может, к сожалению.

Генерал Алексей Лебедь, ставший в 1996 году главой Хакасии
Генерал Алексей Лебедь, ставший в 1996 году главой Хакасии

При этом некоторые предприниматели прекрасно обходились без "катановок".

– У нас тогда был книжный магазин в Абакане, – говорит Егор Столяров. – Какие "катановки", вы про что? Мы деньги лопатой гребли. Книги шли очень хорошо, тогда стало очень и очень много издаваться фантастики, зарубежных детективов, ужасов, эротики, то есть той литературы, которую в советское время просто не печатали. В советских книжных магазинах стояла в основном классическая литература и книги отечественных авторов того времени. А тут такой всплеск изданий писателей, произведений, которых у нас никто в магазинах не видел раньше. 90-е вообще удивительное время: с одной стороны, нищие бабушки, с другой стороны – развитие. Время абсолютной свободы.

Локальные (или суррогатные) деньги пытались применить во многих регионах России. Например, корпоративные талоны вводили на шахтах Кузбасса, чтобы рабочие могли поесть в заводских столовых. В Нижегородской области в 1992 году готовились ввести в оборот так называемые "немцовки", но в итоге валюта не получила широкого распространения. Некоторое время их использовали в качестве талонов на бензин. Недолго продержался и "уральский франк".

"Сужение экономического суверенитета"

В августе 1998 года в России произошел дефолт, в результате которого доллар за полтора месяца подорожал с 6,3 до 15,9 рублей. Правительство страны официально признало, что не может платить по долгам, а большинство банков приблизились к банкротству. Тем не менее в сентябре 1998 года руководство Хакасии отказалось от использования "катановок", погасив в итоге 78 млн – почти 80% задолженности перед пенсионерами. Поскольку после дефолта рубль стал в несколько раз дешевле, государство за счет экспортных доходов (пусть и сравнительно небольших) и внешних заимствований нашло средства дня выплаты пенсий.

– Рубли-то нам заплатили, просто это были уже совсем другие дешевые рубли, – говорит Станислав.

Сейчас "катановки" можно купить у коллекционеров по цене от 1,5 до 5 тысяч рублей.

Есть ли вероятность возвращения локальных валют в России?

После российского вторжения в Украину российский рубль резко обесценился в 2023 году, провоцируя инфляцию. По словам Игоря Липсица, с начала войны экономисты используют данные компании "Ромир", которые значительно отличаются от официальной статистики Росстата. Аналитики оценивают рост цен по отличной от Росстата методике: они учитывают 15 миллионов реальных покупок, совершенных жителями российских городов с 2008 по 2023 года, а не только товары потребительской корзины.

По данным "Ромира", в 2022 году цены в России выросли на 47%. Росстат оценил инфляцию всего в 12%. В июне 2023 года рассчитанная "Ромиром" инфляция составила 16% с начала года, хотя Росстат настаивает на цифре 2,7%. При этом, по словам Игоря Липсица, даже в случае роста цен критическими темпами вероятность возвращения локальных валют крайне мала.

Игорь Липсиц
Игорь Липсиц

– Новых "катановок" не будет, но их может заменить юань, – говорит эксперт. – Когда национальная валюта обесценивается, люди ищут более-менее надежную валюту. В некоторых странах это доллар. Случается, что в стране вообще нет национальной валюты, а вместо нее – доллары. Но в России сейчас с долларами все не очень хорошо, поэтому остаются юани, которые могут стать альтернативной валютой. Ты получил юань, потратил на товары, торговец на них же закупил новый товар. Китай сейчас – основной импортер товаров всех видов в Россию. При этом вам, сибирякам, даже не придется держать их в руках: просто нужно будет завести счет в банке и с этой карты платить юанями. Я полагаю, что в 2024 году использование юаней в сибирских регионах вполне возможно, вероятность не гипотетическая, а вполне реальная. Но юань нельзя назвать свободно плавающей валютой, это валюта с ограниченным режимом конвертации. Политика Национального банка Китая предполагает управление курсом, который контролирует потоки капитала, чтобы сохранить стабильность валюты. Уже были случаи, когда Банк Китая запрещал российским компаниям переводить крупные суммы в юанях в Европу и США. Соответственно, торгуя в юанях, Россия еще больше привязывается к товарам из Китая, экономике Китая. А выручку, полученную от экспорта в Китай, может использовать ограниченно, по сути, лишаясь выбора. Конечно, это все плохо, потому что это ухудшение условий внешней торговли и сужение экономического суверенитета. Но все эти опасности существуют, – считает Липсиц.

...

XS
SM
MD
LG