Ссылки для упрощенного доступа

"Кто на материк, кто в мир иной". Как лечат на Камчатке


Стройплощадка спустя 9 лет после начала работ

Власти Камчатки запретили въезд в регион без справки об отрицательном тесте на коронавирус – эта мера содержится в постановлении губернатора Владимира Солодова от 18 декабря. Еще в августе Солодов в беседе с Владимиром Путиным жаловался на нехватку врачей и коечного фонда. А также сообщил, что краю необходимо 8,4 млрд рублей на завершение грандиозного долгостроя, который продолжается вот уже почти 10 лет, – новых корпусов краевой больницы.

Еще в мае 2012 года камчатское телевидение выдало в эфир сюжет о начале этого строительства. Валерий Карпенко, в то время бывший заместителем главы краевого правительства, рассказывал в кадре, что работы начались в декабре 2011 года. "Такого объекта на Камчатке и Дальнем Востоке не было вообще, – рапортовал Карпенко, – это 80 тыс. кв. метров, 40 с лишним гектаров, сметная стоимость – 7,9 млрд рублей… Технологии, которые будут задействованы в этой больнице, привезены из других стран. Это немецкие технологии, европейские технологии – и по лекарствам, и по операционному блоку. Отдельный блок единый с 9 операционными, со стерильными лифтами. Центральное питание: у нас не будет бабушек-буфетчиц, которые ходят по коридорам с ведрами и разносят пищу… и современные технологии, включая современный сосудистый центр. Оборудование "весит" в общей сложности почти 1,4 млрд рублей… Кадры, которые будут работать здесь, и врачи, и медсестры, будут стажироваться за пределами края и за рубежом. И у нас появится высокотехнологичная помощь здесь, на Камчатке".

Спустя шесть с половиной лет после выхода этого сюжета, в декабре 2018 года, Валерий Карпенко ушел со своего поста, а через два месяца стал фигурантом уголовного дела о взятке. Его обвинили в том, что вместе с подельниками он помог коммерсанту продать бюджету здание под городскую поликлинику за 46 млн рублей, что почти в два раза превышало его реальную стоимость. Часть этой суммы была "позаимствована" из средств, выделенных на строительство краевой больницы. Карпенко грозит до 12 лет.

Корпуса старой больницы
Корпуса старой больницы

Между тем о необходимости строительства краевой больницы на Камчатке начали говорить более десяти лет назад. Старая расположена в одиннадцати отдельно стоящих зданиях 50–70-х годов постройки с износом до 90 процентов. Ещё в 2003 году их признали несоответствующими сейсмической безопасности, нахождение в них пациентов представляет угрозу для жизни и здоровья. Кроме того, разрозненность и удаленность корпусов друг от друга технически не позволяют оказывать медпомощь в соответствии с современными стандартами медицины.

Что медицина, что врачи у нас убогие. Я по их вине осталась без матери

Тем не менее сейчас на месте будущего передового лечебного центра региона – лишь скелет из бетона и металла, воздвигнутый в 2013 году, даже стройплощадка огорожена забором только с одной стороны. Местные жители не верят, что объект вообще когда-нибудь примет пациентов. А некоторые и вовсе считают, что проблем камчатского здравоохранения даже достроенная больница решить не сможет.

Поликлиника №17
Поликлиника №17

– Какая больница? Медицины на Камчатке НЕТ! – рассказывает жительница полуострова Елена Головаченко. – Если и есть, то призрак где-то только. И новая больница ничего не решит. Да и когда она будет? Вот это вопрос. Каркас уже многие годы стоит, на строительство ежегодно деньги выделяют. Не трудно догадаться, куда эти миллионы уходят: все воруют. Да и у жителей тут всего два пути: кто на материк едет лечиться, кто "уезжает" в мир иной.

– Нужны специалисты, а они к нам не едут, оборудование древнее. Если на биржу труда зайти, то большая часть вакансий – медики. Любого профиля, специализации… А те специалисты, что есть, все сидят по частным клиникам. Прием узкого специалиста можно месяцами ждать в поликлинике, – добавляет Анна Брюханова

Детская больница в Петропавловске-Камчатском
Детская больница в Петропавловске-Камчатском

– Что медицина, что врачи у нас убогие. Я по их вине осталась без матери. Она умерла прямо на аппарате ИВЛ, потому что врачи сломали ей шейный позвонок, – рассказывает другая жительница Камчатки Юлия. – Поэтому профессионалы-то нам не помешают, чтобы хотя бы лечили. А больницу не думаю, что достроят. Уж точно не в следующие два-три года. На каждом углу только твердят, что дали деньги на строительство, дали то, но ничего не меняется. Как стояло все, так и стоит. А те, что есть – точно ремонт бы не помешал.

Знаком с региональным здравоохранением изнутри врач-кардиохирург Андрей Кубанов. По его словам, краевая больница действительно нужна как минимум для того, чтобы заменить старые разваливающиеся больницы. Но надежд на ее достройку врач не питает.

– Мы уже не раз обращались к президенту: и к Путину, и Медведеву, к слову. Нам все говорят: вот, взяли на контроль, на контроле. Сейчас Мишустин тоже взял на контроль. Но по факту что получается: мы делали съемки с квадрокоптера в 2014-м и 2017 году – стройплощадка в одном и том же состоянии. Никто ничего так и не решил. И в 2020 году я проезжал мимо, просто из любопытства после выборов губернатора – ничего не поменялось. Я, честно сказать, даже не удивился. Там только сменили паспорт объекта, якобы ее только в 2020 году начали строить, хотя заложили в 2011-м. И на Камчатке все вот так – простите, через одно место. Все привыкли жить, когда вокруг одни экскременты.

По его словам, на этом долгострое пропало не меньше миллиарда рублей.

– Был первый подрядчик, выполнил какие-то работы. Но Минздрав потом просто в одностороннем порядке расторг договор. И все, денег никто не получил. Или кто-то получил, наоборот, да не те.

Михаил Мишустин, побывавший на Камчатке в августе, посетил старую краевую больницу и обсудил с медиками легендарный долгострой.

– Мне страшно за то бездействие и разгильдяйство, которые в течение многих лет происходили по поводу строительства больницы, – сказал Мишустин. – Мы разбирались в правительстве детально, как, собственно говоря, складывалась история закладки соответствующих средств, проектирования… С 13-го года обещания и деньги, которые были заложены в строительство новой инфраструктуры, почему-то оттуда исчезали. Очень много безалаберности было у подрядчиков, которые просто ничего не успевали сдавать. В прошлом году мы видели, что 2,5 миллиарда также сняли с больницы. Это какое-то наваждение.

По словам Александра, представителя одной из компаний-подрядчиков, которая работала на первом этапе строительства, проблемы были с оплатой работ.

– Мы вели это объект в 2011–2012 году – это был подготовительный этап. Мы организовывали полностью дренажные сети под нынешним корпусом, делали площадку. Потом мы участвовали в подготовке проектной документации с институтом, но не побеждали, хотя этот объект мониторили. Наш контракт составил 200 млн рублей, аванс мы получили. Но дальше пришлось судиться, чтобы получить оплату за работу. И такая ситуация была почти у всех подрядчиков. Два предприятия вообще обанкротились. Даже компания "Камчатжилстрой", которая с 60-х годов работала в регионе, на этом объекте и прекратила свое существование, – рассказывает Александр, который просит не называть его фамилию. – Но было и такое, что через компанию-однодневку – она имела на тот момент все признаки такого предприятия – пытались вывести аванс в три млрд рублей. Потом этот контракт отыграли назад. Но не уверен, что он был такой один.

Но главная проблема камчатского здравоохранения, считает Андрей Кубанов, вовсе не в долгострое. Специалистов в региональной медицине катастрофически не хватает, а тех, кто есть, не берегут. При малейшем несогласии с политикой руководства медучреждения или минздрава можно лишиться работы.

Андрей Кубанов
Андрей Кубанов

– Все это хорошо обнажил ковид. Только на скорой заболело официально 110 специалистов – но там с уборщицами всего 300! Кто на вызовы ездил? Потом пять медиков в регионе умерли от коронавируса. Это для Камчатки очень много. Был случай у нас – уролога оставили дежурить с ковидными больными. Он сутки сидел, двое, а потом чуть не умер от обезвоживания – я сам ему воду привозил, продукты. И говорил: а что я могу, уволят ведь?! Вот такое к врачам потребительское отношение, а они и терпят, а каких-то адекватных решений наши руководители принимать не могут, –рассказывает Кубанов.

Сам Андрей Кубанов – хирург, проводит эндоваскулярные операции на сосудах под контролем ангиографа – большого рентгеновского аппарата. С помощью таких операций можно спасти человека, даже если оторвался тромб и заблокировал сосуд сердца или мозга – это одна из наиболее частых причин смерти. Хирург под контролем рентгена входит напрямую в сосуд и убирает тромб. Таких специалистов на Дальнем Востоке можно пересчитать по пальцам. Но на Камчатке его уволили, как он считает, после жалобы на коррупцию в медучреждении.

По мнению начальства, врач должен приносить прибыль. В том числе и в его карман

– Представьте, в районах нет вообще кардиологической службы, и всех пациентов привозят к нам в отделение. Нас трое врачей в кардиологическом отделении, мы первые здесь начали делать операции на открытом сердце. И на нас все инфаркты региона. Большинство сложных заболеваний люди на материке лечат: народ привык сам решать свои проблемы. Так вот, когда я устроился в региональный сосудистый центр, я начал всем ковырять мозг: расходных материалов нет, того нет, помогите разобраться. Писал бесконечно письма в минздрав. Но в итоге в 2016 году умер пациент. И меня обвинили в его смерти. Но оказалось, что во время операции я поставил просроченный стент. Сам этот стент – маленькая такая штучка, с рисинку размером. Ее иногда ставят в сосуд. Его срок годности толком роли не играет, на самом деле. Да и во время операции, пока хирург входит в сосуд, сестра подает материалы – никак не проверишь сроки. Такими, к слову, мы, как оказалось, пользовались в 2015–2016 годах – установили 11 штук. Но после летального случая меня обвинили в том, что пациент умер по моей вине, предъявили обвинения в неоказании услуг должного качества, потом в суде оспаривали мою квалификацию, обвиняли, что у меня поддельные документы. По всем пунктам меня оправдали, и после апелляции и рассмотрения дела по-новому – оправдали еще раз. Я даже через суд на работе восстановился. Но того, кто отвечал за закупку просроченных стентов, не нашли, к ответственности не привлекли. Насколько я знаю, он и стал главврачом. На суде юрист больницы все бравировала цифрами, что мы на 70 млн рублей закупили. А чего: шприцов, бинтов – чего? У меня, если на операции не будет маленького стента, то хоть вы на 500 млн купите чего-то, не смогу помочь пациенту. Разве такое отношение – это не преступление?! – говорит Кубанов.

По его словам, были и другие ненужные траты. Например, в региональный сосудистый центр закупили ангиограф, но он на тот момент был не нужен.

– Я сам писал обоснование для этого аппарата – какие нужны характеристики, для чего. А потом отозвал свое заключение – не дадим на него нагрузку, некому пока работать. Специалиста ведь выучить нужно, подготовить. Но в итоге все равно завезли ангиограф, открыли операционную – а характеристики не те, и он просто стоит там ни к чему. А они, в минздраве, откат там получили, и пусть все стоит. Даже в УФАСе мне полтора года не могут объяснить, зачем эта операционная там нужна, – возмущается Андрей Кубанов. – Лучше бы врачей держали. Двое отказались участвовать в каких-то сомнительных схемах главврача: то ли по закупкам, то ли что – он их уволил и все. А это сразу двое врачей, когда их всего 24 на весь сосудистый центр. Но, по мнению начальства, врач должен приносить прибыль. В том числе и в его карман. Мой знакомый врач приезжал на Камчатку работать. Но с него потребовали прописку местную, чтобы он мог получить подъемные. Потом не нашли для него места в общежитии – хотя там все, кто угодно, живут, только не медики. Зарплату предложили около 60. Но квартиру снимать – коммуналка тысяч 10. Он просто поработал немного и уехал в Приморье. Те самые подъемные 300 тысяч вернул обратно камчатскому минздраву всего за несколько месяцев. Да и я восстановился, но понял – работать там не хочу. С 8 декабря уже в частном медцентре работаю главврачом. Хорошие специалисты никому там не нужны, они сами держатся, где могут. Это вся система такая, там нет задачи спасать людей. Выживают все как могут, в том числе и пациенты. И дальше будет ещё хуже.

По оценкам Кубанова, которого оправдали по уголовному делу о смерти пациента, а впоследствии и восстановили на работе, перспективы камчатской медицины туманны. И никакая краевая больница с таким отношением к врачам и пациентам не поможет.

– Я не преувеличиваю – реальность здесь очень печальна. Как началась оптимизация медицины, так и пошло. Если и будет краевая больница – придет туда руководитель-капиталист, которому врачи должны прибыль приносить. И все. Да, новое здание не помешало бы – сейчас некоторые больницы выглядят как застенки НКВД 30-х годов, подъехать страшно. Вот в такой стабильности мы уже 20 лет живем. Так что улучшения от новой больницы – это почти невероятный сценарий. Кто там работать будет? – задается вопросом Андрей Кубанов.

Между тем в министерстве здравоохранения Камчатки рассказывают, что новая краевая больница будет построена в 2023 году. Для ускорения строительства уже создан КГКУ "Единая дирекция по строительству объекта "Камчатская краевая больница". Сейчас проводится актуализация планов земельных участков, смет, адресов, проектно-сметной документации.

На стройплощадке почти нет техники. Одно из немногочисленных исключений - этот манипулятор
На стройплощадке почти нет техники. Одно из немногочисленных исключений - этот манипулятор

Как отмечают в минздраве Камчатки, созданная компания – технический заказчик. Он принял проектно-сметную и исполнительную документацию объектов незавершенного строительства (лечебно-диагностический корпус, палатный корпус на 175 коек, система водопонижения и водоотведения). Градостроительные планы земельных участков, отведенных под строительство больницы, были актуализированы, им присвоены адреса, скорректировано медико-техническое задание на строительство. Из уже готовых частей железобетонных конструкций взяли пробы на экспертизу – согласно заключениям, все несущие конструкции подходят под проект.

Однако сроков начала работ на сегодня так и нет: "Ведутся работы по приему-передаче и закреплению в постоянное бессрочное пользование земельных участков для строительства объекта. Комплект проектно-сметной документации по объекту направлен в ФАУ "Главгосэкспертиза России" для рассмотрения и принятия решения о необходимости внесения изменений в проект. В соответствии с законом о госзакупках, направлено обращение в адрес президента Российской Федерации В. В. Путина от 23.10.2020 №01-03-04-4790 с приложением комплекта документов для заключения государственного контракта на строительство объекта с единственным исполнителем", – сообщили в минздраве.

Сама больница рассчитана на 450 коек и 150 посещений в сутки в консультативной поликлинике. В ней будет оказываться высокотехнологическая помощь жителям Камчатки. На строительство потратят 6,9 млрд рублей: в 2021 году 2,5 млрд рублей, в 2022 году 500 млн рублей, а в 2023 году еще 3,9 млрд рублей. Субсидии из краевого бюджета запланированы на весь период в 1,5 млрд, рублей.

На вопросы Сибирь.Реалии о том, каких специалистов и как именно планируется привлекать для работы в новом медучреждении, в минздраве не ответили, как и о том, справляются ли медучреждения региона с сегодняшней нагрузкой, возросшей из-за пандемии.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG