Ссылки для упрощенного доступа

"Когда приехал папа, они спрашивали меня о ЛГБТ..."


Во время репетиции

11 и 12 марта к несовершеннолетним актерам фестиваля активистского искусства "Цвет шафрана" в Комсомольске-на-Амуре пришла полиция. Полицейские без разрешения родителей и без их участия провели беседу с двумя подростками во время уроков в школе. Сейчас дети, их родители и организаторы фестиваля напуганы и не понимают, почему их мероприятие так заинтересовало силовиков.

– Мы не знаем, почему фестиваль напугал всех, нет этому объяснения, – говорит активистка, театральный режиссер и организатор фестиваля Юлия Цветкова. – У нас есть группа во "ВКонтакте", там вся информация открытая. Фестиваль активистский, молодежный. Мы показываем танцевально-театральные постановки, в которых участвуют дети, их четыре: одна против оружия, военная, вторая – против буллинга, третья – танцевальная постановка по мотивам балета "Весна священная" и последняя, которая, видимо, всех и напугала, – "Розовые и голубые", это спектакль о гендерных стереотипах. Он о давлении, о мальчиках и девочках. О том, что личность важнее стереотипов.

Юлия Цветкова
Юлия Цветкова

Театр, рассказала Цветкова, "горизонтальный", то есть каждый ребенок активно участвует в создании спектаклей – вплоть до того, что они сами ставят часть сцен. Название спектакля "Розовые и голубые" придумал один из участников – 11-летний актер театра.

Актерам спектакля, с которыми 11 марта встретилась полиция, 13 и 15 лет. Детей расспрашивали о фестивале, о гей-пропаганде и о том, чем они занимаются в театре. На встрече присутствовали завуч, психолог, директор и двое сотрудников полиции. Детям сообщили, что они будут опрошены в качестве свидетелей, не сообщив даже, о каком деле идет речь.

– На допросе я почувствовала себя незащищенно и глупо. Мне все время задавали один и тот же вопрос: "На ваших занятиях поднималась тема ЛГБТ? Юля вам рассказывала об этом? Вы от нее про ЛГБТ узнали?" Я им объясняла, что я это узнала через интернет, СМИ, мое окружение и что на занятиях мы вопрос такой не поднимали. Но они продолжали задавать одни и те же вопросы. Я им объясняла, что в театре знают, что законно, что нет, что нужно, а что нельзя говорить. Но они продолжали, будто перед этим они не задавали мне такой же вопрос. Также на меня наехал психолог, который должен был защищать. Когда меня смутил вопрос: "Сколько вы платите?", я спросила в ответ: "Зачем вам это? Как это вам поможет, разве это важно?" На что мой психолог сказал, что я какая-то неуравновешенная, что ко мне пришли спокойно поговорить, а я тут возникаю и огрызаюсь", – поделилась 15-летняя актриса театра. Опрашивали девочку без родителей в течение двух часов.

Меня спрашивали о таких вещах, о которых я предпочёл бы не говорить с незнакомыми людьми, тем более с оперуполномоченными

Еще один подросток, которого опросили в отсутствие родителей, говорит, что чувствовал себя на беседе с полицейскими весьма некомфортно:

– Во время допроса было, конечно же, немного страшно. Но в основном я ощущал дискомфорт и чувствовал себя очень неловко, ведь меня спрашивали о таких вещах, о которых я предпочёл бы не говорить с незнакомыми людьми, тем более с оперуполномоченными, которые не объясняют причину их допроса. Общались достаточно вежливо, но по их речи сразу было видно, что они "выжимают" информацию из меня.

По его словам, "ключевые вопросы были о феминизме, ЛГБТ, секспросвете, равноправии полов и ориентациях, об отмене фестиваля".

12 марта полиция снова посетила актеров театра – на этот раз других. Дети отказались говорить с представителями власти без родителей, что, по их словам, удивило пришедших. Папа одного из мальчиков работает участковым и смог быстро приехать в школу, чтобы быть рядом с сыном во время беседы. По словам отца, на встречу приходил "опер из отдела по борьбе с экстремизмом и терроризмом".

Они спрашивали меня о ЛГБТ, откуда я про него узнал, обсуждается ли эта тема у нас в театре, рассказывала ли нам про ЛГБТ что-нибудь Юля, интересовался ли я этой темой

– Меня с урока вызвали в кабинет социального педагога, я зашел туда. Там сидели тетенька и дяденька из полиции в гражданской форме, я отказался говорить без отца. Когда приехал папа, они спрашивали меня о ЛГБТ, откуда я про него узнал, обсуждается ли эта тема у нас в театре, рассказывала ли нам про ЛГБТ что-нибудь Юля, интересовался ли я этой темой. Показывали распечатанные скриншоты юлиных постов из "Комсомолки" (феминистская группа. – Прим. СР) и с личной страницы Юли. Толком они не объяснили, чего от меня хотят, – рассказал 15-летний актер театра и участник фестиваля.

В пресс-службе УМВД России по г. Комсомольск-на-Амуре корреспонденту "Сибирь.Реалий" сообщили: "В управление УМВД по городу Комсомольск-на-Амуре поступило заявление о том, что на территории города действует организация, которая проводит работу с детьми и подростками с нарушениями норм законодательства, о которых мы пока сообщить не можем, так как идет проверка".

В школах, в которых проходили допросы, ситуацию прокомментировать отказались. Юлия Цветкова считает, что с допросом могли прийти из-за ее высказываний о законе против гей-пропаганды. Девушка считает закон антиконституционным и не одобряет его.

– Я как человек, работающий с детьми и подростками, могу сказать, что это плохой закон. Они обсуждают это в школе. Они это знают, у них искаженная информация. С ними по сути надо сесть и поговорить – проблем не будет. Но из-за запретов, из-за давления и непонятного хайпа они это обсуждают только между собой. Мы с ними никогда эту тему не поднимали до того, как нас начали обвинять в пропаганде и запрещать наш фестиваль. Нам пришлось поговорить на эту тему и объяснить все детям, – говорит Юлия.

– А в спектакле "Розовые и голубые" тема ЛГБТ не поднимается?

–​ Нет. Эта тема никак не поднимается. Театр молодежный, детям от 6 до 17 все несовершеннолетние. Я не сошла с ума, чтобы ставить на них ЛГБТ-спектакль. Розовый и голубой – это два гендерно окрашенных цвета, только и всего.​

Ребята на занятиях в театре
Ребята на занятиях в театре

Светлана Шмотина, мама 13-летней актрисы театра, переживает, что многие родители могут забрать детей и запретить им участвовать в постановке. Она, напротив, настаивает на том, чтобы показывать спектакли, так как в них нет ничего плохого. Сейчас многие родители напуганы полицией и тем, что в будущем это может каким-то образом повредить детям в школе. До этого подобных страхов не возникало. Среди руководителей, актеров и их родителей в театре, по словам Юлии Цветковой и Светланы Шмотиной, семейная обстановка.

– Я вообще не понимаю, что происходит. Лучше бы полиция занималась беспризорными детьми. У нас великолепные дети из хороших семей. Почему к ним прицепились – я не понимаю! Дети готовят спектакль против насилия – это же прекрасно! А после этой ситуации они напуганы, их руководители не понимают, что происходит, – рассказала Светлана Шмотина.

Визит полиции к детям – не первая проблема, с которой столкнулись организаторы фестиваля. В феврале у них забрали помещение, в котором планировалось проведение мероприятий. Фестиваль был на грани срыва, и из центра города его пришлось перенести на окраину.

"Цвет шафрана" запланирован в Комсомольске-на-Амуре на ближайшие выходные – 16–17 марта. Это первый в городе активистский фестиваль, который направлен на то, чтобы снять стигму со слова "активизм" и показать новое для города театральное направление. Театр и фестиваль – это продолжение того, чем Юлия и ее воспитанники занимаются в комсомольском комьюнити-центре "Ком.Юнити". Это открытое пространство для людей всех возрастов, где проходят встречи, лекции, мастер-классы и другие мероприятия.

– Мы против войны и агрессии, за принятие, за экологию, за действие. Пьес как таковых в фестивале нет. У нас не самый обычный подход к постановке. Наши постановки выполнены в техниках форум-театра, танцевального стиля "гага", импровизации и театра-балагана. Это – авторский стиль. Мы работаем без пьес, часть сцен дети придумывают сами, после того как я даю им задачу. Например, хореографию придумала я, а слова героев – дети, – рассказала Юлия Цветкова.

Активистский театр-балаган "Мерак" существует год, в нем занимаются дети от шести до 18 лет. Подготовка к фестивалю "Цвет шафрана" идет с сентября 2018 года. Название фестиваля – это отсылка к одноименному индийскому фильму о группе беспечных молодых парней, которые меняют свое отношение к жизни и начинают заниматься активизмом.

– Я и большая часть детей за фестиваль – мы очень долго к нему шли и теперь не будем отступать. Скорее у нас теперь больше мотивации показать, что мы не делаем ничего плохого. Фестиваль мы показываем на частной площадке, и "отменить" его вряд ли смогут. Могут попытаться давить на владелицу помещения или могут сорвать. Но тут уже мы не настрахуемся – придется смотреть по ситуации. Естественно, что мы не будем проводить фестиваль, если детям или зрителям будет что-то угрожать. Но надеемся, что до такого не дойдет, – рассказала Юлия.

Режиссер также отмечает, что на уровне слухов ей сообщили, что на нее заведено административное дело за публикации в социальных сетях. Эта информация не подтверждена официально. Ранее на Цветкову поступали анонимные жалобы в полицию, где говорилось, что она "разжигает ненависть в отношении мужчин и пропагандирует нетрадиционные семейные ценности среди детей".

Юлия Цветкова является администратором групп во "ВКонтакте" о феминизме и сексуальном просвещении подростков. Также девушка преподает английский язык и танцы в студии дополнительного образования.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG