Ссылки для упрощенного доступа

Ни могилы, ни памяти. Сестры Степана Бандеры провели в сибирской ссылке почти 50 лет


Оксана и Марта Бандера
Оксана и Марта Бандера
Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

Пожилой мужчина пилит дрова на улице у ворот своего дома. На вопрос: где тут жили сестры Бандера? – отвечает серьезно:

– Бандеровцев у нас много было, сюда же кого только не ссылали. Они и сейчас есть, попрятались только, как война началась. Не люблю я их.

– Здесь когда-то жили родные сестры Степана Бандеры. Старшая здесь умерла, а младшая вернулась на родину 30 лет назад. Что-то слышали про это?

– Слыхал про это, вроде бы жили, но никто их толком не знал – необщительные. Вон там дом был их, но развалился давно.

С этими словами он машет рукой в сторону какой-то ложбины, заросшей высокой травой, и возвращается к своей работе.

Поселок Сухобузимское. Красноярский край
Поселок Сухобузимское. Красноярский край

Разговор происходит в селе Сухобузимское, в 60 километрах к северу от Красноярска. С одной стороны раскинулись поля и равнины, с другой – тайга и болота. Старожильческое село, основанное в начале XVIII века, известно тем, что здесь родился и провел детские годы художник Василий Суриков. Знаменитая картина "Взятие снежного городка" написана по детским воспоминаниям художника.

Во дворе местного музея стоит английская паровая машина позапрошлого века, найденная случайно в местных болотах, где когда-то добывали золото. Сотрудники музея утверждают, что в мире таких машин осталось всего две: первая в Сухобузимово, а вторая на родине – в британском музее паровых машин.

Золотая лихорадка была светлой страницей истории Сухобузимского района. В XX веке он стал местом ссылки. В годы Большого террора здесь располагался советский концлагерь и жило множество политзаключенных.

Среди них сестры Степана Бандеры – Оксана и Марта, сосланные в Красноярский край в 1941 году.

Сосланы навечно

Марта Бандера родилась 22 июня 1907 года в селе Старый Угринов (сейчас Ивано-Франковская область). Окончила учительскую семинарию и работала учителем.

Оксана Бандера родилась 22 декабря 1917 года и также стала педагогом.

В мае 1941 года девушки вместе с отцом, священником Украинской грекокатолической церкви, членом Украинской национальной рады Андреем Бандерой, были арестованы сотрудниками НКВД УССР и отправлены в Станислав (ныне – Ивано-Франковск). Через несколько дней Андрея Бандеру перевели в Киев. Военный трибунал признал его виновным в том, что он проводил "враждебную работу против Советского Союза", и приговорил к расстрелу. 10 июля приговор привели в исполнение.

А его дочерей без суда и следствия отправили в ссылку в Красноярский край.

Оксана и Марта Бандера. Фото из материалов уголовного дела
Оксана и Марта Бандера. Фото из материалов уголовного дела

По данным сайта "Мемориал. Красноярск", ссыльных из Украины привозили во многие районы края. В целом за 10 лет, с 1942-го по 1951-й, в Норильлаг прибыло 181 870 заключенных, а выбыло 136 774. Из них освободилось 79 654, этапированы – 39 779, 17 000 человек погибли. В эти годы появляются специальные лагерные отделения для каторжников – мужчин и женщин. А в числе заключенных, как их называли – "бандеровцев", – родственники, сестры и жены мнимых и настоящих сторонников Степана Бандеры.

Большинство из них получили приговор – 5 лет ссылки. Но после отбытия срока их не освободили. В 1950 году им было объявлено, что они "сосланы навечно".

Многих украинцев продержали в "вечной" ссылке до середины 1960-х годов. А некоторых и дольше, как Марту и Оксану Бандера. Материалы по их делу до сих пор засекречены ФСБ, хотя обеих уже давно нет в живых. Информацию о них можно найти лишь по отрывочным сведениям и воспоминаниям жителей Сухобузимского, которые не знали о том, кто они такие, вплоть до 1989 года, когда за младшей сестрой Оксаной приехали из Западной Украины.

"Тогда никто не делил по национальности"

В Сухобузимском районе было так много ссыльных, что сейчас трудно разобраться, кто здесь коренной, а кто пришлый. Старожилы-сухобузимцы не задавали приезжим лишних вопросов, главным из которых было: ты за что в Сибирь попал?

Марту и Оксану привезли в Красноярский край под конвоем. Оксане тогда было чуть больше 20 лет. Марте – слегка за тридцать. Определили их в поселок Усть-Кан на слиянии Кана и Енисея, где находился леспромхоз и было много работы на лесоповале и сплаве бревен.

Почему-то администрация леспромхоза "забыла" поставить сестер на довольствие. То есть работу им давали (принудительно), а еду – нет. От голодной смерти спасли местные жители, делившиеся продуктами и дровами. А еще Марта и Оксана шили на заказ одежду. Откуда-то у них оказалась швейная машинка, которая и спасла их в то время. Через несколько лет их перевезли в Сухобузимское. Они поселились в ветхой избушке под номером 7 на улице им. Сергея Портнягина. Сегодня эта небольшая улица затеряна в центре поселка, узкая и не асфальтированная. Отыскать ее не просто даже по навигатору.

"…Утро начиналось с молитвы. И теперь, когда у них в Сухобузимском есть крохотная (зато отдельная!) избушка, в красном углу стоит икона, можно войти в это особое настроение. Сколько лет это надо было скрывать от чужих глаз… Когда Марта и Оксана жили в бараках, нельзя было и помыслить открыто обратиться к Богу. Теперь же во время молитвы можно приблизиться к тем, за кого тайно молились все эти долгие-долгие годы ссылки. …За безвременно ушедшую мать, умершую в 1922 году от туберкулеза в большой печали о своих семерых детях – мал мала меньше.
Младшему Богдану исполнился 1 год, Оксане – 5, Василию – 7, Владимире – 9, Александру – 11, Степану – 13. Самой старшей Марте-Марии было 15 лет. …За расстрелянного отца – греко-католического священника о. Андрея… Сестры мысленно произносили имена братьев – Василия, Александра, Богдана, – безвестно канувших в войну. Сестры Владимиры, отбывавшей срок в лагере. Даже сейчас было страшно вслух назвать имя старшего – Степана Бандеры".
Из очерка красноярского журналиста Ольги Вавиленко "Тайные молитвы сестер Бандеры"

– Честно, их фамилию, Бандера, даже не связывал никто со Степаном Бандерой, – рассказывает местный житель Виктор Резвицкий, он всю жизнь живет в Сухобузимском и помнит сестер. – У нас много украинцев жило, их часто всех скопом называли просто "бандеровцами" – не со злости или чтобы обидеть, а просто как определение – откуда они. Про сестер знали, что это женщины одинокие, с тяжелой судьбой, они же ни замуж не вышли, ни детей не оставили, так и прожили в одиночестве.

Дома, где жили сестры Бандеры, уже не существует, на его месте, в ложбинке, высокая трава, по обочинам лужи. Соседи про двух живших здесь женщин, Оксану и Марту, слышали. А кто-то их и помнит.

– Тогда никто не делил по национальности, жили и жили, очень спокойные, добродушные, все им помогали, – рассказывает местная жительница Валентина Космынина, – на фамилию их никто и не обращал внимания, у нас столько было чудных имен, и польских, и татарских, и тех же украинских. Я помню, что родители им дрова привозили, интересовались здоровьем, помогали, они сильно болели обе. Друзей не заводили, сами в гости не ходили и к себе не приглашали, все время были вдвоем.

Вплоть до начала 1960-х годов они должны были отмечаться в милиции. Управление КГБ по Красноярскому краю также следило за ними, проверяло переписку. Пыталось выяснить, с кем они поддерживают связь. Но слежка ничего не дала.

– Что меня удивляло – никогда никому не жаловались. С ними так поступили, по сути, всю жизнь украли, а они никак не сопротивлялись, все спокойно принимали, даже с достоинством. Хотя неправильно все это, сейчас мы понимаем, дико даже. Почему им не давали вернуться, ведь все сроки уже закончились? – говорит Валентина.

Об Оксане Бандере рассказывает в своих воспоминаниях о Сухобузимской ссылке "харбинец" Владимир Катенин, попавший в Красноярский край за то, что родился в Манчжурии и до 1945 был не советским человеком. Он работал на местном МТС (не мобильный оператор, а машинно-тракторная станция) и каждое утро встречался с Оксаной на "разводках" (так на советском сленге называлось распределение трудовых обязанностей) : "…ежедневно сталкивался с одной женщиной лет 40, небольшого роста. Она работала у Петра Адамовича кладовщицей и выдавала рабочим лопаты, кирки и другой хозяйственный инвентарь. Эту женщину звали Оксана, она была родная сестра лидера западно-украинских националистов – Степана Бандеры. Жила она в ссылке с сестрой, которая не работала, так как была больная".

Красноярская журналистка Ольга Вавиленко в своем очерке "Тайные молитвы сестер Бандеры" рассказывает о быте и повседневной жизни Оксаны и Марты так:

"Все в округе тогда держали коров, часто по-соседски угощали друг друга молоком. Но Бандеры никогда не позволяли себе взять что-то даром. Прасковья Петровна Абраменко вспоминает:
– У нас была хорошая корова, Оксана Андреевна каждый день брала по литру молока, тогда оно 10 копеек стоило. Я не хотела брать плату, видела, что бедненько живут, так она насильно оставит монетку.

Женщины вручную вскапывали огород лопатой. Воду носили издалека: колодец на соседней улице. Чтобы полить грядки, ходили с ведрами на Бузим – еще дальше. Но в огороде и ограде идеальный порядок. Каждый год они обмазывали и белили свою избушку. Под окном росла смородина и полевые цветы, которые Оксана принесла из леса. Она постоянно срезала траву серпом, получалось что-то вроде газона".

Оксана и Марта не знали, что их сестра Владимира с мужем священником Теодором Давидюком находятся недалеко от них. Члена ОУН (Организация украинских националистов) Давидюка и его жену арестовали в сентябре 1946 года. Военный трибунал приговорил обоих к 10 годам лагерей. Владимира попала в Краслаг. Их шестерых детей отправили в детдом. Теодор Давидюк погиб в лагерях, а Владимира Андреевна в 1956 году вернулась в Украину к дочери Мирославе в село Казаковка Долинского района. Умерла она в августе 2001 года в возрасте 88 лет.

В 1960 году сестры Оксана и Марта Бандера были освобождены из спецпоселения, но вернуться домой они не могли. В специальной справке Министерства внутренних дел было написано: "без права возвращения к прежнему месту жительства".

Так они и продолжали вдвоем жить в Сухобузимском, пока в 1983 году не умерла старшая сестра Марта. Ее похоронили под скромным обелиском на сельском кладбище, и Оксана осталась одна. Теперь в её обязанности входила не только наведение порядка в доме и на участке, но и уход за могилой сестры.

Через несколько лет началась перестройка, и Оксана стала получать письма из Украины с приглашением вернуться на родину. В 1989 году из Ивано-Франковска к ней приехали гости, чтобы уговорить её покинуть Сибирь. По словам соседей, она сказала, что поедет в Украину "просто так, посмотреть", и даже вещи с собой не взяла.

Но назад, разумеется, не вернулась.

В 1990 году в село приехала делегация из Западной Украины, для перезахоронения останков Марты Бандеры. Так старшая сестра отправилась на родину вслед за младшей.

– Когда приехали за прахом [Марты], все, конечно, сначала удивились, даже представить себе не могли – зачем это нужно кому-то там [на Западной Украине], – вспоминает Виктор Резвицкий.

Оксана Бандера
Оксана Бандера

Только тогда в Сухобузимском и узнали, что Оксана и Марта – сестры того самого Бандеры. И их соседям в селе стали понятны причины затворнической жизни сестер.

Оксану в Украине встретили с почестями. Ей сразу же дали трехкомнатную квартиру. В 1995 году она стала почетным гражданином города Стрый Львовской области. В 2006 году президент Виктор Ющенко наградил её орденом "Княгини Ольги" III степени за выдающиеся трудовые достижения, активную общественную и патриотическую деятельность.

Газета "Московский комсомолец" откликнулась на эту новость умеренно хамской статьей "Орденоносная сестра", в которой журналист МК сообщил читателям, что, по мнению редакции, Оксана Андреевна Бандера такого ордена не достойна, её трудовые достижения преувеличены, так как большую часть жизни она вынуждено провела в ссылке. Всего каких-то пятьдесят лет.

Кладбище в селе Сухобузимское
Кладбище в селе Сухобузимское

В 2008 году Оксана умерла в возрасте 91 года и была похоронена рядом с сестрой на кладбище города Стрый. В Сухобузимском же не осталось ни места, где они жили, ни могил, ни памяти.

...

XS
SM
MD
LG