Ссылки для упрощенного доступа

"Наутро ко мне уже ломился ОМОН". Россиян преследуют за антивоенные высказывания


Мария Антюшева на пресс-конференции в МВД Красноярского края

В России задерживают, судят, штрафуют и увольняют за антивоенные акции и посты в соцсетях по новой статье КоАП о дискредитации вооруженных сил РФ (20.3.3).

Статья 20.3.3 появилась в Кодексе об административных правонарушениях 4 марта, после того как президент России Владимир Путин подписал закон о наказании за заведомо ложную информацию о действиях российских вооруженных сил. Если дискредитация сопровождается призывами к проведению незаконных акций и создает угрозу общественной безопасности, для граждан предусмотрен штраф от 50 тысяч до 100 тысяч рублей. За распространение фейков без призывов штраф – от 30 до 50 тысяч.

Резонансная акция (например, появление красноярской журналистки Марии Антюшевой на пресс-конференции в МВД края в одежде цветов украинского флага) становится поводом для того, чтобы полицейские начали скринить соцсети "излишне" активных граждан. Основаниями для возбуждения дела становятся, как правило, старые публикации. Иногда даже перепосты официальных релизов Минобороны РФ. Но судей это не смущает – за месяц существования закона нет ни одного решения в пользу обвиненного в "дискредитации".

"Пытались выбить дверь, отключили интернет"

После одиночного пикета против войны с Украиной полиция заинтересовалась психологом клинического кардиологического диспансера в Омске Ольгой Беловой. Спустя несколько дней ее задержали на выходе из подъезда за антивоенный пост во "ВКонтакте", в котором Белова просила отписаться от нее всех, кто поддерживает войну в Украине. Перед этим оперативники заклеили ей дверной глазок, попытались выбить дверь и отключили интернет.

Антивоенный пикет Ольги Беловой
Антивоенный пикет Ольги Беловой

– Честно, я не ожидала такого. А скорость какая! Пост вышел 12 марта, 13-го ко мне уже ломился в дом ОМОН. Тогда я не открыла, поскольку глазок был заклеен, а из-за двери мне говорили, что это якобы сотрудники полиции. Два часа мне долбили в дверь, требовали открыть, "поговорить с полицией". Я сказала, что если это полиция, то, во-первых, МВД присылает повестку, а не долбит в дверь. Часа два продолжались эти требования, стуки в дверь, выламывание дверной ручки, дерганье. Потом у меня отключился домашний интернет, и после все утихло.

– Вам интернет просто вырубили?

– В итоге выяснилось, что да. Я мастера вызвала только 15-го (после всех этих событий 14-го домой я попала очень поздно). У меня даже есть видео с перерезанным интернет-кабелем. На следующий день после долбежки в дверь, 14-го числа, когда я вышла из подъезда и направилась на работу, из машины вышли двое в штатском, какими-то корочками на секунду махнули: "Пройдемте с нами в машину, проедем в отделение". Я говорю: "На каком основании, что случилось?"

Они, как я поняла, уже собирались силу применить и запихнуть меня в какую-то иномарку без опознавательных знаков. Я: "Сейчас вызову полицию". Тут идет полицейский участковый, они: "Вот и участковый ваш". С ним я уже согласилась проследовать за этими в гражданском. В отделении у меня изъяли телефон, продержали больше трех часов – что уже само по себе нарушение. Составили протокол по части 2 статьи 20.3.3 КоАП, – рассказывает Ольга.

Из отделения ее сразу увезли в суд. Тем не менее ей удалось дозвониться до правозащитников – в суд приехала адвокат.

– В суде мы с юристом пытались доказать, что в моем посте нет никакой дискредитации, это мое личное мнение: словами "если вы каким-либо образом оправдываете войну Путина в Украине, большая просьба отписаться" я никак не могла дискредитировать вооруженные силы. Потому что я даже не писала про вооруженные силы, я там только про Путина и писала, что Путин начал войну с Украиной, в таком духе.

Судья это выслушала и приняла решение оштрафовать меня на 25 тысяч рублей. Особо не разговаривала.

– Подадите апелляцию на решение?

– Уже. 19 апреля будет суд по апелляции. Итог, можно сказать, предсказуем. Но я считаю, в любом случае нужно бороться. Те законные механизмы, которые у нас остались, хотя бы их использовать по полной программе. В любом случае не следует опускать руки, – считает психолог.

Спустя неделю после суда в кардиоцентр, где работала Ольга, пришло письмо из прокуратуры области.

– В нем они требовали от руководства медцентра предпринять в отношении меня какие-то меры, очень обтекаемая формулировка. В итоге директор собрал "комиссию по противодействию экстремизму", вторым вопросом в повестке у них стоял вопрос о моем увольнении. 21 марта она состоялась.

– Что решила комиссия?

– Они выдвинули требование взять у меня письменные объяснения, почему это я решила проявить свою гражданскую позицию и сказать "нет войне". Юрист мне помогла подготовить ответы на эти требования. В том ключе, что мы, граждане России, по Конституции и множеству других законов вообще-то имеем право открыто выражать свое мнение, – вспоминает Белова.

Главный врач омского клинического кардиологического диспансера Ольга Кореннова после суда и письма из прокуратуры решила добиться от Ольги Беловой увольнения "по собственному желанию". Видеозапись этого разговора психолог опубликовала в своих соцсетях в попытке защитить себя от давления руководства.

На записи слышно, как Кореннова расспрашивает Белову о задержании. Затем Кореннова объясняет, что у нее нет претензий к работе психолога, но диспансер подчиняется Минздраву, поэтому учреждение будет выполнять приказы министерства независимо от того, "правильные они, неправильные". Затем следует такой диалог:

– Фактически мне в пятницу было сказано: "уволить". Но увольнять, я так полагаю, без, так скажем, ну…

– По политическим соображениям?

– Я не знаю, какие у них правила. Я сказала, что мы будем смотреть, чем что как кончится. Я вам тоже говорю как есть. Либо работа, либо политика, как-то вот так.

После отказа Беловой писать заявление об увольнении по собственному желанию кадровый отдел кардиодиспансера подготовил приказ о ее увольнении по уголовной статье.

– Уволили меня 4 апреля по статье 283, это "Разглашение государственной тайны". Основание – то, что я опубликовала видео, на котором начальник отдела кадров, юрист и главный врач заявляют мне: "Нам нужно вас уволить, напишите заявление по соглашению сторон". Я сняла это на видео и выложила в интернет. Я тогда сказала им, что по соглашению сторон увольняться не буду, они мне сказали, что тогда мы вас будем увольнять по статье. По какой статье, в тот момент они даже не знали, не могли решить. В итоге зацепились за это видео, которое я опубликовала на своей странице, и уволили за разглашение якобы секретных личных данных. Хотя в посте я указала только фамилию, имя и отчество главного врача – они не являются каким-то секретом в принципе, она же публичная личность: на сайте диспансера ее ФИО несколько раз указано. В кадре же была в основном начальник отдела кадров и юрист, их имен я не называла.

Я в любом случае буду подавать в суд иск о восстановлении меня в должности. Потому что, я считаю, обвинение в разглашении "гостайны" за это видео совершенно незаконно. Фактически увольнение – это было политически мотивированное решение. Сама же главный врач на записи мне и говорит, что из Минздрава ей позвонили, приказали меня уволить.

– Как коллеги отреагировали? Поддержали или промолчали?

– Они боятся. А в руководстве даже не боятся, а очень цинично, как мне кажется, вообще к этому относятся. Когда главный врач мне начала говорить, что она как руководитель должна контролировать то, что происходит в коллективе, я ей чисто по-человечески напомнила, мол, извините, вы же сами понимаете, что не можете контролировать ум своих работников, совесть, сознание. На слове "совесть" послышался ее смех и глубокий вздох от начальника отдела кадров. То есть для них все эти слова – совесть, сознание – уже какие-то пустые, видимо, как рудименты, которые изредка в человеческом организме встречаются. Знаете, из биологии сразу пример всплыл: бывает, что у человека отросток хвостовой или дополнительные молочные железы. Вот так для них теперь совесть.

Поэтому не думаю, что с такими людьми по-человечески имеет смысл беседовать и что-то пытаться донести.

Есть ощущение, что основная масса сейчас и не следит за происходящим в Украине, живут какой-то своей жизнью, немного страдают от повышения цен, но в целом "не подают особых признаков жизни". Думаю, пропаганда, да. Я в шоке от того, чем забита голова некоторых, регулярно смотрящих телевизор: многие люди действительно считают, что американцы, условный "Запад", хотят переселиться в Россию. Услышат по телевизору и пересказывают такое: мол, Америку-то скоро смоет, и они ищут себе новый континент, присматриваются, значит, к России, потому что им скоро негде будет жить. Ну, можно ли, будучи в здравом уме, дискутировать и отвечать на такое? – говорит Ольга Белова.

"В МВД меня везли сразу два майора"

Журналистка Мария Антюшева пришла на мероприятие МВД Красноярского края, устроенное специально для прессы, в желтой водолазке и голубой повязке.

Мария Антюшева, журналист, Красноярск
Мария Антюшева, журналист, Красноярск

– Вокруг были люди в погонах, но никто из них даже бровью не повел, как будто никто ничего не заметил. Думаю, переполох вызвало уже мое фото оттуда (фотографию мне прислал коллега, также посетивший мероприятие, из лучших побуждений), которое я радостно запостила по всем сетям, о чем ни капли не жалею, – говорит Антюшева. В комментариях к нашумевшему посту друзья и коллеги спрашивают журналистку: "Догадался ли кто-нибудь?" и шутливо предупреждают ее, что "Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу".

В материалах административного дела (есть в распоряжении редакции), возбужденного в отношении Антюшевой, перечисляется несколько ее публикаций в инстаграме и "ВКонтакте", в том числе с цифрами из отчета уполномоченных по правам человека "ДНР" и "ЛНР", согласно которым с 2014 года количество жертв "вооруженной агрессии со стороны Украины" ежегодно снижалось, из чего автор публикации сделал вывод, что конфликт стихал, а не "разгорался".

– Когда ко мне приехали полицейские, я сразу сказала: "Я с вами поеду, но вы сперва мне покажите удостоверение". Я их долго изучала. Потом читала им выговор, что вы, целых два майора МВД, могли бы заниматься расследованием настоящих преступлений, а вы пришли репрессировать и кошмарить обычную тетку. В конце концов мы с ними поехали в участок.

Из нарушений – ко мне не пустили адвоката на этапе, когда составлялся протокол. Хотя адвокат приехал, стоял у проходной в участке, но его не пустили ко мне без причины. Мы с ним увиделись только в суде. Там он заявил, что не было психолингвистической экспертизы. Ведь все это делалось в жуткой спешке – буквально утром "эшник" (сотрудник отдела по борьбе с экстремизмом МВД. – С.Р.) зашел в интернет, заскринил с понятыми мои записи, они тут же составили рапорт и подписали протокол. И не было экспертизы, которая бы подтвердила, что да, эти высказывания являются дискредитацией, так как означают то-то и то-то. Адвокат настаивал на том, что не может сотрудник полиции определить, какие высказывания являются дискредитирующими, а какие нет.

– Судья это учла?

– Конечно, не учла. Также адвокат просил пригласить прокурора, чтобы обвинительная сторона присутствовала. Просил вызвать в качестве свидетелей сотрудников полиции, которые выявили это "правонарушение", чтобы их опросить. Во всем этом судья тоже отказала.

– Посты ваши копировали прямо в день задержания?

– Да, в протоколе записано: с 8.40 до 9.40 утра полицейский провел осмотр моих страниц в присутствии двух понятых, выявил два поста и один комментарий, которые пошли в протокол. И в 12.30 ко мне эти два майора уже приехали.

– Вы полагаете, что именно пост с фотографией, где вы в цветах флага Украины сидите в МВД, опубликованный накануне, спровоцировал дело?

– Во-первых, "обнаруженные" посты висели в ленте не первый день, один из постов провисел к тому времени больше месяца. Висели и никого не интересовали. И если бы я не пришла в цветах украинского флага в МВД, то да, думаю, что и дальше на эти посты никто не обращал бы внимания.

– В материалах вашего дела указано несколько постов, одним из первых – отчет уполномоченного по правам человека ДНР о количествах жертв российско-украинского конфликта. Это же настоящий отчет, со ссылкой, не ваши цифры.

– Да, и эти официальные цифры мне вменяют как "дискредитацию Вооруженных сил России". А то, что я их взяла из официального источника, с сайта ДНР – про это в протоколе ни слова. Текст этого поста, а по сути отчета омбудсмена ДНР, перепечатан в протокол, но ссылка на официальный сайт не указана.

– То есть цифры из отчета омбудсмена ДНР полиция и судья, по сути, признали дискредитирующими армию России?

– Да.

– Как-то этот момент на суде прокомментировали?

– Я вас умоляю, ни словом. Во-первых, человека, который "это преступление" выявил, составил рапорт, заскринил посты и записал, – его я вообще так и не увидела. Майоры, которые за мной приезжали, вообще не занимались этим делом. Девушка, составившая протокол, просто перепечатала текст, который ей прислали из Центра "Э". То есть с людьми, которые принимали это решение, формулировали обвинение, я не виделась и не общалась. Судья тоже особо не вникал – прочел протокол, выслушал возражения адвоката и тут же вынес обвинительный приговор.

Хотя весь пост состоял из одних цитат – после цифр омбудсмена ДНР шла моя фраза: "Смотрите, в течение всех этих лет количество погибших снижалось, судя по официальным данным уполномоченного. А за последний месяц, только по официальным данным Минобороны, погибло 1300 человек". То есть статданные уже Министерства России. Фактически я привела официальные цифры. И никаких фраз, типа нам врут, такого в посте не было.

– А самый "опасный" в протоколе комментарий с упоминанием нацизма – это же не ваш комментарий, это публикация другого пользователя, которую вы прокомментировали?

– Да, его пост был процитирован, как мне сказали, чтобы мой последующий комментарий не был вырван из контекста. Кстати, к этому человеку, писавшему про нацизм, к нему никаких претензий у полиции нет, он сторонник "официального курса", – поясняет журналистка.

После новости о суде над Антюшевой неизвестные собрали ей всю сумму штрафа – 30 тысяч рублей – буквально за два часа.

– Этот суд повлияет на ваши будущие посты?

– Естественно, я постараюсь больше не писать ничего, за что ко мне опять бы пришли. Юрист мне сказал, что любой мой подобный демарш – следующей будет уголовка уже. По этой статье так работает: в первый раз административное преследование, второй – сразу уголовное.

У меня нет планов протест какой-то устраивать, я очень хорошо понимаю, что меня посадят сразу. И я тоже близка к той апатии, что у большинства, когда ты понимаешь, что против лома нет приема. Надеюсь, буду ждать чуть менее спокойно и апатично, чем другие. У меня есть разная желто-голубая одежда, буду иногда в ней ходить куда-то.

– Угроз, негативных комментариев не было?

– Были, но значительно меньше, чем поддерживающих. Я бы сказала, негатива исчезающе мало. Очень много поддержки от коллег-журналистов получила. И из собственной редакции, и от коллег из других изданий, даже из других городов и регионов. Множество незнакомых людей написали в личку и в комментариях о том, как они благодарны, гордятся, восхищаются, чего только мне ни писали. Очень-очень много приятных слов было со всех сторон.

Согласно опросу ВЦИОМ, так называемую "специальную военную операцию" поддерживают более 70% россиян, 21% выступает против. Примерно такие же цифры показал опрос "Левада-центра", который решил не публиковать свои данные, "чтобы не легитимизировать войну", однако научный руководитель центра Лев Гудков рассказал, что две трети опрошенных поддержали вторжение и почти половина "гордится действиями российской армии".

– Вам не кажется, что эта ваша личная статистика как-то не бьется с опросами, согласно которым свыше 70% россиян поддерживают войну?

– Думаю, когда люди проходят такие соцопросы, они совершенно искренне думают, что их проводят по заказу спецслужб, что это все записывается, передается в ФСБ с контактами респондентов, конечно. Если, не дай бог, ты скажешь, что ты против "спецоперации", то тебя занесут в какой-нибудь черный список, потом тебе прилетит за это.

Поэтому люди, проходя соцопросы, в массе своей боятся и говорят: "Да, я поддерживаю официальную власть. Да, я поддерживаю курс президента". А как вы возьмете и скажете, что вы против, абсолютно незнакомому человеку? Интервьюер пришел в твою квартиру или хуже – незнакомец с незнакомого номера звонит на твой сотовый: я провожу соцопрос, ответьте, пожалуйста, как вы относитесь к Путину и к "спецоперации". Кто сейчас решится сказать по телефону незнакомцу, что я против? Завтра тебя с работы уволят, особенно если ты бюджетник.

Отсюда эти цифры и берутся, мне кажется. Когда пройдет сколько-то лет, время покажет, какая на самом деле была поддержка этой "спецоперации".

– Сколько лет?

– Путину уже почти 70. А средняя продолжительность жизни у мужчины в нашей стране, по-моему, 70 с копейками? (71,5, по данным Росстата на 2021 год. – С.Р.) Осталось эти копейки прождать, и начнет налаживаться помаленьку все.

За месяц с небольшим, прошедший с момента введения административной ответственности за дискредитацию Вооруженных сил России, в российские суды поступило 610 дел по соответствующей статье КоАП, следует из статистики ГАС "Правосудие" с 4 марта по 11 апреля. По 334 из них суды уже вынесли постановление о назначении административного наказания, по трем прекратили производство, еще 176 дел пока не рассмотрены.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Смотрите также

XS
SM
MD
LG