Ссылки для упрощенного доступа

"У меня кот больший либерал, чем Абызов"


Михаил Абызов в судебной клетке. 27 марта 2019 года

Бывший министр по вопросам "Открытого правительства" Михаил Абызов был арестован 27 марта 2019 года по обвинению в мошенничестве, хищении 4 миллиардов рублей и организации преступного сообщества. По версии следствия, деньги похищены у Сибирской энергетической компании и компании "Региональные электрические сети",действовавших в Новосибирской области. В нулевые годы Абызов пытался расширить географию своего бизнеса и распространить его на соседнюю с Новосибирской Томскую область.

В 2003 году Михаил Абызов стал председателем холдинга "Российские коммунальные системы", который в 2003 году зашел на томский рынок и создал там дочернюю компанию "Томские коммунальные системы". Ей по соглашению с томскими властями были переданы в аренду основные предприятия местного ЖКХ. Планировалось, что "Томские коммунальные системы" будут ежегодно вкладывать в томскую коммунальную сферу около трехсот миллионов рублей. Менеджеры говорили об "экономном и эффективном управлении". Но инвестиций Томск не дождался, а отношения между менеджерами РКС и томскими властями стремительно портились. Тогдашний мэр Томска Александр Макаров выступил за расторжение договора с РКС.

В декабре 2006 года Макаров был арестован у себя в кабинете. Его обвиняли в том числе и в получении взятки от менеджеров компании РКС. Макаров был приговорен к 12 годам колонии строгого режима. В 2016 году он был освобожден по УДО. По просьбе издания "Сибирь.Реалии" Александр Макаров вспоминает о своих первых встречах с Михаилом Абызовым и о том, почему приход РКС в Томск обернулся большим разочарованием и уголовными делами.

Экс-мэр Томска Александр Макаров
Экс-мэр Томска Александр Макаров

– Как и когда вы впервые встретились с господином Абызовым?

Когда он в 2012 году пришел в правительство, меня кто-то спросил: "А чем он там будет заниматься?" Я ответил: "Ничем, как обычно"

​– Впервые мы встретились в начале 2000-х годов на совещании РКС, которое собирал Владимир Яковлев, бывший мэр Петербурга, на тот момент – вице-премьер правительства России. Я приехал с Сергеем Лазаревым, моим заместителем. Он нас и познакомил с Абызовым. До этого я даже такой фамилии не слышал. В перерыве мы сели, кофе взяли и долго разговаривали. Этот человек был зациклен на том, как несправедливо к нему относятся в Новосибирске. Дело в том, что тогда губернатором Новосибирской области стал Виктор Толоконский, который начал наводить порядок, в том числе и в местной энергетике. Оказалось, что ни областная, ни городская власти не имеют прав на компанию "Новосибирскэнерго". У Абызова, как я понял, был контрольный пакет всего этого хозяйства. И он говорил: "Вот с каким недоверием ко мне относятся. Я пошел к областному прокурору, и тот сказал, что прокуратура ко мне не имеет претензий. А Толоконский меня не любит". Я говорю: "Он жуликов не любит". Ну, так на шутку все перевел.

Потом было еще два совещания, на которых присутствовал Абызов. Его роль мне осталась совершенно непонятна. Его статус тоже был непонятен. Он все время был либо с Яковлевым, либо с Анатолием Чубайсом. Но какой-то заметной роли он не играл. Когда ты видишь человека вместе с такими влиятельными людьми, то хочешь понять, что он собой представляет, что он делает, кто он такой? Так вот, никто этого не понял насчет Абызова, не только я. Просто человек, у которого есть идея-фикс, что его в Новосибирске обижают и пытаются забрать у него энергетическое хозяйство. Он все время жаловался на жизнь, на проблемы.

Два года спустя я узнал из списка "Форбс", что у него более 1,5 млрд долларов личный капитал, и подумал: "А какого хрена ты жаловался?! Чем ты его заработал, интересно?" На вид абсолютно доброжелательный человек, который получил этот контрольный пакет и спокойно живет, никого не трогает. Потом я даже с интересом стал наблюдать за его продвижением. Когда он в 2012 году пришел в правительство, меня кто-то спросил: "А чем он там будет заниматься?" Я ответил: "Ничем, как обычно". Так оно и случилось. Ведь он, четыре года просидев в правительстве, не принял ни одного решения! В его министерство "Открытое правительство", насколько я знаю, разные люди прислали сотни самых разных и очень интересных предложений. Вообще он показался мне человеком, который сам не знает, что делать с тем кусочком власти, который ему достался. Что делать со своими капиталами, он, может быть, и знает, но тоже как-то не очень. Потому что всё это упало с неба, как у нас часто бывает.

Сейчас пишут, что арест Абызова – ​атака на либералов, оставшихся во власти. Он вам показался либералом?

– У меня кот больший либерал, чем Абызов. Я не знаю, либерал он или консерватор, или еще кто-то. Ни разу я не слышал, чтобы он хоть как-то проявил свои политические пристрастия. По-моему, он защищал собственные интересы, и ни до чего больше ему дела не было. Мы часами разговаривали во время этих совещаний, делать-то было нечего, не глупости же слушать, которые с трибуны говорят. Но сейчас мне его жалко, как жалко любого человека, которого преследуют по непонятным мотивам. Если Абызов спалился с этими своими миллиардами, так заберите эти миллиарды и отпустите человека домой. Пусть на рыбалку ездит и живет себе потихоньку.

В 2003 году Михаил Абызов стал председателем холдинга РКС, который в 2003 году создал дочернюю компанию "Томские коммунальные системы". Тогда представители местных властей, и вы в том числе, говорили о новом эффективном управлении коммунальным хозяйством и приветствовали приход РКС в Томск. Но долги города перед энергетиками только выросли и коммунального рая не случилось.

– Дело в том, что сама эта идея – РКС, на мой взгляд, была изначально обречена на провал. Когда Борис Мальцев, председатель областной думы, и Виктор Кресс, губернатор Томской области, привезли в Томск эту идею, я им сказал: "Мы попадаем в очень тяжелую ситуацию. Если мы пустим сюда москвичей, то столкнутся две мафии. Мы одну уже имеем у себя (это так и есть, я готов отвечать за свои слова), а тут появится вторая мафия, более влиятельная. И будет скандал! Неизбежно будет война". И я абсолютно убежден, что долги РКС совершенно искусственно создавались "на местах" (деньги-то собирали местные ребята), чтобы дать сигнал москвичам: мол, вы тут рот не разевайте, это наша поляна. Такое ведь не только в Томске происходило, но и в других регионах, где руководство, губернаторы, поверили: сейчас придут люди из Москвы, починят старое изношенное оборудование, построят новые магистрали, и наступит светлое будущее. Руководители РКС на каждой встрече у губернатора обещали золотые горы. Они никогда не спорили, со всем соглашались. Надо вам новую линию теплоснабжения? Конечно, построим. Не вопрос! И мы все, руководители города и области, попали в эту ловушку – хотели как лучше, а получилось совсем хреново.

Бывший мэр Томска Александр Макаров и бывший губернатор Томской области Виктор Кресс
Бывший мэр Томска Александр Макаров и бывший губернатор Томской области Виктор Кресс

– Но при этом вас в 2006 году обвинили в получении взятки от РКС. Как сказано в обвинительном заключении: "Макаров в период с ноября 2003 года по январь 2006 года через посредников получил от руководителей РКС – взятку-благодарность в виде денежных средств в крупном размере в сумме $385 тыс." Якобы деньги из Москвы в чемодане привозил Сергей Лазарев – ваш заместитель и гендиректор ТКС?

– Было дело – обвиняли. Вот только никаких доказательств следствие в ходе процесса так и не смогло представить. Никто из якобы дававших взятку руководителей РКС в суд не явился. Более того, на суде выяснилось, что деньги от РКС, через Лазарева, получал не Макаров, а депутаты нашей Городской думы, в частности, Партия пенсионеров. То есть это обычная практика в нынешней России, когда корпорации финансируют выборы, например, или просто деятельность разных партий. Томские депутаты выступали в суде, давали показания. Мол, это был взнос в партийную кассу. А дальше в суде происходили удивительные вещи. Обвинитель спрашивала меня, известно ли мне об этом финансировании РКС томской думы и партий? Да, известно. И отсюда был сделан вывод, что я, как мэр, в ответе за это. Иезуитство такое.

– Возвращаясь к появлению РКС в Томске. Все-таки почему энтузиазм томских властей так быстро сменился разочарованием и конфликтами с менеджерами РКС?

– Совершенно непонятно было, кто чем руководит. В таких областях, как энергетика, этого допускать нельзя. С местными руководителями энергетической отрасли губернатору разговаривать было проще. К тому же они профессионалы, в своем хозяйстве хорошо разбирались. А кого набрал Чубайс в эту группу РКС? Там же не было ни одного профессионального энергетика! Единственной задачей, абсолютно понятной, всех этих менеджеров было собирание денег. Никаких реорганизаций. Нам что обещали? Новые технологии. А какие технологии пришли? Да никакие! Как копали лопатой, так и продолжали копать. Все-таки, чтобы все было по-другому туда, в РКС, надо было брать не таких сомнительных людей, а профессионалов.

Сомнительных?

Я считаю его человеком, умеющим зарабатывать деньги в ситуации нашего вечного бардака

– Как Абызов, который в Новосибирске ничем себя не проявил, кроме того, что непонятными для меня путями получил в свои руки городское электрическое хозяйство. Но дело в том, что вокруг Чубайса часто собирались такие люди. Я не буду называть фамилии, но до сих пор судебные процессы по некоторым из них идут. Ничего тут удивительного нет. Чубайс не мог проследить за всеми жуликами, которые окружали его.

​– То есть вы считаете Абызова жуликом?

​– Я считаю его человеком, умеющим зарабатывать деньги в ситуации нашего вечного бардака. Насколько это законно, судить не мне. Но раз человек был министром, работал много лет с Чубайсом, то наверняка без проверок его трудовой биографии со стороны "органов опёки" не обошлось. Всё про него знали. Вопрос в том, почему именно сейчас появились эти обвинения? Кому это нужно? Моя версия – это всё рассчитано на простую публику. Лучший способ в глазах народа поднять упавший рейтинг власти – посадить как можно больше богатых людей. На людей бедных, неимущих, коротающих время у телевизора такая политика действует безотказно, – рассказал в интервью корреспонденту сайта "Сибирь.Реалии" бывший мэр Томска Александр Макаров.

Дело Михаила Абызова. Справка:

Следственный комитет предъявил Абызову обвинение в создании преступного сообщества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК) и мошенничестве в крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Они предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет.

По версии следствия, Абызов и его партнеры купили долю в четырех энергокомпаниях – АСС, ПРиС, ПЭСК и РЭМиС, якобы завысив стоимость их активов, а затем продали ФГУП "Алмазювелирэкспорт" за 4 млрд рублей при реальной стоимости 186,02 млн рублей. Деньги были переведены офшорным компаниям, на которые были оформлены активы.

Абызов и его партнеры утверждают, что сделка была рыночной. Свою вину Абызов не признает.

В 2012–2018 годах Абызов занимал пост министра по вопросам открытого правительства. До госслужбы Абызов занимал руководящие должности в "Новосибирскэнерго", РАО "ЕЭС", "Кузбассразрезугле" и Ru-Com.

В 2018 году Абызов занял 162-е место в рейтинге "200 богатейших бизнесменов России" по версии Forbes, эксперты журнала оценили его состояние в $600 млн.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG