Ссылки для упрощенного доступа

"Если мы уйдем, будет катастрофа". Бийские врачи отказываются работать по ночам и выходным


Врачи инфекционного отделения Бийской городской больницы отказались дежурить по ночам и выходным, а также обратились в Минздрав Алтайского края с требованием включить их учреждение в перечень больниц, работающих с ковид-пациентами. Четыре врача сутками работают с этими больными, но доплат из федерального бюджета не получают, поскольку у госпиталя нет нужного статуса.

Весной инфекционное отделение ЦГБ Бийска было перепрофилировано в провизорный госпиталь. Сейчас врачи работают с коронавирусными пациентами.

– Помощи никакой мы не видим, работать в таких условиях отказываемся. Я отвечаю лишь за четырех врачей, их у нас всего четверо на три этажа инфекционного корпуса. Они ведут круглосуточный приём, выматываются, еле выползают после работы. Власти не реагируют. Кто нами руководит-то? – говорит главный врач отделения Лариса Фоминская.

Сотрудники госпиталя направили министру здравоохранения Алтайского края Дмитрию Попову письмо, в котором требуют включить 1-й и 2-й этажи инфекционного отделения в перечень, подпадающий под действие 484-го постановления Правительства – в этом случае медики смогут получать федеральные доплаты за работу с ковид-пациентами.

Корреспондент сайта Сибирь.Реалии поговорил с врачом-инфекционистом из Бийска Анной Семеновой.

– Анна, как изменилась ваша служебная нагрузка с приходом второй волны коронавируса?

– Я работаю до 15.40 днем, сейчас 19.00, а я все еще на работе. У меня 30 больных в отделении, я не могу их бросить. Всех нужно куда-то распределить. По поводу нагрузки: раньше я работала в эпидемию гриппа, например, у меня было 47 пациентов на одного врача. Но нагрузка была все равно не такая. Сегодня у меня примерно 30 пациентов в отделении, из них ковидных больных оказалось около 25! Из них трое прямо в тяжелом состоянии, я их никуда не могу определить. Но это вообще отдельный разговор: их краевые клиники не берут, никто не берет. И они остаются здесь. И есть тяжелые больные, их же приходится раз по пять за смену смотреть. Потому что больной может "потяжелеть" за час всего. И вот уже семь часов, а я просто встать не могу. Это не объяснить словами… Простите за выражение, даже в туалет иногда бывает некогда сходить. Воды некогда попить. Я могу за сутки один раз поесть, а могу – вообще не поесть. Это просто невозможно… Тот объем работы, который я сейчас выполняю, должны делать два или три врача.

Анна Семенова
Анна Семенова

– Как устроена работа вашего отделения? И чем провизорный госпиталь, где вы работаете, отличается от ковидного?

– У нас инфекционная больница, а на первом этаже расположен провизорный госпиталь. Мы трое, как заведующие отделениями в больнице, по очереди выполняем функции заведующего этим провизорным отделением. Вообще, помимо нас еще должны быть врачи-ординаторы. У нас один пришел, он буквально две недели работает. А до этого были мы втроем: три отделения – три заведующих. Плюс на нас еще прием граждан, приемный покой и другие наши пациенты: ребятишки с ОРВИ, кишечные инфекции. Ну, чтобы было понятно, у нас в корпусе 9 ставок врачей, а нас по факту четверо. У нас так всегда было, но раньше была другая нагрузка. Как говорится, ослику положи на спину мешок, он везет. А сейчас три мешка на спине, он тоже везет, но очень медленно. Нагрузка увеличилась в разы. Мы никогда так не работали. Никогда не было такого, что ты в приемном покое, а у тебя в глазах темнеет, в обморок падаешь. Хотя мы относительно молодые и здоровые.

Разница между провизорным госпиталем и ковидным в том, что туда поступают пациенты с уже подтвержденным ковидом. А к нам привозят всех больных с пневмонией, в том числе невирусной. Мы их укладываем, и наша задача разделить их на положительных и отрицательных. А уже на следующий день мы их отправляем по месту требования: либо терапия, либо ковидный госпиталь. У нас в Бийске два ковидных госпиталя.

Либо вы от нас этих больных убирайте, мы не хотим тут умирать, либо переводите нас в госпитали, чтобы мы работали по федеральному приказу

– Почему вы не получаете надбавок за работу с ковидными больными?

– Потому что наш провизорный госпиталь не перевели в статус ковидного. Например, можно взять 11-ю больницу в Барнауле. Она работает точно так же, как мы. У них тоже первый этаж под прием ковидных, а другие два – для остальных пациентов. Но почему мы возмущаемся: мы работаем по региональному приказу 415, нам выплаты делают – 80% от средней зарплаты по региону. Но куда более скромные цифры, чем по федеральному 484-му приказу. В нем написано, что доплаты должны получать врачи за риск заражения при контакте с больными. Там не написано, что доплаты должны получать только в ковидных госпиталях. Вот в чем проблема. Например, водители скорых подпадают под федеральный приказ, у них доплата 25 тысяч к окладу. У нас заведующий отделения никогда таких доплат не получает, потому что мы не подпадаем под федеральный приказ. Это несправедливо. Мы начали возмущаться: либо вы от нас этих больных убирайте, мы не хотим тут умирать, либо переводите нас в госпитали, чтобы мы работали по федеральному приказу. Мы должны знать, за что мы работаем. У нас медсестры просто не выходят из этих палат. Больные тяжелые, 25 ковидных на 30 больных, представляете? И на них две медсестры.

– Вы как-то пробовали решить этот вопрос с руководством регионального Минздрава?

– Конечно. Кстати, нам сегодня пришел ответ, в котором наш главный врач отвечает на наши вопросы в адрес министерства. И, судя по его ответу, он нас приравнивает ко всем остальным врачам. То есть он считает, что во всех остальных отделениях такой же риск заражения. Мы с этим в корне не согласны: не такой там риск! Или он один где-то "выстрелит" ковидный, или их 30 лежит. И вся эта история длится с 1 апреля, а руководство ничего не может решить. Мы же врачи, вы понимаете, мы не бежим сразу в СМИ. Мы пытались по-другому решить, девочки обращались в прокуратуру, в суд. Суд прошел, им отказали. От министра нашего пришел ответ на одном из заседаний, что мы вообще якобы не работаем с ковидными больными. Что у нас, дескать, лежат больные из-за границы, контактные. Это неправда. У меня лежит 350 историй положительных ковидных больных. Это доказательства, с которым трудно спорить. Но никто почему-то не пришел и не проверил эти документы. В Горном Алтае, например, все провизорные госпитали получили статус ковидных. Местное министерство сделало так, чтобы там все врачи получали за контакт с больными. Это зависит от министерства. И не то чтобы наш Минздрав против нас. Но нам никто нигде ничего не отвечает. И когда был суд, нас руководство нашей больницы также не поддержало.

– Как у вас в больнице с местами для пациентов, средствами защиты, аппаратами ИВЛ?

– У меня 12 боксов на первом этаже. В них сегодня лежало 27 человек, а должно лежать 12 человек. Но сейчас это общая проблема. Со средствами индивидуальной защиты дела обстоят, скажем так, средне. С натяжкой, но все равно нам их выдают. По поводу аппаратов ИВЛ – их три. Один активно работает в реанимации, еще два в палатах. Но с кадрами тоже проблема: медсестер нет. Была с реаниматологами проблема, но сейчас ее решили. Их нашли, они работают. Больные тяжелые. Сейчас вот женщина лежит на ИВЛ в реанимации.

Анна с коллегами
Анна с коллегами

– Вы действительно готовы уйти с ночных дежурств и отказаться от работы по выходным?

– Да, действительно. Понимаете, дело в том, что мы имеем право не выходить. Потому что вот эти дежурства – это работа по совместительству. Меня никто не может обязать работать по ночам, у меня ребенок трехлетний. Поэтому мы, все вчетвером, написали заявления 14 октября, чтобы не работать по совместительству. В отделе кадров сказали, что должны отработать еще две недели. А наше руководство вообще никак на это не отреагировало, с нами никто не побеседовал, нас никто не вызвал. Хотя этот вопрос тянется, повторюсь, уже давно. У меня в месяц, вы представьте, около 360 рабочих часов: 150 по основной ставке, 200 часов дежурства. 200 часов! Это по 8–10 суток, это невыносимо…

В городе сейчас просто кошмар, поэтому и нагрузка выросла

– Что будет с пациентами, если вы уйдете?

– В городе будет коллапс. Но может быть, наше руководство найдет нам замену, просто мы об этом не знаем. Это было бы отлично на самом деле, но что-то я пока не вижу очереди тех, кто хотел бы тут работать. А если мы уйдем и никого не найдут, то будет катастрофа. Мы вчетвером сейчас обслуживаем весь город. Всех больных после 6 вечера везут к нам из города и районов близлежащих. В городе сейчас просто кошмар, поэтому и нагрузка выросла. Если брать данные по Бийску и по Бийскому району, то в день плюс 50, 60, 70 пациентов, а иногда – плюс 80.

– Если вам начнут доплачивать за работу с ковидными больными, вы сможете справиться с нынешним объемом работы?

– Конечно нет. Тут вопрос не только в деньгах, а еще в том, что нам нужна помощь физическая. Мы будем просить прислать сюда врачей. Пусть они будут других специальностей, но они смогут помогать нам физически. Кадровый вопрос сейчас чуть ли не первый.

Редакция Сибирь.Реалии обратилась с запросом о данной ситуации в Минздрав Алтайского края.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG