Ссылки для упрощенного доступа

"За что сидишь?"


Светлана Прокопьева

Вместо эпиграфа – анекдот:

– За что сидишь?
– За лайк.
– Врешь. За лайк пять лет дают, а у тебя восемь. Репостнул, признайся же?

Самое опасное в сегодняшней России – это размывание понятий "преступление" и "закон". Собственно, и тому, и другому слову уже сегодня можно дать одно и то же определение: "Это то, почему можно сесть в тюрьму". "Преступление", в этом смысле, повод, а "закон" – средство.

Остальные смыслы, стоящие за этими словами, постепенно утрачиваются. Слава богу, есть художественная литература, а то давно бы уже забыли, что преступление – это опасное действие, умышленно направленное во вред обществу или отдельному человеку. А закон – это не просто текст, проголосованный Госдумой, а способ упорядочить общественную жизнь. В России закон что дышло – он ничего не упорядочивает, он помогает составлять обвинительное заключение и выписывать судебный приговор, хотя и эти условности, наверное, со временем отойдут в прошлое.

Все, кажется, уже привыкли к тому, что не за общественно опасные действия и призывы, а просто за невинные посты, перепосты и переписку в социальных сетях можно сегодня получить вполне реальный срок.

Вот сейчас у нас на глазах разворачивается чудовищная история. Дело "Нового величия" – выдуманной фээсбэшниками экстремистской группировки. Десять человек обвиняются в намерении "свергнуть конституционный строй". По этому делу несколько месяцев в СИЗО провели две девчонки, 18 и 19 лет, Анна Павликова и Мария Дубовик.

Из доказательств чуть было не произошедшего преступления государственного масштаба – переписка в чате.

"Новое величие" – это флудилка в Телеграме, или, выражаясь консервативным русским языком, беседа в интернете. В экстремистскую организацию ее превратил один из участников, который теперь проходит в уголовном деле как "секретный свидетель". Это он придумал снимать офис и собирать взносы, он написал устав, придумал структуру, поназначал руководителей всех отделов, в общем, по сути, создал это самое "Новое величие". Адвокаты раскопали, что этот деятель работает в спецслужбах и действовал как провокатор. Сам задумал преступление, сам организовал, сам и раскрыл.

Злостных экстремистов из Телеграма однажды утром захватил бравый спецназ. Арестовали десять человек, предъявили обвинение, по которому можно на много лет оказаться в колонии.

Представьте себя на месте родителей этих ребят. Вот у вас дочь-подросток, она заканчивает школу, думает, куда поступать, мечтает о большой светлой любви и, как все подростки, помногу сидит в интернете. А потом вдруг рано утром приходит ОМОН и забирает вашу девочку в тюрьму. И вот она сидит – ей страшно, она мерзнет в автозаке на этапах, отмораживая себе придатки, теряет зрение... Вопрос "за что?" вы задавали уже, наверное, миллион раз – и ей, и себе, и следователю, и адвокату по назначению, который сразу посоветовал во всем признаться, не тянуть резину. И единственный очевидный ответ: за то, что болтала в интернете про политику.

Обвинительное заключение в ее адрес выписано, не стоит сомневаться, с многочисленными отсылками к закону. Закон трактуется таким образом, что ваша дочка – преступница. Хотя если вернуться к словарному определению слова – "совершенное общественно опасное деяние", то преступление в данном случае совершил как раз тот оперативник под прикрытием, который загнал Аню и Машу за решетку, испортив им здоровье и будущее.

Драматические события разворачиваются сейчас также в Барнауле. Там сейчас, по версии силовиков, прямо-таки какой-то разгул экстремизма. Мария Мотузная, 23 года, однажды утром тоже открыла дверь оперативной группе – и после обыска, уже в Центре "Э" подписала признание вины. Виновата Маша в том, что репостила у себя во ВКонтакте картинки, высмеивающие современную церковь. Картинки привели ее к части 1 статьи 282 УК – это до пяти лет лишения свободы. А уже сейчас у Маши заблокированы счета в банке – Росфинмониторинг включил ее в перечень экстремистов и террористов.

Еще в Барнауле "пресекли экстремистскую деятельность" Даниила Маркина, 19 лет. Состав "преступления" тот же самый: картинки во ВКонтакте. Подозреваемый продемонстрировал широкому кругу лиц изображение персонажа "Игры престолов" с ироничной подписью.

Барнаулец Андрей Шашерин заметно старше Дани и Маши – ему 38. Взрослый мужчина, а туда же – постит картинки! 36 опасных изображений, разжигающих, по версии следствия – нет, не задорный смех, а вражду и ненависть, были найдены на его странице во ВКонтакте. Это ж кто-то сидел, листал эти страницы, копировал в файлик.

При этом известно, что и на Маркина, и на Мотузную донесли одни и те же люди. Дарья Исаенко и Анастасия Битнер – две подружки-студентки Алтайского филиала РАНХиГС в Барнауле, учатся по специальности "юриспруденция". Может, эти девочки хотели попрактиковаться в уголовном праве. Может, думали заработать зачет или заложить основу своей карьеры в органах. Или, может, их попросили написать донос. Не важно.

Каждый из нас может стать ступенькой карьерной лестницы очередного оперативника

"Новое величие" и барнаульский экстремизм, на мой взгляд, роднит одна важная деталь: эти мыслепреступления раскрыты по инициативе рядовых членов правоохранительной корпорации. В первом случае главный герой – это провокатор-оперативник, во втором – доносчицы-студентки, будущие следователи или кто там.

Конечно, они не сами придумали уголовную статью 282, часть 1. И условия, в которых донос на активность в интернете превращается в материалы уголовного дела, создали не они. Истерия против пятой колонны, агентов Госдепа и прочих врагов народа – это вполне осмысленная политическая линия, спущенная с самого верху. И, как мы видим, с восторгом внизу подхваченная.

Тут надо понимать, что корпорация условных силовиков – это очень многолюдная корпорация. К охране правопорядка и соблюдению законности причастно множество самых обычных, простых людей – рядовые полицейские, участковые, следователи, прокуроры, судьи, студенты юридических вузов. Их много, и вот получается, что каждый из них может сделать преступником любого из нас – таких же обычных людей, кто, не задумываясь, ставит лайки под смешными картинками. Каждый из нас может стать ступенькой карьерной лестницы очередного оперативника, который захочет блеснуть перед начальством разоблачением новой экстремистской организации.

Учитывая особенности нашей судебной системы, можно не сомневаться, что если эти уголовные дела попадут в суд, то закончатся обвинительным приговором. И каждому следующему обвинителю доказать факт преступления в виде репоста картинок и переписки в Телеграме все проще и проще.

Потому что по аналогичным делам судьи стараются принимать решения в едином ключе. Что бы "не ломать практику", как у них это называется.

А практика такова, что преступлением, в самом буквальном, уфсиновском, смысле слова становится чувство юмора. Ирония. Сатира. Сегодня нам все еще это кажется ненормальным. Когда практика устоится – привыкнем.

P.S.

Но на этом фоне есть и относительно хорошие новости. 16 августа Анну Павликову и Марию Дубовик суд отпустил под домашний арест. Обвинение никуда не делось, как и перспектива реальных лет в колонии, но по крайней мере ближайшие дни девушки проведут дома. Уже победа.

Это победа всех тех, кто решил, что привыкать не стоит. "Марш матерей" 15 августа, массовые посты в соцсетях, публикации СМИ в поддержку Ани и Маши – и вот он, результат. Мирный протест против вопиющего беззакония иногда все-таки срабатывает, хотя поверить в это с каждым днем все труднее.

Светлана Прокопьева – журналист

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG