Ссылки для упрощенного доступа

"Чиновники считают книги макулатурой"


К тридцати годам Евгений Гинтов перепробовал несколько профессий: служил в десанте, был зубным техником, окончил институт МВД и некоторое время работал в полиции. Но ни одно из этих занятий не грело ему душу. Четыре года назад Евгений переехал из родного Братска в Иркутск, где увидел возмутившую его картину – сотни книг, выброшенных на улицу. Тогда и родилась идея "Книжного приюта". Из старых ящиков Евгений сколотил стеллажи, которые установил во дворе собственного дома, а на заборе повесил баннер с объявлением об открытии "приюта", спасающего книги от уничтожения. По выходным он начал пускать во двор всех желающих, кто разделял его хобби – любовь к книге.

"Книжный приют" зимой
"Книжный приют" зимой

За несколько лет фонд этой стихийной библиотеки многократно вырос и достиг 60 тысяч единиц хранения. Летом 2018 года немецкий фотограф и режиссер Томас Юнкер, снимая фильм об Иркутске, посвятил отдельный эпизод "Книжному приюту" как уникальному просветительскому проекту. В том же году администрация Иркутска специальной грамотой отметила заслуги Евгения Гинтова перед городом. Но вскоре известность сработала против книголюба и привлекла к нему внимание чиновников Росреестра, которые посчитали, что основатель "Книжного приюта" нарушает закон, и "вознаградили" его деятельность штрафом.

В чем заключается претензия Росреестра?

– В прошлом году они устроили проверку в отношении моего земельного участка. Говорят, на меня поступило заявление от каких-то недовольных граждан. Я предполагаю, что это могут быть соседи, но доказательств у меня нет. В КУМИ (Комитет управления муниципальным имуществом.С.Р) и в Росреестре мне отказались предоставить информацию, на каком основании проходила проверка! Поступило заявление, и всё. Приехали проверяющие. Я их встретил. Они осмотрели участок, и больше я их не видел. Уже в этом году я получил уведомление о повторной проверке, на которую они сами не явились, хотя я ждал в назначенное время – 15 февраля. И вот, после этого, месяца через полтора, у меня с карты снимают 6 тысяч рублей. Я обратился к судебным приставам. Они сказали, что это Росреестр. Я посетил Росеестр, и мне объяснили, что я, оказывается, не явился на слушания по своему делу. Об этих слушаниях я вообще ничего не знал. В канцелярии мне сказали: мы отправили вам письмо, оно вернулось обратно, значит, вы были уведомлены. Замечательная логика!

Так в чем ваше нарушение, по их мнению?

– Во время проверки присутствовала специалист из КУМИ, которая сказала, что все мои книги – это макулатура. Видимо, чиновники не видят разницы между литературой и макулатурой, поэтому они приняли мой "Книжный приют" за пункт приема бумажного "вторсырья".

Книги с улицы
Книги с улицы

То есть вас заподозрили в каком-то нелегальном бизнесе?

– Почему-то они считают, что я не могу хранить книги на своем участке. А если я сейчас разберу на участке машину и начну ремонтировать – они, видимо, скажут, что у меня тут автосервис. Хотя я плачу исправно налог за землю, соблюдаю 42-ю статью Земельного кодекса и так далее.

Земля, на которой находится "Книжный приют", это ваша собственность?

– Да, это моя частная земля. Я здесь проживаю, я здесь прописан. Есть у меня земельный участок в три сотки, со всеми необходимыми документами о собственности.

В новостях сообщали, что местные власти вроде бы обещают решить этот вопрос?

– Лично на меня из мэрии никто не выходил, но я слышал в выпуске новостей, что мэрия Иркутска рассмотрела мое заявление, которое я писал еще в январе, с просьбой найти точки примирения законов страны и моего хобби. Я хотел, чтобы мне дали какое-то разрешение, поскольку я работаю для культурного развития жителей города. Видимо, произвел эффект мой ролик, который я выложил в Фейсбук.

Поскольку этот проект в России первый, то чиновники, наверное, просто не знают, как к нему относиться, вот и придумали незаконное хранение книг

– Раз они так быстро реагируют, то, наверное, ценят вашу деятельность?

– Народ ценит, потому что я создал "Книжный приют" для всех людей, в том числе тех, кто работает в администрации. Но поскольку этот проект в России первый, то чиновники, наверное, просто не знают, как к нему относиться, вот и придумали незаконное хранение книг. Если бы кто-то из городской администрации на меня вышел, я бы им всё объяснил человеческим языком. Но город просто взял и выписал мне штраф, хотя буквально 3–4 месяца назад меня мэр города Бердников наградил грамотой за активную гражданскую позицию. А потом вдруг такое.

Вы человек, далекий от политики и, как говорил один герой Булгакова, "против властей не бунтуете"?

– Я уважаю власть и надзорные органы. Но ведь нет такого закона, который запрещает хранить книги на своем собственном участке. Так мне сказали юристы. Однако Росреестр нашел в интернете какие-то материалы ещё 2016 года, якобы доказывающие, что я занимаюсь приемкой макулатуры.

Евгений Гинтов у ворот "Книжного приюта"
Евгений Гинтов у ворот "Книжного приюта"

Может быть, это местные книготорговцы воспринимают вас как конкурента? Я слышал, что у вас в "приюте" на все книги установлена символическая цена – 50 рублей?

– Это правда. Люди часто говорят, что лучше прийти ко мне и оставить символическую сумму на развитие "приюта", на постройку новых стеллажей, чем эту же книгу купить в букинистическом магазине за 500 рублей. Конечно, магазинам нужно платить аренду, налоги, и всё это закладывается в цену книг.

Как вы оцениваете уровень книготорговли в Иркутске?

– Даже не знаю, что сказать. С помощью "Книжного приюта" я собрал библиотеку из книг, которые были выброшены на улицу. Я сам не покупаю книги. Зачем? Меня окружают 60 тысяч экземпляров. Раньше я ходил в книжные, а сейчас – нет.

Как к вам поступают книги?

– По-разному. Недавно позвонила женщина – вынесли книги к урне. Там была потрясающая библиотека! Мы нашли довоенные издания по авиации, нашли дореволюционные фотографии. Сейчас идет такая волна, когда от старшего поколения, которое уходит из жизни, остаются в наследство целые квартиры с библиотеками. И если наследники – нечитающие люди, то они пытаются от книг избавиться. Вот мне и приходится разъезжать по городу и собирать их в грузовик. Очень много литературы выбрасывают библиотеки. Люди думают, что если они отдали книги в библиотеку, то она будет сохранена, и у нее найдется читатель. На самом деле библиотечные работники не в состоянии это все обработать и поставить на свой учет. Им порой свои книги негде хранить. Поэтому масса книг лежит в каких-то библиотечных каморках, а потом благополучно отправляется на свалку. Я езжу и выкупаю книги, везу их в свой "приют", какую-то часть отправляю в сельские библиотеки и больницы, а весь объем, который массово некуда пристроить, хранится у меня на территории.

Вы сами выросли в читающей семье?

– Да, с советской энциклопедией под мышкой. Мой отец научил меня, как пользоваться книгами и получать информацию. Это был переломный момент нашей истории, когда только входили в обиход домашние компьютеры.

И многие ваши сверстники ушли в мир интернета и компьютерных игр. А вы все-таки выбрали книги.

– Сами помните, какой тогда был медленный интернет через телефонную розетку? Я быстрее находил информацию в домашней библиотеке. Да и сейчас, хоть все и кричат в одно горло, что всё можно найти в интернете – на самом деле ничего подобного! У меня есть такие книги, которых не существует в электронном виде. Может быть, их осталось какие-то единицы на всю Россию или мир. Поэтому потерять их – было бы неправильно.

Хозяин "Книжного приюта"
Хозяин "Книжного приюта"

Как дальше складывалась ваша книжная судьба? Вы прочли советскую энциклопедию целиком?

– Я обращался к ней по мере нужды. Отец у меня моряк. Поэтому я постоянно выискивал в энциклопедии морскую тему. Потом я поступил в институт МВД, где приходилось читать литературу по предметам, порой совсем неинтересную. Потом недолгое время я служил в полиции, но там мне было совсем неуютно. Я человек инициативный, со смекалкой дружу, а в полиции как-то всё сурово... Ни шагу ни вправо, ни влево без команды сверху. Я быстро понял, что это не мое – не хочу этим заниматься. Снял погоны и ушел по собственному желанию. Теперь я сам себе и генерал, и рядовой. Делаю то, что хочу. Мне так проще. И люди меня окружают хорошие. Они приходят и рассказывают истории, прочитанные в книгах из моего "приюта". Я сам уже могу ничего не читать.

Как бы вы сформулировали свою миссию? Чему она посвящена? Спасению книг или просвещению людей?

Если однажды в выходные я не открою дверь и какая-нибудь бабушка упрется в запертую калитку, мне будет совестно

– Как-то сложно разделить. Бывает, люди привезут пакет, а там редкая дореволюционная книга, представляющая ценность. Но если она попадет к частному коллекционеру, то никто о ней больше не узнает. А я хочу рассказывать про эти книги, проводить выставки, читать лекции, устраивать викторины. Я очень сильно привязан к своему проекту. Если однажды в выходные я не открою дверь, и какая-нибудь бабушка упрется в запертую калитку, мне будет совестно. Это место собирает людей, они здесь проводят время, знакомятся. Особенно старшее поколение, которому некуда пойти, они тут перебирают книжки, чай пьют. Приятно за этим наблюдать.

Вы будете отстаивать "Книжный приют", если давление властей продолжится?

– Я и сейчас этим занимаюсь. Хотя иногда думаю, что на самом деле это плохо, что "Книжный приют" существует. Как будто судьба этих книг никого, кроме меня, не волнует. По-хорошему, этой деятельностью должно заниматься государство, какие-то его структуры. Но книги сейчас уничтожают в таком объеме, что они, видимо, не могут справиться. Я надеюсь, когда-нибудь книга будет цениться больше, чем сейчас, и мне не нужно будет содержать "Книжный приют". Если такое время наступит, я буду счастлив.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG