Ссылки для упрощенного доступа

Сегодня, 13 февраля, в Новосибирске у здания полпредства президента в СибФО состоялся пикет против вырубки лесов в Горном Алтае. Около 10 жителей Республики Алтай приехали в столицу соседнего региона, чтобы привлечь внимание федеральных властей к своей проблеме.

По словам Ольги Коноревой, одной из участниц и организаторов акции, они хотят остановить "варварское истребление природы Горного Алтая".

– Возмущение в обществе уже зашкаливает. Это будущее наших потомков и по сути, будущее всей Сибири, потому что у нас там природа уникальная. Телецкое озеро у нас располагается в 40 километрах от вырубки леса. На Алтае живут малочисленные коренные этносы. Их жизнь всегда была связана с тайгой. Они собирают там грибы, ягоды, орехи. Сейчас вокруг их домов все деревья вырублены подчистую, а по дороге на Телецкое озеро (входящее в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. – С.Р) остались одни пни, – говорит Ольга.

Одиночный пикет против вырубки леса в Сибири, Новосибирск
Одиночный пикет против вырубки леса в Сибири, Новосибирск

Активисты утверждают, что недалеко от уникального озера китайские предприниматели собираются строить деревообрабатывающие комплексы. После предыдущих протестных акций никакой реакции республиканских властей не последовало. Поэтому активисты решили ехать в Новосибирск.

В общественной приемной полпредства у пикетчиков официально приняли бумаги, доказывающие, по их мнению, незаконность лесозаготовок, и пообещали ответить в установленный законом срок.

Решение провести сегодняшний пикет было принято в конце января, когда в алтайское село Паспаул съехались жители нескольких районов Республики Алтай и ее столицы Горно-Алтайска. Они устроили митинг, на котором протестовали против решения местных властей о передаче 20 тысяч гектаров бывших сельхозугодий, покрытых лесом, в аренду китайской фирме "Юйхэн" сроком на 49 лет. По словам участников акции, в Чойском районе идет активная вырубка леса, который затем без какой-либо переработки на месте вывозится в Китай. Именно поэтому все происходящее Ольга Конорева называет "китайской экспансией".

– Иностранные граждане скупают деревообрабатывающие предприятия, лес и земли за суммы, которые не могут предложить местные жители. Сейчас китайские предприниматели покупают предприятие барнаульского бизнесмена, запасаются древесиной. Они приезжают сюда с большими деньгами. А рубят деревья для них наши же жители. С сентября 2017-го на площади в 250 гектаров вырубили огромное количество леса. Каждый день валили по 2000 кубометров, по словам наших чиновников. Мы провели три акции протеста, писали жалобы в администрацию президента и другие инстанции. Это не дало никакого результата. В Чойском, соседнем районе, недавно выяснилось, что дорога, по которой возили срубленный лес проходит через кладбище. Значит, когда землю продавали, никто не разбирался, что делать с кладбищем. Это кощунство. В нашем районе таких случаев тоже полно. Люди уже ни во что не верят, становятся злыми, начинают сжигать трактора и вагончики лесорубов. После этого активистов подозревают в поджогах, к нам приходит полиция с обысками. Никакой спокойной жизни у нас нет, – рассказывает Конорева.

Митинг против вырубки леса в селе Турочак Алтайского края, 23 ноября 2017 год
Митинг против вырубки леса в селе Турочак Алтайского края, 23 ноября 2017 год

По ее словам, представители коренных народов Алтая решили объединиться и выйти на митинг против вырубки леса 20 февраля в селе Турочак Алтайского края.

Подобные пикеты и митинги регулярно проходят также в Иркутской области, в Забайкалье и Бурятии.

6 февраля активистка из Иркутска Ольга Жакова передала в администрацию президента России почти 170 000 подписей жителей Сибири в защиту леса. Осенью прошлого года активисты нескольких регионов запустили в сети петицию с требованием ввести мораторий на экспорт необработанной древесины из России. В тексте говорится, что в 2015 году только в одной Иркутской области было вырублено 33 миллиона кубометров леса, еще 522 тысячи га​ сгорели. В 2016-м эти цифры не уменьшились. Сибиряки опасаются, что тайга скоро исчезнет.

В интервью корреспонденту "Сибирь.Реалий" Ольга Жакова рассказала, что борется за спасение лесов с 2016 года, когда Сибирь мучили лесные пожары.

– С 2014 года мы задыхались от дыма и гари, – рассказывает Жакова. – У нас сгорало по 500 тысяч гектаров леса, и никто с этим ничего не мог сделать. Каждый день мы видим, как уходят составы с деревом в Китай, как лесорубы варварски вырубают деревья. И вот неравнодушные жители собрались и начали эту акцию. Позже ее подхватили в Бурятии и Забайкальском крае. Мы со всеми активистами скоординировали и начали совместное движение, собирали подписи на улицах, устраивали акции. Потом решили запустить петицию в change.org. Она получила отклик, за пять месяцев ее подписали 146 тысяч человек. На улицах наших городов нам удалось собрать еще 30 тысяч подписей.

Инициативная группа жителей Иркутска собирает подписи за прекращение вырубки и экспорт леса. На фото Ольга Жакова
Инициативная группа жителей Иркутска собирает подписи за прекращение вырубки и экспорт леса. На фото Ольга Жакова

В 2016 году участники общественного движения записали открытое видеообращение к Владимиру Путину. По словам активистов, до этого они неоднократно пытались достучаться и до местных властей. В 2017 году они отправили письмо в Законодательное собрание Иркутской области.

–​ В письмо мы включили несколько пунктов: чтобы добровольцам позволили участвовать в тушении пожаров и чтобы власти ввели мораторий на экспорт древесины. На что нам ответили "отпиской": якобы мы не соблюли формат обращения, –​ говорит Жакова.

Кроме того, в прошлом году жители обращались с просьбой запретить вырубку леса к губернатору Иркутской области. После этого в регионе был введен-таки мораторий на экспорт необработанной древесины. И это, по словам Ольги Жаковой, должно было способствовать развитию местного деревообрабатывающего бизнеса. Однако мораторий отменили через семь месяцев.

–​ Люди уже начали закупать оборудование, запускать производство и нанимать рабочих. Дело вот-вот должно было пойти. Но поскольку у нас депутаты разных уровней заняты в лесной отрасли, полиция покрывает этот бизнес. Лесное лобби продавило, и мораторий отменили. Мы поняли, что на местном уровне это не решится, даже если на то есть воля губернатора, –​ делится Жакова.

Забайкалье

Активист Стас Захаров участвовал в сборе подписей в Забайкалье и координировал общественное движение за сохранение озера и леса.

– На наших глазах вокруг Байкала иностранцы вырубают лес, в 300 метрах от озера создают двухэтажные свалки, – рассказывает Стас. – Однажды на моих глазах в лесу водитель КАМАЗа вывалил из кузова груду опилок и уехал. В июле прошлого года мы с жителями Бурятии встретились и решили, что нужно создать движение за сохранение Байкала и открыть сбор подписей. Мы сделали листовки для китайцев, чтобы они повлияли на свою власть. Перевели их на китайский язык. Добровольцы распространяли их на территории КНР. Байкал – это мировое достояние, может быть, китайцы задумаются над этим.

По словам Захарова, главное требование местных жителей – запрет экспорта древесины.

– Пусть рубят лес, но перерабатывают у нас, строят заводы и фабрики. Это дополнительные инвестиции в регион, – считает активист.

Бурятия

Наталья Козырева координировала сбор подписей и общественное движение за спасение природы в Бурятии.

– Последние 10 лет беспощадно вырубаются деревья, лес горит, а может быть, его специально поджигают, чтобы потом купить дешевле. Из-за этого пересыхают мелкие реки, питающие озеро. Байкал мелеет, – рассказывает Наталья Козырева.

Козырева говорит, что если к защитникам леса не прислушаются в администрации президента, они планируют обратиться в международные организации и будут требовать отставки высокопоставленных чиновников.

Вырубка деревьев в лесах Алтая
Вырубка деревьев в лесах Алтая

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России, считает, что главная проблема лесного хозяйства России сегодня не в иностранных предпринимателях, а в "безумии" российских законов.

– Винить во всем Китай будет большой ошибкой. Он потребитель примерно половины заготавливаемой продукции. Во-первых, лес заготавливают в основном российские компании, во-вторых, они обращаются с лесом так, как им позволяют российские законы. Наше законодательство позволяет с лесом обращаться как с одноразовым ресурсом. К этому добавляются огромные пожары. Сгорает леса примерно в 3–4 раза больше, чем вырубается, – объясняет Ярошенко.

По его мнению, единственный путь сохранить лес – это переход от добычи бревен в диких лесах к полноценному лесному хозяйству, при котором лес будет выращиваться на освоенных землях.

– Одна из самых больших проблем кроется в вопросе восстановления леса. Многие чиновники любят говорить, что они якобы достигли баланса между вырубкой и восстановлением леса. Это абсурд и не имеет отношения к реальности. Чтобы вырос целый лес, за ним надо ухаживать примерно 15–20 лет. У нас такого ухода нет. Его даже в документах очень мало, а то, что есть, – халтура. Реально у нас выращивают полноценный лес примерно на 1% от площади, которая теряется, – говорит эксперт.

Алексей Ярошенко уверен, что активисты совершают ошибку, требуя запретить экспорт необработанной древесины и вырубку леса.

– У нас и так большая часть древесины экспортируется в обработанном виде – целлюлоза и пиломатериалы. Запретить рубку тоже невозможно, она все-таки кормит сотни тысяч человек. Меры, которые просят принять подписанты петиции, бесполезны и нереалистичны. Требовать надо полного изменения системы обращения с лесами. Человек не может отказаться от леса, но может хозяйствовать правильно. Попытка все сваливать на Китай снимает ответственность с наших чиновников. На северо-западе европейской части России никаких китайских предприятий пока нет, а в лесу такое же безобразие, как и в Сибири и на Дальнем Востоке. Вырубка и истощение лесов Архангельской области ничем не отличаются от того, что мы видим в Иркутской. Это подтверждает, что всё дело в безумии российских норм и правил, – заявляет эксперт.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG