Ссылки для упрощенного доступа

"Будем делать свое дело, пока не выгонят"


В Барнауле волонтеры пытаются привести в порядок знаковый для столицы Алтайского края архитектурный комплекс, которому без малого 280 лет. Власти и очередные собственники помочь им не торопятся.

Владелец юрфирмы Дмитрий и девятиклассник Артем на солнцепеке пытаются сдвинуть бетонную крышку колодца так, чтобы ее можно было использовать как стол. Она лежит в зарослях кустарника и не поддается. На помощь спешат десятиклассник Саша и архитектор Александр Деринг. В группе поддержки блогер Евгений Кучинев и еще несколько ребят. Двух ломов для такой работы оказывается мало, поэтому еще два дает кузнец Андрей Чаплыгин – его мастерская разместилась среди старинных руин Сереброплавильного завода.

С 11 утра у плотины заводского комплекса XVIII века, места, откуда началось развитие Барнаула, небольшая группка энтузиастов расчищает территорию. Площадка в 7,5 гектаров размещается на въезде в город. До середины XIX века здесь выплавляли 90% всего российского серебра, и именно отсюда шла застройка города. Комплекс имеет статус памятника архитектуры и градостроительства федерального значения, и вряд ли кто-то из горожан или чиновников возьмется оспаривать его ценность, но организовать процесс реставрации пока никому не удалось.

Первоначально плотину на реке Барнаулке строили для медеплавильного завода известного промышленника Акинфия Демидова, основателя горнозаводской промышленности на Урале и в Сибири. Завод построили в 1744 году, но в алтайской руде неожиданно нашли серебро, потому производство и перестроили под его выплавку. Завод стал точкой отсчета для небольшого поселения, а затем и города. Когда имущество Демидова передали в собственность российских императоров, здесь разместилась Канцелярия Колывано-воскресенских заводов.

На старинном барнаульском заводе постепенно разрушаются и ветшают плавильные фабрики, важня, плотина, контора и кузница; вредят им время и клены, чьи корни корежат ценную кирпичную кладку. Если пропустить хоть один субботник, трава и вездесущий кустарник снова возьмут верх.

Дмитрий говорит, что если здесь применить тяжелую технику, нет гарантий, что старинная кладка не рухнет, так что важен именно ручной труд. Он приходит сюда уже в четвертый раз, хотя дома ждут 10 соток огорода.

– В день свадьбы нам с женой хотелось сфотографироваться на фоне старинных стен, но охранник не пускал. Пришлось дать денег вроде как на еду собакам, которые стерегут территорию. Потом я познакомился с Александром Дерингом, и он рассказал, что проводит здесь субботники. Я собирался года два и вот наконец-то пришел, – рассказывает Дмитрий, не выпуская из рук лом. Сегодня ему удалось выровнять колодец, а значит, площадка у плотины будет выглядеть более опрятно. По задумке Александра Деринга, здесь вполне можно благоустроить уголок для отдыха – сровнять грунт, поставить лавочки, но до этого еще далеко: заросли кленов и трава за неделю успевают затянуть все вокруг плотины.

Может быть, когда-то здесь работали мои предки, держались за эти камушки

Теща Дмитрия Ирина Андреевна занята прополкой. На субботники, как она говорит, "напросилась" из-за любви к истории:

– Я знаю все о своих предках, недавно нашла на чердаке заброшенный старый самовар, которому 150 лет. Иногда я его касаюсь и думаю, что так же касалась его рука прапрадеда. Когда я узнала, что люди восстанавливают то место, где зародился Барнаул, я сразу решила, что надо идти. Может быть, когда-то здесь работали мои предки, держались за эти камушки. В прошлую субботу пришла в первый раз, мы устали, нас покусали мошки, но я снова ждала выходных, чтобы вернуться. Если честно, я не ожидала увидеть столько молодых людей, которые от души работали в жуткую жару. Даже незнакомые люди были все на одной волне. Это так удивительно.

Александр Деринг с юными помощниками
Александр Деринг с юными помощниками

Школьников Сашу и Артема сюда не загоняли на летнюю практику, их не заставляли ни родители, ни учителя. Они пришли, потому что ветшающие здания завода – свидетели истории города, о которых каждый барнаулец что-то слышал, но видели не многие.

– Большинство моих одноклассников заняты своей жизнью, а мне просто здесь интересно, – скромно объясняет свое увлечение Артем.

Это единственный в России памятник промышленной архитектуры такого масштаба и такого качества

Создатель и главный идеолог движения Александр Деринг уже три года собирает людей вокруг руин, которые спрятаны за высоким забором. В Барнауле Дерингом спроектировано около 500 зданий, и с 1992 года он предлагает каждому новому собственнику завода то один, то другой проект реставрации, но пока безуспешно.

– У меня есть фотографии и слайды тех лет. Еще работала спичечная фабрика (Барнаульская спичечная фабрика работала на этой территории с 1941 по 2001 год. С.Р), а я смотрел и думал: никто не видит, не знает, что за забором есть такие объекты. Ведь это единственный в России памятник промышленной архитектуры такого масштаба и такого качества. Когда начались первые шаги по приватизации, мне стало очень грустно. Я видел, что здания переходят из рук в руки, но ничего положительного в судьбе этого места не происходит, а даже наоборот: время делает свое дело, здания постепенно разрушаются, – рассказывает Александр Деринг. – В 2015 году, когда комплексом еще владел агрохолдинг "Изумрудная страна" (крупный алтайский агрохолдинг, предприятия которого находятся в процессе банкротства либо уже обанкрочены. Несколько его руководителей признаны виновными по ч. 4 ст. 159 УК РФ. С.Р), я попытался поговорить с собственниками: давайте попробуем что-то сделать, под что-то приспособить эти здания. В общем-то, в то время уже началась такая волна, появилось креативное пространство ArtPlay в Москве, но слово лофт у нас еще не все знали. Я рассказывал, объяснял владельцам, что старинные здания можно адаптировать, мы даже начали делать в этом направлении какие-то движения, но кризис, потом банкротство собственников и судебные тяжбы помешали проекту (после банкротства “Изумрудной страны” исторический комплекс с торгов был продан компании "Матч", аффилированной с совладельцем сети "Мария-Ра" Евгением Ракшиным и крупным застройщиком Нодаром Шонией. – С.Р).

Александр Деринг рассказывает, что на заводе, как и прежде, работает начальником охраны один человек, который очень ценит этот объект, любит искусство и разбирается в этом вопросе. Однажды вместе они пошли посмотреть территорию, забрели за Вторую плавильную фабрику, где все заросло непроходимыми джунглями, кустарник начал захватывать здания.

– Собственно, здесь и появилась идея собрать людей, – рассказывает Деринг. – Мы решили анонсировать экскурсию, показать всем желающим, откуда начинался наш город. Пришло довольно много горожан с детьми, пенсионеры. Не было инструментов, погода была пасмурной, но мы провели первый субботник и сами поверили, что движение может получиться. В течение полугода придумали название. Я предложил – "Субботник на "Спичке".

Властям все это казалось странным, и отношение с самого начала было настороженным: "Он это делает в корыстных целях", "Наверное, хочет получить работу". Знаете, каждый судит по себе. Когда что-то начинается, то всегда есть люди, которые за и которые против.

Мне стали подсовывать негативные комментарии из интернета. Сначала я возмутился, а потом решил, что не буду читать никаких комментариев в принципе. Пусть пишут, что хотят, я буду делать свое дело, пока не выгоняют. И так, раз за разом, суббота за субботой, мы начали видеть плоды наших трудов. Мы очень резво почистили всю эту территорию. Вырубили большую часть кленов, результат стал проявляться. Постепенно нам какие-то люди начали скидывать деньги, мы купили бензопилу, другие инструменты. Подошел Новый год, и мы устроили "Елку на "Спичке", потом Масленицу – так мы разнообразили наши субботники праздниками.

Основной костяк движения – пять человек, они работают и зимой, и в плохую погоду. Дел хватает всегда. Однажды помогать им пришли более ста горожан, но бригада идеологов не растерялась, объединили людей в группы, назначили "бригадиров", провели планерку. Александр Деринг признается, что так много горожан собирается нечасто. Сегодня набралось десять человек, рядовые горожане, все пешком, транспорт только у самого Деринга – он приехал на велосипеде.

А как же машина?

– Я стараюсь не вредить окружающей среде. В крупных городах велосипеды все популярнее, а вот у нас главный архитектор этого не понимает, поэтому велосипедных дорожек нет.

Городские власти гордятся туркластером "Барнаул – горнозаводской город" стоимостью более 700 млн рублей. Но Деринг его постоянно ругает: Сереброплавильный завод не получил ничего от этого бюджета, хотя формально входит в состав кластера.

Какой объект сейчас вам кажется наиболее ценным на территории "Спички"?

– Самое первое сооружение, в принципе, – это плотина. Остатки этой плотины сохранилась. Мы видим кирпичную подпорную стенку. Она активно разрушается, и это меня очень беспокоит. Надо ее закрепить и остановить разрушение. Сначала поставили плотину, а за ней уже первые деревянные объекты, например, плавильную фабрику. Кирпича еще не было.

Волонтеры у плотины
Волонтеры у плотины

Удивительным сооружением является важня. Это арочное рудовзвешивательное строение. Оно будет украшением территории, если его отреставрировать. Все эти здания по-своему хороши: конечно, это касается и Первой, и Второй плавильных фабрик…

Совладелец территории Сереброплавильного завода Евгений Ракшин сказал, что до объекта ЮНЕСКО завод не дотягивает, хотя его важность для города он не отрицает. А как вы считаете?

– Я не скажу, что я знаю все объекты ЮНЕСКО. Но вот, например, есть Свияж, это целый остров, огромный монастырь, который сейчас объявляют всемирным достоянием. И есть идея придать статус объектов культурного наследия комплексу, который бы включал Змеиногорск, Барнаул, Павловск, Колывань. То есть своеобразное "Серебряное ожерелье Алтая". Если создать некий пространственный комплекс горнорудного дела, главной жемчужиной которого стал бы Сереброплавильный завод в Барнауле, это точно потянуло бы на статус ЮНЕСКО. Ведь это уникальный промышленный комплекс, созданный в центре Сибири.

Возможно, когда-то на "Спичке" и будут толпиться туристы, а пока попасть на территорию еще живого уникального промышленного комплекса не так просто. Охранник Сергей жестко разговаривает с двумя велосипедистами, которые неожиданно заруливают поглазеть на старину, грозит спустить собак.

Сергей работал здесь еще во времена агрохолдинга "Изумрудная страна", бросившего на произвол судьбы сотни предприятий и строений в Алтайском крае. Только ему одному бывшие работодатели задолжали 60 тысяч.

– Они здесь от приставов прятали свои "Крузеры" и "Хаммеры", – рассказывает о своих бывших начальниках Сергей. – Главе холдинга дали срок, но у нее маленький ребенок, поэтому она теперь на свободе и с деньгами, и с машинами (экс-владелица агрохолдинга "Изумрудная страна" Ольга Антипина получила 6 лет и 6 месяцев со штрафом в 900 тысяч рублей по делу о мошенничестве. В колонии она окажется лишь в 2031 году, так как имеет двоих несовершеннолетних детей. – С.Р). Ограбила государство и хорошо живет. Сколько таких объектов брошено в Алтайском крае? Все это сошло им с рук. Такая у нас власть.

Рухнувший мост
Рухнувший мост

Уже скоро будет два года, как купили завод, но ни одного собственника я здесь не видел. Мост через Барнаулку, который тоже входит в комплекс, стоял-стоял и рухнул с месяц назад. Сломался пополам. А металл здесь ищут постоянно. Некоторые совсем обнаглели. Подогнали машину, режут, таскают, грузят. В старых зданиях обрезали две балки – рухнули плиты. Я не знаю, как их не придавило. Бомжей ловит полиция, а что с них взять?

Андрей Чаплыгин
Андрей Чаплыгин

Субботник завершается в районе обеда. Волонтеры отдыхают возле кузницы Андрея Чаплыгина, об ноги трется местный полосатый кот, рядом стоит импровизированная кирпичная печь – пожалуй, первый новый объект, "построенный" здесь. Ее стилизовали под окружающие здания, она похожа на объекты с эскизов Александра Деринга. Зданий современного типа там нет. Архитектор видит галереи с арками, которые разбиваются улицей, в память о первой улице Барнаула, которая появилась именно здесь. Знаменская церковь, одна из старейших в городе, замыкает перспективу. Существует даже символический первый кирпич для реставрации "Спички". Его отформовал профессиональный гончар Дмитрий Драченин.

Та самая печь
Та самая печь

Невзирая на комментарии скептиков, Александр Деринг продолжает строить планы. План на следующий субботник – купить триммер и обкосить плотину. План на лето – собрать на Сереброплавильном заводе историков, дизайнеров и архитекторов и провести фестиваль "Зодчество в Сибири". А самый главный план – сберечь уникальную архитектуру того места, откуда начался Барнаул.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG