Ссылки для упрощенного доступа

"Нельзя врача делать крайним"


Медики, приехавшие в районы работать по госпрограмме "Земский врач", все чаще возвращают выданный им 1 млн рублей и уезжают. Молодые специалисты "убегают" из сел и деревень обратно в город из-за тяжелых условий труда, плохого оборудования в сельских больницах, отсутствия обещанного жилья, а также потому, что все чаще участие в этой программе оборачивается для молодых специалистов уголовными преследованиями.

"Дяди что-то ищут"

39-летняя врач-терапевт Марина Черемисина перебралась в Калининградскую область из Омска шесть лет назад. Переехала вместе с семьей – родителями, мужем и тремя детьми, в Багратионовск, это в 37 км от Калининграда. В мае 2017 года в семье появился четвертый ребенок. А через два месяца к Марине пришли с обыском сотрудники ФСБ.

Я не знаю, что они искали, но ничего не нашли. Тогда мы и узнали о деле

Сегодня участкового терапевта обвиняют в двух преступлениях по статье 159, ч. 3 УК РФ ("Мошенничество"). По версии следствия, Марина Черемисина присвоила миллион бюджетных средств, используя служебное положение. При этом действовала в группе лиц по предварительному сговору. Вместо сельской местности врач отработала в районном центре и этим нарушила условия программы Минздрава "Земский доктор", считает обвинение. В совокупности матери четырех детей может грозить до 12 лет лишения свободы.

Марина Черемисина
Марина Черемисина

– Когда был этот обыск, мы детей собрали в одну комнату, муж с двухмесячным ребенком, старшие дети задают вопросы. Мы им сказали, что пришли дяди, которые что-то потеряли. Я не знаю, что они искали, но ничего не нашли. Тогда мы и узнали о деле, – рассказывает Марина. – Потом я пыталась связаться с Минздравом, разговаривала с юристом, а мне там бодро отвечали, что ничего не слышали. Но потом, видно, их ФСБ посетило, признало их потерпевшими.

Багратионовская центральная районная больница
Багратионовская центральная районная больница

В калининградской области, по заявлениям руководства местного Минздрава, не хватает примерно 300 врачей. Программа "Земский доктор", которую запустило министерство, рассчитана на привлечение в регионы молодых специалистов. Участник программы получает 1 млн рублей подъемных, если обязуется отработать на селе минимум пять лет. Чаще всего приглашенные специалисты тратят подъемные на покупку жилья.

По этой программе в 2013 году в Багратионовск приехала и Черемисина. Она тоже получила свой миллион из бюджета и вложила его в покупку квартиры. Недостающую сумму, около 800 тысяч рублей, добавил отец.

Главврач заверил, что работа в районном центре не противоречит программе

Черемисина должна была работать участковым терапевтом сельской больницы поселка Долгоруково, в 9 км от Багратионовска. Эта больница является структурным подразделением Багратионовской центральной районной больницы, то есть полностью ей подчинена. Поэтому на работу Черемисину принимал главврач Багратионовской ЦРБ. И после оформления документов он дал ей указание временно приступить к работе в Багратионовской больнице – там остро не хватало терапевтов.

По сути, главврач откомандировал терапевта в районный центр. Все это подтверждено трудовым договором.

– В 2013 году главврачом был Наиль Халиуллин. Он мне объяснил, что нужно поработать в Багратионовске, ввиду временной необходимости. Никто, ни отдел кадров, ни он не сказали мне, что это нарушение программы "Земский доктор". Наоборот, главврач меня заверил, что все в порядке, что моя работа в районном центре не противоречит программе. "Твоя задача – работать, а мы будем решать формальности", – сказал он тогда. И я не могла отказаться, я же только приехала, – рассказывает Марина.

При этом она исполняла обязанности и участкового терапевта Долгоруковской больницы. Географически находясь в Багратионовске, она принимала как местных пациентов, так и больных из пос. Долгоруково и близлежащих сёл. Работала за двоих – ее участок насчитывал 3200 человек, тогда как обычная нагрузка терапевта – около 1700 больных. Но Марина не жаловалась – работать с утра до вечера она привыкла еще в сельской больнице Омской области, куда каждый день ездила за 25 км.

В 2016 году в Багратионовской ЦРБ в очередной раз сменилось руководство. И уже новый главврач перевел Марину в сельскую больницу поселка Нивенское, в 27 км от районного центра. С ней было заключено дополнительное соглашение к договору о предоставлении ей выплаты по программе "Земский доктор". Таким образом неточности в исполнении Черемисиной договора о предоставлении единовременной компенсационной выплаты были устранены, поясняет адвокат Владимир Середин. На дату возбуждения уголовного дела, 26 июня 2017 года, Черемисина добросовестно исполняла условия трудового договора и допсоглашения, подчеркивает он.

"Не преступница"

Сегодня Минздрав и ФОМС требуют врача вернуть миллион и еще 790 тысяч рублей – зарплату за три года работы в больнице Багратионовска, с 2013 по 2016 годы. Также взыскать хотят также и надбавку за работу в сельской местности, около двух тысяч рублей в месяц.

Дело врача рассматривает суд Багратионовского района. Черемисиной вменяется сговор с бывшим главврачом больницы, который принимал ее на работу. Мол, оба они хотели обогатиться за бюджетный счет. Сейчас Халиуллин живет в Германии. И, как Марине дали понять следователи, находится в международном розыске по этому делу. Он до сих пор не был допрошен.

Марина Черемисина с детьми
Марина Черемисина с детьми

– Мне сказали, что не могут его найти, что вообще-то странно. В августе я встретила Халиуллина на улице. Рассказала ему о своей ситуации, он подтвердил, что никакого нарушения при приеме на работу не было. В сентябре его опять видели в Багратионовске, он приезжал на школьную линейку к детям, а потом спокойно вернулся в Германию, – говорит Черемисина.

За последние годы в больнице уже два главврача сменилось, и никаких проблем не было

Марина, хоть ее уже и назвали организатором преступной группы, продолжает исправно ездить на работу в больницу Нивенского.

– Говорят, что я мошенница, организовала преступную группу – хотя непонятно, кто в ее составе, – удивляется Черемисина. – Но я не преступница, мы и детей воспитываем правильно, в духе патриотизма. За последние годы в больнице уже два главврача сменилось, и никаких проблем не было.

По словам Черемисиной, в Минздраве и в территориальном Фонде обязательного медицинского страхования с самого начала знали об особенностях ее трудоустройства – они регулярно проводили проверки, материалы для которых предоставлял отдел кадров больницы. Поэтому и странно, что возникло это уголовное дело, говорит женщина.

Больница в Багратионовске
Больница в Багратионовске

"Прекрасный человек, нарушивший закон"

От официальных комментариев в Минздраве и территориальном фонде ОМС отказались. Но в ходе судебного заседания представитель Минздрава, юрист Максим Макаров пояснил: Черемисина может быть "прекрасным врачом и человеком", но закон она все же нарушила, потому что в сельской местной формально не работала. На вопрос судьи, можно ли считать прием больных из Долгоруково работой в сельской больнице, Макаров ответил отрицательно.

– Нет, это официальное структурное подразделение Багратионовской ЦРБ, но оно находится за несколько километров от Багратионовска. Там есть кабинет врача, который обозначен как рабочее место. Эта сельская больница создана для того, чтобы у жителей Долгоруково и ближайших поселков в шаговой доступности был врач. Рабочее место находится там, – заявил Макаров.

Следственные органы же не возбуждают уголовные дела в отношении работников, временно откомандированных в Москву

По его словам, сумма ущерба не окончательная, возможно, она будет уменьшена – последние три года Черемисина работает в сельской больнице Нивенского, а значит, минимум три года она соблюдает условия программы "Земский доктор".

Адвокат Черемисиной считает все обвинения надуманными и незаконными. По утверждению Середина, врач полностью выполнила условия контракта, так как работала и врачом сельской больницы Долгоруково тоже, хоть и находилась по приказу главного врача в Багратионовске. Поэтому имеет полное право и на компенсацию, и на надбавки за работу в сельской местности.

– Следственные органы же не возбуждают уголовные дела в отношении работников, временно откомандированных из Мурманска, Крайнего Севера в Москву или Сочи, так как эти работники "не работают у себя в Мурманске в кабинете"? А этим работникам за время командировки исправно выплачиваются северные надбавки. Так и Черемисина на основании приказа главврача Багратионовской ЦРБ была прикомандирована из Долгоруковской участковой больницы в Багратионовск, – отмечает адвокат.

По его словам, непонятно, почему при подсчете возможного ущерба не была учтена работа в Нивенской больнице, периоды командировок, отпусков, выходных и прочее.

Вопрос о возможном причинении ущерба должен рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства, а не уголовного, считает адвокат.

В параллельном мире

Сейчас Марина с мужем и детьми перебрались в дом родителей, который те построили в Багратионовске. На участок, который Черемисины получили как многодетная семья, уже наложен арест.

Мошенники мелковаты пошли, пашут зачем-то. Ни одного дня на больничном не провела

– Там восемь соток было. Думаю, этот участок уже ушел, вряд ли мы его увидим, – сокрушается Марина.

– Мошенники мелковаты пошли, пашут зачем-то. Ни одного дня на больничном не провела, – рассказывает отец Марины, Николай Русинов. – В Омской области, чтобы выжить, они с мужем скот держали, и при этом она еще и работала, за 25 км на работу ездила. Здесь ездит в Нивенское, за 20 км. Имеет грамоты за хорошую работу.

Николай Русинов, отец Марины Черемисиной
Николай Русинов, отец Марины Черемисиной

Отец доктора – бывший военный – признавать свою дочь мошенницей не собирается. Он обратился в Генеральную прокуратуру, ФСБ, Администрацию президента. Все обращения были спущены на местный уровень, однако ответов Русинов не дождался.

– А это уже прямое нарушение закона, ответить должны были в течение месяца. Я не доверяю региональным следственным органам, – говорит Николай.

Защищать дочь отец готов в Верховном суде РФ и, если понадобится, в Европейском суде по правам человека. Теперь все семья живет как будто в параллельном мире, признается муж Марины, Константин Черемисин:

– Мы до сих пор не можем понять, в чем же была выгода Марины – если говорят, что она мошенница. Сегодня все понимают, что это неразумно, и мы надеемся, что это глупость, и следствие само это увидит. Мы не боимся огласки, ведь хуже уже не будет.

Семья Черемисиных
Семья Черемисиных

Сегодня Марина Черемисина, мать четверых детей, старшему из которых всего 11 лет, ждет решения суда.

Врача поддержит профсоюз

Свою поддержку калининградскому врачу готов оказать российский независимый профсоюз "Альянс врачей", говорит лидер организация Анастасия Васильева. По ее словам, участники программы "Земский доктор" в других российских регионах не раз сталкивались с проблемами.

Ситуация беспрецедентная, нельзя врача делать крайним

– У нас очень много случаев, когда участникам вообще не выплачивались средства по программе. Чиновники пытаются деньги "зажать", находят причины, – говорит Васильева. – Взять хотя бы ситуацию в Окуловке (Новгородская область), где два земских доктора, которые работают уже два года, до сих пор не получили единовременную компенсацию. Мы недавно ездили туда, общались с министром, но не получили ответа, когда будут деньги. Я уверена на сто процентов, что в ситуации с калининградским врачом государство пытается таким же образом не выполнить свои обязательства. Я готова защищать врача, ситуация беспрецедентная, нельзя врача делать крайним.

В Томской области врач Колпашевской центральной районной больницы Семен Хомяков решил выйти из программы "Земский доктор". Вдобавок к миллиону рублей, который он получил в виде компенсации, чиновники обязали его вернуть еще 149 тысяч. Хомякову объяснили это тем, что на единовременную выплату были начислены налоги. Однако это противозаконно, говорит лидер сибирского отделения "Альянса врачей" Владимир Сотников:

– Это единоразовая выплата, которая налогами не облагается. Но Фонд ОМС и департамент здравоохранения забрали большую сумму. Сейчас прокуратура разбирается, куда уходили эти средства, – сообщил Сотников.

​Сибирское отделение "Альянса врачей" работает с конца января. Его глава, терапевт Владимир Сотников, сам участник программы "Земский доктор", вел свою борьбу с администрацией больницы села Александровское в Томской области. И борьбу эту выиграл – благодаря огласке и работе профсоюза. Издание "Сибирь.Реалии" подробно рассказывало об этой истории.

Молодой врач публично заявил о проблемах в больнице – отсутствии ремонта, медикаментов, фальсификации статистических данных, о составлении "липовых" документов. А также обратился в Следственный комитет, Росздравнадзор и Департамент здравоохранения региона. Проверки нарушений в больнице не нашли. В ответ врачу начали урезать зарплату, а потом и вовсе отстранили от работы.

В случае увольнения, как участник программы "Земский доктор", врач был бы обязан вернуть в бюджет полученную им компенсацию. Но до увольнения не дошло – в феврале врачу удалось добиться восстановления в Александровской больнице. С 13 февраля он снова выполняет обязанности врача-терапевта. Но собственные злоключения подтолкнули Сотникова к идее создания профсоюза.

– Мы поняли, что нужно создавать региональное отделение по Сибири. К нам уже активно обращаются, у нас есть доступ к юристам, люди могут получить любую юридическую консультацию, – говорит Сотников.

Во всех развитых странах мира врач – престижная и уважаемая профессия. У нас же в хороших условиях живут чиновники, а лечатся они за границей

По его словам, 90% обращений связаны с низкими зарплатами медработников:

– Хотя "майские указы" были направлены на то, чтобы поднять зарплаты врачей, медицинские работники продолжают получать нищенскую зарплату, в то время как их начальники получают баснословные деньги. Второе место в рейтинге обращений – жалобы на то, что врачей заставляют выполнять действия, которые не входят их должностные обязанности. Например, проводить вакцинацию на дому – это запрещено, должны быть особые условия для вакцинации, кабинет должен быть если не стерильным, то близок к этому, должна быть аптечка на случай анафилактического шока. Всего этого, конечно же, нет.

Сегодня профессия врача стала унизительной, а сами медики оказываются абсолютно незащищенными от чиновников, отмечает Анастасия Васильева.

– За границей врач скорой помощи получает 7 тысяч евро. Во всех развитых странах мира врач – престижная и уважаемая профессия, и делается все, чтобы врач жил в комфорте. У нас же в хороших условиях живут чиновники, а лечатся они за границей. Врачи у нас получают по 10 тысяч рублей. Работают на население за мизерную зарплату, делают гигантскую работу, тяжелую, каторжную, с высокой ответственностью, – говорит Васильева.

По ее словам, сейчас "Альянс врачей" разрабатывает систему профессионального страхования для защиты медработников – прежде всего, от государства.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG