Ссылки для упрощенного доступа

Родители пострадавших от школьной травли подростков объединяются для защиты своих детей


Ульяна и Илья

"Ну что, Илья, ты доволен? Я буду увольняться", – услышал вместо слов сочувствия и поддержки барнаульский лицеист Илья Меньшиков от классной руководительницы, когда вернулся в школу после перерыва, вызванного скандалом. В это время в интернете уже начался флешмоб в его поддержку. Узнавшие историю жертвы школьной травли интернет-пользователи из разных регионов страны публикуют видео с хештегом "ильямыстобой". А мать Ильи объявила о создании новой общественной организации "Родительский комитет Барнаула", которая объединит родителей школьников, пострадавших от буллинга, травли и равнодушия администрации учебных заведений.

– Люди сказали, что меня теперь знают, поэтому деятельность организации привлечет внимание общественности, – говорит Ульяна Меньшикова.

На создание движения ее подтолкнули просьбы родителей, оказавшихся в подобной ситуации. По ее словам, "вскрылись факты не менее страшные, чем те, что имели место с Ильей, и это безобразие нужно остановить". Причем в двух случаях, действия той же группы подростков, которые травили ее сына, стали причиной компрессионного перелома позвоночника у девочки и перелома ноги у мальчика в том же самом лицее. Второй случай, травившие подростка сверстники, якобы, даже сняли на видео.

Созданный Ульяной Меньшиковой "Родительский комитет" готов отстаивать права стардающих от школьной травли детей. По словам Ульяны, родители готовы в ближайшее время обратиться в Следственный комитет.

Тем временем в интернете продолжается кампания в поддержку Ильи.

"Мы, взрослые, должны сделать все, чтобы наши дети не страдали от травли и насилия в школе. И мы это сможем", – уверена репетитор Ильи по английскому языку Татьяна Коломойцева из Барнаула.

"Илья, ты не жертва, потому что правда на твоей стороне. Ты не один", – обращается Лариса Федотова из Москвы.

Несмотря на эту поддержку, последние дни стали непростым испытанием для Ильи и Ульяны Меньшиковой. Ульяна признается, что не сразу решилась написать на своей странице в Facebook об издевательствах, которым ее сын подвергся в лицее №101. За несколько дней запись получила более 25 тысяч репостов. Но поддержать семью в беде решили далеко не все, и пришла поддержка не сразу.

Лицей №101, фото с официального сайта
Лицей №101, фото с официального сайта

История началась еще в сентябре. Испачканную одежду сына, следы обуви и плевки нельзя было не заметить. Но от расспросов матери о том, что происходит, подросток уходил, говорил, что просто возникли проблемы с учениками помладше, но он разберется.

"12 ноября мой четырнадцатилетний сын пришел из школы с подбитым глазом и рваной раной нижнего века. В него кинули кусок льда (а у нас в Сибири уже минус двадцать) в школьном дворе. В очередной раз он один отбивался от компании, которая целенаправленно преследовала его с начала учебного года, попросту говоря – травила", – пишет Меньшикова. В этот день подросток признался, что с самого начала года в одиночку отбивается от группы ребят. Мать решила, что терпеть больше нельзя.

"Трижды за прошлую неделю я приходила в школу в надежде встретить эту шайку, но тщетно. После того, как сын попросил меня купить ему кастет, чтобы он мог спокойно ходить в школу, я поняла, что нужно всю эту историю с "малолетками" решать уже в правовом поле, пока не произошло страшное. Беседу с сыном провела. Поход к директору был запланирован на вторник (в понедельник я весь день провела в онкоцентре, решая проблемы родственника). А в понедельник мой сын пришел побитый.

Ольга Останина, классный руководитель Ильи, фото с официального сайта лицея
Ольга Останина, классный руководитель Ильи, фото с официального сайта лицея

​С травмой глаза мы обратились в травмпункт, побои были сняты и зафиксированы, сигнал о том, что в учебное время на территории школы пострадал подросток, поступил в милицию, а на следующее утро администрация школы была извещена об этом. Были просмотрены видеозаписи, которые зафиксировали весь инцидент от начала до конца. Видно, как толпа подростков забрасывает его кусками льда, как он получил травму и как с окровавленным лицом возвращается в школу. На вопрос классного руководителя: "Что это?!" – ответ: "Я поскользнулся и упал". Виновники вместе с родителями были вызваны в школу (меня никто не приглашал и не приносил извинений ни от лица школы, которой я доверяю своего ребенка на 6–7 часов ежедневно, ни от лица виновных в травме сына). Я сама звонила классному руководителю и объясняла всю ситуацию. После опроса родителей участников инцидента выяснилось, что все фигуранты, равно как и их законные представители – замечательные и прекрасные люди, а "дети просто играли в снежки, так бывает", – продолжает Меньшикова.

​Она решила обзвонить одноклассников Ильи – выяснилось, что о происходящем знали не только дети, но и педагоги. Двое семиклассников и шестиклассники выбрали его своей жертвой и практически ежедневно темным вечером (а сын учится во вторую смену и возвращается затемно, уже в восьмом часу вечера) караулили за воротами школы. "Нападали и били всегда со спины, тут же разбегаясь врассыпную, унижали, поливали нецензурной бранью, оплевывали", – рассказала Ульяна.

Ульяна Меньшикова
Ульяна Меньшикова

Однако реакция учителей в лицее на заявления мамы подростка была неожиданной. Сначала ей поставили на вид, что она часто находится в отъездах и уделяет сыну мало внимания. Потом заметили, что подростку самому "нужно быть более сдержанным". "Я, конечно, попыталась объяснить, что у меня одной сейчас на руках опять два тяжелейших инвалида. <…> И Илья мне в этом всем нашем домашнем лазарете – большой помощник. <…> Что мы имеем в сухом остатке, убрав эмоции? Классическая история-перевертыш, когда жертву, потерпевшую сторону пытаются представить виноватой в том, что с ней произошло (надела короткую юбку, вот ее и изнасиловали), – заканчивает письмо мать Ильи. – Я знаю, что сейчас начнется. И я ничего и никого не боюсь. И я ломала и всегда буду ломать тезис "Один в поле не воин". Воин. Я ненавижу несправедливость".

Два дня мой сын рассказывает об издевательствах и травле, которые под прикрытием директора школы Михальчука и классного руководителя Останиной творились ежедневно

Обращение Меньшиковой вызвало широкий резонанс, дошло оно и до чиновников. В барнаульской администрации создали комиссию в составе представителей комитета по образованию, психологов, полицейских, уполномоченного по правам ребенка в Алтайском крае Ольги Казанцевой, которая направила обращение в краевую прокуратуру, в ГУ МВД России по Алтайскому краю.

Назначена доследственная проверка СУ СКР по Алтайскому по сообщению о бездействии сотрудников школы, допустивших совершение противоправных действий в отношении ученика группой подростков. Историю взяла на контроль уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова.

Ульяна Меньшикова пишет, что два последних дня она по 5–6 часов присутствует на допросах: "Мой сын рассказывает об издевательствах и травле, которые, под прикрытием директора школы Михальчука и классного руководителя Останиной, творились ежедневно. И я слушаю, как убивали моего ребенка. Убивали в нем человека".

В комментариях к посту Ульяны – много слов поддержки. Адресованных как ей самой, так и непосредственно Илье.

Катерина Реацеа в Фейсбуке:

"Илья, как глаз? Не болит ли голова? Капаешь ли назначенные капли? Не пропускай ничего, солнышко, – пишет Катерина Реацеа. – Сейчас самое главное тебе вылечится. Это самая важная твоя задача. У взрослых идёт война за тебя, но ты как раненый боец сейчас должен долечиваться. Абсолютно все можно исправить, наладить и изменить, если здоров. Никто из знакомых твоей мамы про тебя не забудет. Никто не считает, что ты что-то сделал не так. Ты ни в чем ровно не виноват. Если ты слышишь такое – это надо переводить как "кто-то не хочет отвечать за свое поведение". А ты в этом штатном расписании не причем. Твердо такое помни, и не давай себя с этого сбить. Так что лечись, выздоравливай, все наладится".

Директор лицея Василий Михальчук, фото с официального сайта лицея
Директор лицея Василий Михальчук, фото с официального сайта лицея

​Директор школы Василий Михальчук держит оборону. Дозвониться до него корреспонденту "Сибирь.Реалий" не удалось, но в интервью "Комсомольской правде" он настаивал, что за все время учебы от родителей Ильи жалоб не поступало. При этом Михальчук утверждает, что ничего о травле не слышал, а все произошедшее – далеко от его компетенции, ведь происходило это не на территории школы. "Она [мама Ильи] пришла защищать своего ребенка, вся на нервах, она права… Она думала, что ребенок сам решит эту проблему, но ребенок несовершеннолетний, он не умеет сам решать проблемы, его надо учить. Родителям, как только узнали о конфликте детей, надо сразу идти в школу или сразу же писать заявление в полицию", – порекомендовал Михальчук.

Психолог Алексей Капранов говорит, что проблема агрессии в подростковых группах не нова. Она держится на неприятии собственного бессилия и желании могущества: толпой гнобить более слабого легче.

Алексей Капранов
Алексей Капранов

– Столкновения один на один в мужском мире – это нормально, а толпой нападают трусы, – считает Алексей Капранов. – Сильному ничего не надо доказывать, он не будет набрасываться в толпе из-за угла. Проблема еще и в том, что сейчас в обществе нет устоявшихся ценностей, но чувствуется движение в сторону культа силы. Мы видим, как пропагандируется здоровый образ жизни, видим, как тело украшают тату, но про душу сейчас никто не говорит. Я убежден, что подросткам нужно проговаривать правила, систему ценностей. Подростки всегда чувствуют фальш. Я сам работал с подростками еще в 1990-е годы и знаю, что, во-первых, нужно дать им понять, что есть правила, есть система ценностей, а во-вторых, подросток должен чувствовать защиту и поддержку, понимать, что он не один.

Мой сын попал в беду, а мне приходится оправдываться!

В разговоре с корреспондентом "Сибирь.Реалий" Ульяна Меньшикова держится бодро: "Илью восстановим. Я в порядке". Она говорит, что самое главное, чего пока удалось добиться, – его не трогают, не бьют. Более того, одноклассники обнимают и говорят: "Илья, мы с тобой". Родители ребенка, который кинул камень ему в лицо, принесли свои извинения. Но есть и другие – в родительских чатах они продолжают читать нотации. До сих пор, по словам Ульяны Меньшиковой, классный руководитель не принесла своих извинений, а когда подросток снова вернулся в класс, сказала: "Ну что, Илья, ты доволен? Я буду увольняться".

– Мой сын попал в беду, а мне приходится оправдываться! Чего я хочу? Я хочу, чтобы директор и классный руководитель больше не имели отношения к этой школе, я хочу увидеть родителей тех детей, которые устроили травлю моего сына, – говорит Ульяна.

22 ноября состоялось первое заседание созданного Ульяной "Родительского комитета". Родители подростков, пострадавших от школьной травли, готовы защищать своих детей.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG