Ссылки для упрощенного доступа

"Временщиков наша жизнь не волнует"


Акция протеста "Похороны колеса"

Представители угольного разреза "Березовский", осваивающего месторождение к юго-западу от Новокузнецка, подали иск на сумму более 14 млн рублей к жителям поселков Апанас и Алексеевка – Владимиру Горенкову и Сергею Шереметьеву. 17 февраля состоялась несанкционированная акция – местные жители перекрыли дорогу технике угольщиков. Горенков и Шереметьев были "застрельщиками" пикета. Сейчас компания требует взыскать с них ущерб от простоя в работе.

Митинг протеста против работы угольных разрезов
Митинг протеста против работы угольных разрезов

​В феврале 2018 года на пересечении трассы Новокузнецк – Костенково и технологической дороги, построенной угольщиками, собрались около ста жителей из близлежащих поселков. Плюс пресса, чиновники и, конечно, полиция.

Людей в форме отправили на защиту интересов большого бизнеса от местных жителей

– Ладно в городах – там иной раз митингующих и жителей действительно надо защищать друг от друга, а здесь, в чистом поле, чей покой собрались охранять полицейские? Кого и от каких преступников защищать? Ответ один: людей в форме отправили на защиту интересов большого бизнеса от местных жителей, – говорит Сергей Шереметьев. – Мы хотели не столько перекрыть технологическую дорогу, как это пытается представить сегодня истец, сколько отстоять участок трассы, соединяющий пригородные поселения и места отдыха горожан с Новокузнецком. Пикет должен был привлечь внимание к нашей проблеме. Ведь эта дорога не то чтобы пришла в негодность или представляет угрозу с точки зрения безопасности движения, а просто мешает угольщикам зарабатывать. Прямо под этой трассой лежит дорогущий антрацит. И потому руководство разреза решило участок дороги перенести. Туда, где людям ездить неудобно и долго.

Протестующие перекрыли дорогу
Протестующие перекрыли дорогу

​– Совершенно непонятна позиция властей, – добавляет Владимир Горенков. – Почему ради того, чтобы какой-то олигарх мог обогатиться, должен быть разрушен привычный уклад жизни тысяч людей?

Протестная акция продолжалась чуть больше двух часов. Изначально она планировалась как бессрочная – пока не состоятся переговоры общественников с руководством администрации района и разреза "Березовский". Но в какой-то момент прозвучала команда "паковать", и пятерых самых активных участников пикета на ждавших своего часа автобусах доставили в РОВД.

Наказание суд назначил только двоим: Владимиру Горенкову и Сергею Шереметьеву – 10 000 и 5 000 рублей штрафа за организацию несанкционированного митинга. Откуда-то во время суда всплыла информация о палаточном городке, который активисты якобы разбили вдоль трассы и создали тем самым угрозу безопасности движения. Но никакого городка не было. Владимир Горенков улыбается и объясняет, в чем тут дело: "Просто я с кем-то из приятелей говорил на эту тему по телефону. Да и то в шутку – какие палатки в такой мороз! А этот человек свой "конспект" в правоохранительные органы отнес..."

За время, прошедшее с тех пор, сменилась власть в регионе. Но и новая областная администрация во главе с Сергеем Цивилевым одобрила проект строительства дороги из Новокузнецка в Костенково в объезд деревни Березово.

Устранить цивилизованно

А спустя полгода после пикета, в августе 2018 года, руководство ООО "Разрез "Березовский" обратилось с иском в суд. Ответчики – Владимир Горенков и Сергей Шереметьев как организаторы и наиболее активные участники акции. Сумма иска – 14 081 013 рублей. Во столько руководство компании оценило ущерб от проведенной акции: убытки от двухчасового простоя техники, упущенную выгоду.

Постоянные взрывы пластов, от которых приходят в негодность фундаменты домов, уничтожение тайги и водоемов, убитые БелАЗами дороги – это ведь только часть проблемы

На первое заседание суда, которое должно было состояться в начале октября, вместе с ответчиками прибыло подкрепление из сочувствующих – больше 20 человек. Прения не состоялись: истец попросил об их переносе, ссылаясь на то, что все юристы компании заняты. Сергей Шереметьев считает, что истинный мотив отказа от иной: "Просто у компании нет никакого желания озвучивать свои претензии в присутствии большого количества свидетелей и прессы. Они наверняка надеются, что со временем часть наших товарищей по несчастью успокоятся и больше не придут в суд. Но это вряд ли".

Заседание было перенесено на 26 октября. Активисты из группы поддержки допускают, что суд может ограничить доступ в зал заседаний. Горенков и Шереметьев сейчас, за пару дней до суда, не теряют оптимизма. Они не первый год ведут борьбу за право жить на чистой земле, а за это время бывало всякое.

Угольные разрезы
Угольные разрезы

"Если не мы, то кто?" – говорят они едва ли не в один голос – и это уже не об экологии, а о том, что государство в упор не видит реальные проблемы людей. "Добыча угля открытым способом в непосредственной близости от населенных пунктов, окрестная черная пыль, оседающая на сады и огороды, постоянные взрывы пластов, от которых приходит в негодность фундаменты домов, уничтожение тайги и водоемов, убитые БелАЗами дороги – это ведь только часть проблемы…"

Лунный ландшафт

Когда-то юго-западные окрестности Новокузнецка, который традиционно входит в число самых экологически неблагополучных промышленных центров страны, были отдушиной для горожан. Здесь находились дома отдыха для детей и взрослых, сюда приезжали грибники и рыбаки. А получить участок земли в этих местах считалось за счастье: из-за розы ветров смог уходил в противоположном направлении.

Сейчас об этом остались лишь воспоминания. На месте тайги – безжизненный лунный ландшафт. Пруд у села Матюшино погиб под отходами того же разреза "Березовский". Угольщики ведут работы в нескольких десятках метров от жилых домов.

Взрывные работы
Взрывные работы

Житель села Березово Владимир Ешметьев в свое время обратился в суд с требованием компенсировать нанесенный ему ущерб. Сумма иска к разрезу – один миллион рублей. Причина – многократное превышение концентрации вредных веществ в пробах, взятых непосредственно у его дома. Это "официальная" версия иска. А неофициальная, со слов активистов, – после очередной серии взрывных работ неподалеку от дома Еметьев получил инфаркт и был надолго госпитализирован.

Такая ситуация – во многих населенных пунктах Новокузнецкого района. За последние два года в Новокузнецке прошло несколько массовых митингов (организаторами их были в том числе Горенков и Шереметьев), в которых участвовали жители сел и городов Кузбасса, нормальную жизнь в которых разрушают угольные компании, – Белова, Ленинска-Кузнецкого, Калтана, Осинников, Прокопьевска, Киселевска…

Между тем в планах региональных властей – увеличить добычу угля в ближайшие годы до 425 млн тонн в год. Если учесть, что в прошлом году Кузбасс добыл 230 млн тонн, а Россия в целом – около 390 млн, можно представить, что ждет населенные пункты Кемеровской области, если такие планы воплотятся.

Невосстановимая потеря

Чиновники областной администрации заявляют: дело может спасти рекультивация использованных и брошенных хозяевами разрезов. Называется и стоимость восстановления земли. По словам Андрея Брижака, начальника отдела департамента угольной промышленности администрации Кузбасса, для приведения в порядок 582 гектаров изуродованных земель потребуется всего лишь 117 миллионов рублей. Или около 200 тысяч на гектар с учетом осуществления технологического и биологического процессов оздоровления.

А это не так и много, по меркам угольщиков – стоимость примерно двух вагонов антрацита. Почему же тогда бизнес всеми силами избегает восстановительных работ?

У Сергея Шереметьева на этот счет свое мнение:

– Потому что есть совсем другие расчеты, которые доказывают, что при соблюдении всех технологий процесса и без использования (или захвата) инфраструктуры, принадлежащей обществу, себестоимость открытой добычи угля адекватна себестоимости подземной, а иногда обходится и дороже.

Но от этих доводов жизнь в регионе не зависит, уверен Владимир Горенков.

– А зависит она сегодня от тесной спайки власти и бизнеса, у которых задача не жизнь людей улучшать, а получать наибольший доход, – говорит он. – Конечно, кое-что при этом перепадет и Кузбассу, однако основная прибыль будет поделена между собственниками разрезов и федеральным бюджетом. Что будет потом – спустя каких-то 10–15 лет – с отраслью и Кузбассом, временщиков волнует меньше всего.

Успеть между судами

Горенков и Шереметьев категорически против такого подхода. Они по-прежнему намерены защищать свою среду обитания, свои дома. Между двумя судебными заседаниями (первое – в начале октября, второе – в конце) они умудрились организовать еще одну протестную акцию, уже на трассе Листвяги – Апанас. Человек 20 активистов прошли с траурной процессией – хоронили погибшее на этой дороге колесо. Их покой, как всегда, охраняла мощная бригада сотрудников МВД, Росгвардии и ГИБДД. Активисты особую благодарность передают экипажу, охранявшему Горенкова.

– У меня накануне пропала корова, – рассказывает он. – И я с утра в день акции отправился на ее поиски. Экипаж полиции, который исправно нес службу у моего дома, сопровождал меня все это время. Я им говорю: "Хоть помогайте, чего просто так кататься". А они смеются.

Угольные разрезы
Угольные разрезы

Участок трассы, о котором идет речь и который тоже будет перекопан угольщиками, вроде бы спорный. С одной стороны, пригородный автобус Новокузнецк – Апанас ходит по этой дороге уже больше 40 лет. С другой – недавно жителей уведомили, что этот участок – технологический. То есть автобусы и легковушки ездят по ней как бы незаконно. Но когда и почему дорога потеряла статус трассы общего пользования – так и неясно. Вот с этой некогда общей, а теперь уже частной дорогой и "прощались" активисты.

Сразу после акции, рассказывает Сергей Шереметьев, участок трассы был буквально вылизан грейдерами, чего не наблюдалось за все годы противостояния. А из администрации области в СМИ было направлено письмо руководителя департамента угольной промышленности региона Олега Токарева: ездить гражданам здесь будет можно еще как минимум год. До тех пор, пока угольщики не построят объездную дорогу и не начнут вскрывать грунт. Ездить, правда, придется рядом с мощными самосвалами. Но ведь и аварий со смертельным исходом, в которых участвовала большегрузная техника с разрезов, было на дорогах Кузбасса всего ничего – только две.

И руки опускаются, и сдаваться нельзя

И Владимир Горенков, и Сергей Шереметьев признаются, что уже не верят ни во что. Обращения, которые они шлют в разные инстанции, включая аппарат президента России, чаще всего остаются без ответа. Иссякает вера и в действенность протестных акций. Поначалу власть обращала внимание на митинги – после них собирались круглые столы, проходили встречи жителей региона с чиновниками и руководителями разрезов. А сейчас и этого нет – акциями интересуются в основном только в правоохранительных органах. Ну и еще в судах.

Владимир Горенков, Сергей Шереметьев
Владимир Горенков, Сергей Шереметьев

Владимир Горенков считает, что двум сельским мужикам вполне могут присудить выплату "пособия" разрезу в 14 млн рублей. Хотя ущерб, который нанесен региону самими угольщиками, вряд ли вообще можно подсчитать. Зато, говорит Горенков, будет создан прецедент. Горенкову и Шереметьеву сейчас, накануне суда, звонят активисты из других регионов, просят не сдаваться. Ведь если признают виновными в упущенной выгоде этих двух жителей Кузбасса, подобные процессы могут пойти по всей стране. И тогда о таком понятии, как экология, можно будет вообще забыть.

Очередное судебное заседание по иску угольщиков к Горенкову и Шереметьеву состоится 26 октября.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG