Ссылки для упрощенного доступа

"Эта шлюха сама виновата!" Почему секс-работники в России лишены прав


Насилие (иллюстративное фото)

Второго июня отмечается Международный день секс-работников. Накануне представители Российского форума секс-работников выступили с обращением, в котором, в частности, заявили, что "нам отказывают в защите от изнасилований и других преступлений, выносят слишком мягкие приговоры преступникам. Мы призываем обратить внимание на то, что недопустимо считать нас людьми низшего сорта, недостойными получать защиту от преступлений. Мы не приносим вреда обществу, нас несколько миллионов, мы имеем равные права на справедливость и правосудие".

В России, где секс-индустрия находится вне закона, права представителей этой профессии действительно почти ничем не защищены: клиенты могут ограбить или изнасиловать проститутку, а в полиции как правило не принимают заявления о таких преступлениях или пытаются замять дело. При этом многие секс-работники хотят заниматься своим делом цивилизованно.

"Сейчас он кончит и убьет меня"

Марина из Перми пришла в adult-индустрию шесть лет назад, когда ей было за 30. Сначала вместе с подружками-трансгендерами ездила по вызовам, а затем стала "индивидуалкой" и сняла квартиру. Говорит, что работает ради сына, которого нужно обеспечить. Мечтает открыть собственный бизнес. До недавнего времени Марину все устраивало, пока ее не изнасиловал клиент.

– У меня вообще такого не было никогда, хотя я работаю шесть лет. Ко мне пришел человек, который меня изнасиловал. Он пришел, сразу осмотрел квартиру, убедился, что никого нет. Потом подсел ко мне рядом, я сидела в тот момент. И говорит: "Ты жить-то хочешь? Если хочешь, то давай раздвигай ноги". Потом начал меня пугать, мол, "мы таких, как ты, наказываем". И изнасиловал, угрожая меня убить. А потом сказал, что будет приходить ко мне два раза в неделю, и забрал телефон. Снова он пришел где-то через два месяца. На нем была маска из-за пандемии, я его не смогла узнать. Достал шприц какой-то, я не знаю, что в нем было. И говорит, если ты будешь себя хорошо вести, я тебя не уколю. И снова изнасиловал. Сказал, что будет еще приходить. Через некоторое время он действительно снова пришел, но я уже не открыла. Через дверной глазок видела, что он приходил не один. И защитить меня, по сути, некому…

В ноябре, сразу после изнасилования Марина написала заявление в полицию. Оперативники установили личность подозреваемого, его адрес и контактные данные. Однако уголовное дело до сих пор не возбудили, а мужчину даже не допросили.

– Они знают, кто он такой, что он живет в Краснокамске, что зовут Максим, что у него есть жена и двое детей. Но следователь хочет замять дело или что, я не могу понять. Что она говорит? Да ничего не говорит особо. Я звоню ей, а она говорит что-то вроде: "Ой, а его же полиция не нашла еще". И дело не возбуждается. Я просто в шоке. Причем он не какой-то важный человек. Он обычный гопник, работает на заводе. Я пыталась узнать по своим каналам, почему так происходит. Есть и свои связи в полиции. Например, у меня есть подполковник знакомый, он уже в отставке. Они же рано выходят на пенсию. Он договорился с сотрудником из этого отдела, они встретились насчет моего дела, и тот полицейский сказал: "А что эта шлюха вообще хотела? Сама виновата". И примерно так к нам всем относятся в полиции.

Картина "Проститутка" Маруси Морковкиной – бывшей секс-работницы, которая не скрывает своего опыта.
Картина "Проститутка" Маруси Морковкиной – бывшей секс-работницы, которая не скрывает своего опыта.

Марина намерена обратиться в прокуратуру, чтобы добиться возбуждения уголовного дела, а также привлечь к ответственности следователя, затягивающего расследование.

– Это потенциальный убийца, я уверена. Ему и сейчас светит "пятнашка" по-хорошему. Пока он меня насиловал, я думала, что он меня убьет. Не дай бог никому такое пережить. Не дай бог… Я лежала и думала: "Вот сейчас он кончит и убьет меня". Причем я предполагаю, что он не только со мной так делал. Сам он рассказывал, что пригрозил одной, и она сделала все, что ему надо.

По словам экспертов, не каждая на месте Марины вообще обратилась бы в полицию. Часто проститутки предпочитают этого не делать, поскольку им придется объяснять все детали произошедшего.

– По нашей теме вообще мало статистики, – говорит представитель форума секс-работников Марина Авраменко. – Мы собираем какие-то данные, но это лишь верхушка айсберга, потому что не все хотят рассказывать. Если мы говорим о насилии со стороны клиентов, то тут стоит разделять просто клиентов и преступников под видом клиентов. Потому что очень часто преступники, например грабители, целенаправленно выбирают проституток в качестве жертв. Потому что они не пойдут потом заявлять. В полиции ей придется сказать, что это был ее клиент. И на нее сразу составят протокол, а это банк данных МВД, где информация хранится вечно. Даже если она скажет в полиции, что она, например, массажистка, то хлебнет очень много унижения все равно. Для них массажистка и проститутка – это одно и то же. Клиенты тоже могут ситуативно нанести вред. К примеру, вызывает девочку и уже знает, что будет ее насиловать. Или клиент может силой забрать свои же деньги назад. Вот такое заявление полиция у нас никогда не примет.

"Идешь делать вид, что по любви"

Василису из Самары сутенеры несколько дней удерживали в квартире, заставляя заниматься сексом с клиентами. В какой-то момент ей удалось сбежать и пойти в полицию. Она написала заявление и ушла из отдела, а через несколько минут сотрудник полиции неожиданно вызвал ее назад. В отделении она увидела одного из сутенеров, который попытался увести её с собой. Ей удалось поднять шум, а затем снова убежать и скрыться. Уголовное дело так и не возбудили, но сутенеры больше не искали Василису, видимо, опасаясь огласки после конфликта в отделе полиции.

– У меня заявление приняли, но вообще отношение в полиции к нам плохое. Чем выше менты, чем больше звезд, тем больше они считают себя царями и богами. Наверное, найдется один из сотни, который сможет помочь. Чтобы подать заявление, нужно заплатить. Причем они могут сначала нормально относиться, а потом, когда узнают, чем девушка занимается, просто теряют интерес: как-нибудь само уляжется, и все.

Коллаж в поддержку Марии Лусниковой – секс-работницы, изнасилованной в 2018 году
Коллаж в поддержку Марии Лусниковой – секс-работницы, изнасилованной в 2018 году

Сейчас Василиса работает в салоне, отдавая часть выручки начальству. Говорит, что в этом бизнесе ее держат деньги: найти столь же высокооплачиваемую работу без образования она уже не сможет.

– Да, у меня сейчас есть начальство, но оно, слава богу, адекватное, никто никого не вынуждает. Куда проститутки идут после завершения карьеры? Ну, вообще многие занимаются секс-услугами и в 50. А так, получают образование кто-то или замуж выходят. Вы знаете, я не встречала таких, кому бы прямо нравилась эта профессия. Я бы сказала, что иногда в эту профессию приходят не от нужды, а от скуки. Например, мне одна так и говорила, что я пришла, потому что хочу экстрима. Другая сказала, что начала заниматься, потому что хочет айфон и шубу. Если клиент тебе противен, то, во-первых, всегда есть выбор, мы можем отказаться от клиента. Люди, на которых мы работаем, тоже всегда осознают, что если клиент противен девушке, то он сам сбежит от нее через пять минут. Поэтому заставлять никого нет смысла. Ну, а если ты не хочешь с ним работать, но почему-то соглашаешься, то переступаешь через себя. Идешь, улыбаешься, как Чеширский кот, и строишь из себя девушку, которая занимается этим по большой любви…

Хоть Василиса и работает в салоне, инцидентов с клиентами ей избежать тоже не удается.

– Когда принимаешь клиента, это всегда 50 на 50. Всех не прокараулишь. Может попасться нормальный, а может – дурачок. Причем мы не можем заранее проверить, каким клиент придет. Он может появиться не только пьяным, но и "убитым". У меня недавно был случай. Мужчина пришел, все было вроде бы нормально. Он уже собрался уходить и вдруг вытащил скальпель медицинский. Давай орать. Было очень страшно… Я мягко начала говорить, что у меня кошелек в сумке, что я пойду за сумкой. А в сумке у меня шокер. Я стою и думаю: "Он в тонкой майке, по идее должен пробить". Потом я протянула ему сумку, он начал опускать скальпель, видимо, понимая, что я уже согласилась отдать. В этот момент я ткнула в него шокером. Он согнулся пополам, я выпнула его за дверь. Мне комплекция позволяет выставить мужика, если он не вооружен, конечно. И потом он ушел.

Василиса считает, что проституцию в России лучше легализовать: это позволит секс-работникам получать защиту государства и бесплатную медицинскую помощь.

– На мой взгляд, если бы наша сфера была узаконена, то с медицинской помощью было бы куда проще. Сейчас, чтобы сходить в обычную поликлинику, приходится ответить на очень много ненужных вопросов. Врачи, по большей части - гинекологи, постоянно спрашивают, зачем так часто ходишь на прием, где работаешь, чем занимаешься и так далее. Нет, можно, конечно, и не отвечать на такие вопросы, но это же повторяется каждый раз, поэтому становится неудобно и неприятно. А если следишь за здоровьем плотно, то в больницу ходишь постоянно: раз в два месяца примерно. Поэтому приходится идти в платную, где вопросов не задают, но прием стоит 1,5 тысячи, сдать анализы – еще 3. На обследование нужно в месяц примерно до 15 тысяч. У меня у коллеги, например, трое детей, она одна работает. Она пошла в поликлинику бесплатную, но ее там так задолбали вопросами, что она собрала манатки и просто ушла. Да, бывает и так: трое детей, а образования и жилья нет. Посудомойкой ей предлагали, но на такую зарплату не выживешь.

Логотип форума секс-работников
Логотип форума секс-работников

"Малолеток не любит никто"

В пандемию доходы российских секс-работниц существенно снизились и лишь сейчас стали постепенно выравниваться. Заработки в adult-сфере сильно зависят от формата и качества заведения. В России в последние годы стали появляться так называемые "массажные салоны", где практикуется эротический массаж.

– Многие, кто там работают, считают, что это вообще не проституция, – рассказывает одна из секс-работниц. – Но по факту – конечно же, проституция. Высший формат секс-индустрии в России – вип-эскорт. Это небожители, которые работают за большие деньги. Далее идут просто высокооплачиваемые секс-работники. В Москве и регионах они берут от 10 тысяч рублей в час. 15–20 тысяч обычно. Как правило, это индивидуалки, которые работают по предоплате. Могут ездить "по темам", то есть на какие-то вызовы. Договариваются через посредников всевозможных, которые находят контакты с богатыми людьми. Есть специальные чаты и группы, где эти менеджеры выкладывают объявления, что нужна девочка с такими-то параметрами. Желающие кидают свои фото посреднику, и, если подходят, едут на "тему". Все больше секс-работников находят клиентов индивидуально через интернет. В этом случае нужно самому себя продвигать, обеспечивать охрану и так далее. Есть категория, которая работает в салонах. Салоны бывают дорогие: от 10 тысяч рублей в час. Есть дешевые: 1,5–2 тысячи в час. Девушки забирают 40–50%, остальное достается конторе. От чего зависит цена? Ну, нельзя сказать, что от качества девочек. Это будет неправильно. Но от внешности – в том числе. В дорогих салонах можно встретить работниц, которые говорят на иностранных языках. Они пытаются как-то заинтересовать клиента, могут с ним поговорить просто. В дешевых салонах девушки могут и выпивать, и употреблять. Они не любят ни клиентов, ни работу, потому что нужно брать количеством. Ну, и есть улица – самый низкий сегмент. Обычно девочки работают где-то в промзонах, хотя бывает, что и на центральных улицах. Стоят также на трассах. Часто это те, кто употребляет наркотики. А вообще, на улице встречаются разные. Есть вполне обычные девчонки, а есть неблагополучные, например, сироты или выпускницы коррекционных школ.

По словам секс-работниц, самые разные клиенты обращаются к проституткам за новыми ощущениями, чтобы получить то, чего лишены в обычной жизни.

– Нет какого-то собирательного образа мужчины, который пользуется секс-услугами. Клиентами могут быть все. Спортсмены, бизнесмены, айтишники. Возраст от 18 и до бесконечности. Но, кстати, некоторые девочки не работают с возрастными клиентами. Есть такой миф, что проститутка спит со всеми. Да ничего подобного. Много ограничений. Кроме возраста, бывает, что национальность не устраивает. С представителями некоторых национальностей проблем действительно сильно больше. В принципе, малолеток не любит почти никто, потому что они, как правило, дурные, отбитые на голову. У них нет ни уважения, ничего. Можно сказать, что они жизни не видели, они только порно видели. Еще они любят шантажировать: мне, мол, нет 18, я тебя посажу. Я уже устала всем объяснять, что согласие на секс с 16 лет наступает. Есть такая известная проститутка Кэт – блогер, которая выпустила книгу (Екатерина Безымянная, автор книги "Беги. Мучители. Манипуляторы". – С.Р.). Она говорила, что якобы все клиенты – извращенцы. Вот я с этим категорически не согласна. Большинство клиентов – обычные мужики, которым нужнен обычный секс. У кого-то просто нет девушки, у кого-то жена беременная, и он боится заниматься сексом, кто-то приходит эрекцию проверить – мол, с женой не получается, решил попробовать. Многие хотят получить то, что не получают от своей партнерши. Бывают такие брутальные мужики, высокопоставленные какие-то лица или военные, вот им нужно, чтобы слегка унизили. Я сейчас не про БДСМ, это другая тема. Я вот знала одного бывшего афганца с посттравматическим синдромом. Он не мог спать, просто не мог сутками уснуть. И бухал, и лечился – ничего не помогало. Потом пришел к нам, мы его побили слегка по его просьбе, и он стал нормально спать. Есть мнение, что многие клиенты извращенцы – потому, что таких не забываешь. А обычный клиент пришел и ушел. Его забывают. Я одного клиента узнала только по крестику: увидела крестик и вспомнила, что мужчина у меня уже был.

Марина Авраменко
Марина Авраменко

"Мы добиваемся декриминализации"

Российский форум работников секс-услуг – это организация, через которую люди, работающие в этой сфере, могут помогать друг другу. Форум оказывает юридическую помощь секс-работникам, проводит вебинары по профилактике ВИЧ и других заболеваний. По словам Марины Авраменко, в России у проституток мало возможностей отстоять свои права и защититься от насилия. Сутенеров или агрессивных клиентов привлекают к ответственности лишь в исключительных случаях, когда секс-работник получает серьезные травмы или погибает.

– В Москве сейчас идет суд по дикому случаю, – говорит Авраменко. – Девушка приехала на вызов в отель, ей дали выпить кока-колы. Она проснулась с порванным влагалищем, порванной прямой кишкой. Сейчас она инвалид второй группы. И когда лежала в больнице в таком состоянии, к ней приходил участковый и заставлял ее писать заявление, что это был несчастный случай. Хорошо, что она выстояла. И потом в суде этот злодей, который напал на нее, говорил: "Так ты выжила, я думал, ты сдохнешь". И такое сплошь и рядом. Полиция вообще считает проституток своим ресурсом для получения информации, денег и секса. Я могу сколько угодно приводить случаев. Например, в Санкт-Петербурге был случай, когда полицейские ворвались к девочке, когда провели якобы контрольную закупку. Она сказала: "Ну, хорошо, поехали в отдел". А им в отдел ее невыгодно везти, они у нее забрали 200 долларов и пошли праздновать день рождения одного из сотрудников. Самое интересное, что она работала под крышей у бывшего сотрудника полиции. Я даже имя и фамилию его знаю. Это бывший начальник отдела по исполнению административного законодательства. И девочка пожаловалась этому покровителю, а он разобрался следующим образом: просто забрал у этого полицейского 200 долларов. Вот она, полиция.

Для защиты прав секс-работников в 2012 году партия "Правое дело" предложила проект по легализации проституции в России. Секс-работникам предлагалось зарегистрироваться в качестве ИП и застраховаться на 300 тысяч рублей. Работать предлагалось в собственном помещении при условии, что все соседи оповещены о таком соседстве. По словам Марины Авраменко, российские секс-работники не готовы к такому варианту легализации проституции, поскольку в обществе эта тема стигматизирована. Впрочем, проект "Правого дела" в любом случае остался лишь на бумаге.

– Если сейчас ставят клеймо в МВД, когда наказывают по статье 6.11, то в таком случае будет клеймо стоять в налоговой. Ты захочешь уйти из этой сферы, а фактически уже не получится. И при этом вот этот проект, который предложила партия, только усиливал, вплоть до уголовной, ответственность за нелегальную проституцию. А поскольку все, наоборот, сильнее уйдут в подполье, то будет еще хуже. Пока в обществе стигма, такое отношение – позор проституткам, никто свое лицо показывать не будет. Сегодня единицы как женщин, так и мужчин работают в секс-услугах "с открытым лицом". Если в интернет-анкетах открывают лица, то либо человек работает не у себя в регионе и думает, что дома не узнают. Но, конечно же, узнают. Либо просто не дружит с головой, что тоже встречается.

Коллаж форума секс-работников в защиту прав
Коллаж форума секс-работников в защиту прав

Марина считает, что декриминализация секс-индустрии поможет работникам чувствовать себя более свободно и при гибком подходе – платить налоги.

– Мы хотим, чтобы из административного кодекса убрали статью 6.11 – "Занятие проституцией". Наказание для сутенеров отменять не нужно, потому что многие из них просто наживаются на девушках: насильно удерживают их, заставляют заниматься сексом с клиентами, фактически держа в качестве рабынь. Хотя и сутенеры бывают разные: например, если я не хочу заниматься рекламой себя, не хочу сидеть на телефоне, мне нужен охранник, наконец. И иногда такие люди правда нужны, но сейчас они идут как организаторы, а это уголовная статья. При этом мы понимаем, что с государством нужно делиться. Мы согласны. Но нужно взять за основу какую-то более цивилизованную модель. Например, в Кельне работает такая система, когда есть специальное помещение, где сдаются комнаты. Ты приходишь, платишь и получаешь бумагу, которая дает право работать на определенный срок. Что-то вроде патента. С ним ты работаешь. Либо система самозанятых вполне бы подошла. Не получится платить с каждого чека, как положено по закону о самозанятых, но в год определенную сумму выплачивать вполне реально. Но не надо было бы нигде расписываться, что я занимаюсь adult-услугами и так далее, фигурировать в каких-то базах. Секс-работники к этому не готовы.

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG