Ссылки для упрощенного доступа

"Мы просто уже не в силах это тянуть". Медики о кризисе системы


В Иркутской области приезда скорой помощи пациентам сегодня приходится ждать по несколько дней, из-за дефицита врачей и мест в больницах больных всё чаще кладут на скамейки или в коридорах, отказывают в плановых операциях. Медики не справляются с резко увеличившимся потоком больных. Жители региона решили помочь врачам в этой критической ситуации. Теперь до работы и на вызов к пациентам их развозят волонтёры.

"Убрали надбавки, берут по 1,5–2 смены"

На длительное – от 5 до 10 дней – ожидание скорой помощи жители Иркутской области жалуются уже третью неделю. В соцсетях постоянно появляются сообщения о том, что скорая не приезжает на вызов.

Некоторые из таких постов спустя время обновляются сообщениями о смерти пациента, которого не успели госпитализировать или сделали это слишком поздно.

Сотрудники местных станций скорой помощи подтверждают, что нагрузка на экстренную службу растет день ото дня. Однако, по их мнению, острый дефицит в период пандемии власти вполне могли спрогнозировать, поскольку массово увольняться из бригад скорой помощи сотрудники начали задолго до пандемии – после того, как были отменены надбавки за ночные дежурства. По словам сотрудницы БСМП Валентины Монхороевой, многие фельдшеры уволились, а большая часть оставшихся были вынуждены взять 1,5 или даже 2 смены, чтобы выйти на уровень прежнего дохода.

В итоге в переформированных во вторую волну пандемии бригадах скорой помощи оказалось по одному фельдшеру, к которым прикрепили принудительно вызванных студентов медуниверситетов.

– Всех фельдшеров вывели по одному работать. Невозможно работать по одному в бригаде! Особенно в такое время. Разговаривала со студенткой, она сказала, их принудительно поставили как волонтеров, никаких выплат вообще не обещали, – говорит Валентина Монхороева.

"Из шести анестезиологов остался один!"

В инстаграм-канале "Ангарск-360" 27 октября было опубликовано видео из поликлиники №1, где видно, как пациенты ждут помощи, сидя в коридоре на сдвинутых лавках и каталках.

Позже депутат Заксобрания Иркутской области Александр Гаськов заявил во время заседания Заксобрания региона, что пациенты лежат в коридорах не только в Ангарске, но и в Усть-Илимске. Руководство медучреждений нестандартное расположение пациентов объясняет длинными очередями в приемном покое больниц, из-за которых прием новых пациентов ведется очень медленно.

Сами врачи ситуацию с дефицитом кадров называют катастрофической. Так, по словам анестезиолога-реаниматолога Светланы Бурим, в хирургическом отделении клинической больницы "РЖД-Медицина" из шести специалистов по анестезии остался один, остальные либо уволились либо ушли на больничный с симптомами или подтвержденным COVID-19.

Анестезиолог-реаниматолог ЧУЗ "КБ "РЖД-Медицина" Светлана Бурим
Анестезиолог-реаниматолог ЧУЗ "КБ "РЖД-Медицина" Светлана Бурим

– Наша больница единственная осталась на плановых операциях – остальные перепрофилировали под ковид. Сейчас на работе остался один анестезиолог! По непонятной причине одного специалиста отправили накануне на прививочную кампанию на север области, еще один уволился, мы с коллегой слегли – у него подтвержденный коронавирус, у меня еще неясен результат, но симптомы ковидные, – говорит анестезиолог-реаниматолог ЧУЗ "КБ "РЖД-Медицина" Светлана Бурим.

По словам её коллеги, анестезиолога-реаниматолога ЧУЗ "КБ "РЖД-Медицина" Дмитрия Малых, руководство больницы еще в первую волну оставляло отделение в остром дефиците анестезиологов, отправив "на помощь в Москву" трех реаниматологов отделения. Сейчас ситуация повторяется.

– С нашими докторами, которые уезжали в Москву на подмогу, тоже какая-то мутная история: людей отправили в середине апреля, но подписали им почему-то отпуск без содержания с 1 мая. Соответственно, и нам за то, что мы работали за отсутствующих сотрудников, за интенсивность, предложили написать заявление на оплату 25% от должностного оклада тоже с 1 мая, а не с апреля. У нас было так, что у нас из 7 человек отсутствовал доктор Федоров Вадим Алексеевич, который в Москву уехал из нашего отделения, второй доктор был в отпуске и третий доктор был на больничном. Фактически мы работали вчетвером, тянули все четыре экстренных дня (из-за перевода всех стационаров Иркутска на ковид-лечение), – говорит Малых, накануне тоже ушедший на больничный.

По словам Малых, даже вчетвером и втроем это была непосильная нагрузка, сейчас – просто нереальная.

анестезиолог-реаниматолог ЧУЗ "КБ "РЖД-Медицина" Дмитрий Малых
анестезиолог-реаниматолог ЧУЗ "КБ "РЖД-Медицина" Дмитрий Малых

– Поначалу нам главный врач сказала: ребята, давайте работать, надо упереться и побороть это трудное время, помочь друг другу. Хорошо, мы же люди самоотверженные, мы готовы. Один врач дежурит на палате реанимации, два врача дежурят в экстренный день по наркозу. Потом, видимо, показалось – много расходов, решили убрать одного врача: один врач остается в палате, второй остается на экстренную хирургию. Но бывает такой аврал работы, что один врач просто не в состоянии справиться. Это рулетка: сегодня три больных поступит с аппендицитом, а назавтра – два ДТП. Стандартная ситуация была – ночь, дежурство (не экстренный день, среда, поэтому дополнительного врача-анестезиолога и медсестру-анестезиста экстренного в этот день нам не оплатили): привезли по жизненным показаниям пострадавшую в ДТП. Всю ночь врач-анестезиолог с одной медсестрой и нейрохирургами оперировали ее в операционной. А шесть пациентов тяжелых были под присмотром всего лишь одной медсестры, – делится врач. – Мы просто уже не в силах тянуть эту работу, а руководство считает нормальным.

По подсчетам Малых, количество отработанных им и его коллегами часов превышает все допустимые нормы.

– В один из последних месяцев у меня 2,2 ставки получилось по часам. Но, исходя из трудового законодательства, невозможно работодателю оплатить их как сверхурочные. Ставка – это получается день плюс дополнительное соглашение на 0,5 ставки – это дежурство. А поверх этого у меня еще 75 часов сверхурочных получается. По закону работодатель должен оплатить их в двойном размере, но нам оплачивают по обычной тарифной ставке. Второй момент, даже до ковида у нас работало 7 врачей-анестезиологов на отделение, хотя ставок у нас 14. То есть штат на 50% не был заполнен. И даже в обычное время нам приходилось идти на нарушения – брать две операции параллельно, когда один врач-анестезиолог одновременно ведет два наркоза. Это по закону вообще запрещено. Человеческий фактор, можно потерять пациента! – восклицает Малых.

По словам собеседников, они не раз просили руководство еще до пандемии добавить хотя бы одного анестезиолога.

– Говорили: "Это накладно, больница и так вся в долгах, расходов много, а мы должны работать". А почему? И мы же должны все-таки работать за деньги, а не за еду? Вроде мы не крепостные крестьяне?! При таких исходных данных в пандемию отдавать специалистов в другие места – это руководство, конечно, сильно переоценило свои, вернее, наши силы. Подумайте, наше руководство взяло на себя ответственность брать всю хирургическую патологию по городу, не имея компьютерного томографа в здании! Мы работаем на ощупь, как в XIX веке, – послушать, пропальпировать, постукать. Вместо того чтобы просто закатить пациента в компьютерный томограф: 15 минут – диагноз в принципе ясен, – рассуждает реаниматолог.

По словам Малых и Бурим, томограф в больнице формально есть, но он неисправен – на его ремонт то ли денег нет, то ли запчастей.

При возросшей нагрузке зарплаты врачей, напротив, стали снижаться. Это подтверждают расчетные листы, которые врачи предоставили редакции.

– С февраля зарплата стала падать ежемесячно примерно на 10 тысяч рублей, плюс-минус 2 тысячи [рублей]. Да, это при увеличенной нагрузке. В марте мы получили зарплату на 10 тысяч меньше, чем в феврале, а в апреле – на 10 тысяч меньше, чем в марте, и так далее. Уменьшение заработной платы идет как раз за счет снижения стимулирующей надбавки. Грубо говоря, в феврале она составляла 27 тысяч, а в марте 17, в апреле – около 7 тысяч. Летом стимулирующие убрали, потом по новой, – поясняет Малых.

Руководство, по словам опрошенных врачей, снижение доходов своих сотрудников никак не объясняет. Бурим сообщила, что на вопрос главному врачу о том, сколько в итоге составит надбавка "за геройство", получила ответ: "В рамках разумного".

– Бешеная нагрузка, а заплатят "в рамках разумного"! Это как вообще? Кто-нибудь слышал в Трудовом кодексе такую формулировку? Их действия разумными сейчас точно не назовешь! – категорична Светлана Бурим.

Редакции Сибирь.Реалии по телефонам, указанным на сайте больницы, ситуацию комментировать отказались, попросив отправить официальный запрос в Минздрав области. Из министерства ответили, что запрос редакции переадресовали в медучреждение, сотрудники которого пожаловались, – в ЧУЗ "КБ "РЖД-Медицина".

Ситуацию с сотрудниками, массово ушедшими на больничные, можно было предотвратить, уверены собеседники. По их мнению, профилактика заражения была организована недостаточно эффективно.

– Приведу пример: в одном из отделений нашей больницы у санитарки оказался положительный тест на коронавирус. Саму ее отправили на изоляцию, а отделение просто помыли, больных перевели в травматологическое отделение. И в тот же день с утра начали опять принимать новых пациентов по скорой помощи! – рассказывает Бурим.

"Кроме нас – некому"

Жители Иркутской области, шокированные кадрами из больниц и поликлиник, решили самостоятельно справиться хотя бы с частью проблем. Узнав, что большая часть поликлиник в принципе не обеспечена автотранспортом и участковым терапевтам на вызовы приходится отправляться, как правило, пешком, местный предприниматель скооперировался с коллегами, чтобы организовать аренду автопарка для докторов. В процессе оказалось, что собранных средств недостаточно для длительной аренды машин с водителями – в итоге на помощь пришли волонтеры с машинами или просто свободным временем, а деньги пошли на бензин, мойку и дезинфекцию машин, хватило и на питание для врачей.

– Мы больше не хотим терять родных и близких от этой заразы, поэтому, встав после ковида на ноги, я обратился к знакомому врачу с вопросом, чем могу помочь. Он сказал, что врачей не на чем везти до пациентов. В Минздраве подтвердили необходимость в машинах для участковых. Решили начать с этой проблемы. Я как раз на администрировании бизнес-процессов специализируюсь, поэтому первым делом мы провели расчеты: протестировали, сколько в среднем времени у участкового занимает посещение пациента, потом провели такой же тест с машиной на маршруте с врачом. Эффективность выросла на 70%. Рассчитали математически, сколько с учетом числа поликлиник в городе и пациентов, прикрепленных к ним, понадобится машин – в пиковые нагрузки вышло 80. Сейчас с врачами работает 261 доброволец на машине, и это только в Иркутске! – рассказывает иркутский предприниматель Вадим Костенко.

По его словам, за три недели работы волонтерского проекта он уже доказал свою эффективность, но люди работают на износ – долго в таком режиме не продержаться.

– Я, допустим, сплю по 3 часа в сутки. Сейчас играю с ребенком, могу с вами поговорить. Волонтеры, которые ездят с врачами, тоже до последнего пациента остаются. А врачи еще и сверх этого по часа два отчетами занимаются – в итоге их смена сейчас 15 часов в сутки составляет! И в принципе мне непонятно, почему чиновники, которые должны были эффективно организовать этот процесс, бездействуют. Вы знаете, что ООО "Служба технического заказчика" за год приобрела из казны области примерно 6 автомобилей? Но ни один из них не попал в поликлинику или другое медучреждение! Пока я вышел на контакт с чиновниками области с предложением системно решить эту проблему, но, к сожалению, никакого интереса не вижу. А ведь это их обязанность – организовать процесс доставки врачей до поликлиник. К тому же закон – клинические рекомендации Минздрава РФ – обязывает исполнительную власть субъекта обеспечить приезд врача к пациенту в определенные сроки – и это вовсе не 5–6 дней, – замечает Костенко.

Один из волонтеров проекта Оксана Токмакова работает на своей легковушке уже вторую неделю – после 16 часов по будням и целый день в субботу. Заканчивает обычно после 20 часов.

– Сегодня было 10 вызовов и 15 человек – просто на одном адресе несколько пациентов. 4,5 часа ушло. Так и есть обычно по будням. Максимум был – 20 заявок за день. В среднем по 15–30 минут доктор проводит у больного. География сегодня была от Молодежного до Верхней Набережной – считай, полгорода искатали, до некоторых адресов врач пешком бы точно не добралась, туда и на общественном транспорте трудно уехать, – объясняет Токмакова. – Я не представляю, как они это [пешком ходили на вызов] в принципе делали в спецзащите – костюм недышащий, она в машине едет, чувствует, как пот внутри течет, потом сверху одноразовый халат еще – и выскакивает на холод. Ужас!

  • В Иркутской области на 28 октября за сутки зафиксировано 228 случаев коронавируса, всего с начала пандемии заразилось 23 849 человек.
External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG