Ссылки для упрощенного доступа

"Всё было незаконно"


На другой день после взрыва газового баллона. Красноярск. Февраль 2019 г.

14 февраля в жилом доме в Красноярске взорвался газовый баллон и обрушилась часть здания. Погибли два человека, еще 24 – остались без жилья. Спустя неделю выяснилось, что трехэтажка на Кандагарской, 3, была построена незаконно. Суд постановил снести ее еще в 2016 году. Но ни городские власти, ни судебные приставы решения суда не исполнили. Более того, чиновники не предупредили людей, что они покупают квартиры в доме, которого по сути не существует (объявление о продаже висит в интернете до сих пор).

Как возник дом-призрак

По предварительной версии следствия, дом на Кандагарской появился в результате мошеннической схемы. В июле 2013 года застройщик Владимир Тарасов на основании договора купли-продажи приобрел 1/3 доли в праве собственности на земельный участок, а также на объект незавершенного строительства по адресу: Красноярск, ул. Кандагарская, 3. Участок был предназначен для строительства двухэтажного одноквартирного пятикомнатного кирпичного жилого дома с гаражом, мастерской и подвалом. Однако Тарасов возвел на этом месте трехэтажный многоквартирный жилой дом.

Объявление о продаже жилья на Кандагарской, 3
Объявление о продаже жилья на Кандагарской, 3

В феврале 2016 года Центральный районный суд Красноярска обязал Тарасова снести самовольную постройку. Но самовольный застройщик решение суда не исполнил. А в июне 2017 года продал одну из комнат в доме, заключив с покупателем договор купли-продажи о приобретении 1/30 доли в праве общей долевой собственности. Чтобы не заверять сделку у нотариуса, Тарасов изменил дату в договоре на 28 декабря 2015 года (до 2016 года подобные сделки нотариально можно было не заверять). Затем по подобной же схеме продал остальные комнаты, площадь которых – от 16 до 20 кв. метров. Параллельно судился с мэрией, которая заставляла его снести незаконный дом.

Люди живут в приюте и у родни

Ольга Бурачек купила квартиру в этом доме за 890 тысяч рублей полтора года назад. О том, что дом проблемный, она понятия не имела.​

Ольга Бурачек, жительница дома на ул. Кандагарской. Красноярск
Ольга Бурачек, жительница дома на ул. Кандагарской. Красноярск

– Чтобы купить эту квартиру, я продала свое жилье в Братске и переехала в Красноярск, – рассказывает Ольга. – Хотела быть поближе к дочери и внуку. Денег хватило только на такую. Объявление нашли в интернете, покупали через риелтора, который нас заверил, что с домом все в порядке, никаких проблем. Риелтор также занимался всеми документами. У нас даже мысли не возникло, что нужно что-то перепроверять, что возможен подвох. Когда заехали, на руках был только договор купли-продажи, хозяин обещал, что сделает прописку через три месяца. Но все откладывал и откладывал, просил подождать. А мне нужно было пенсию перевести из Братска в Красноярск, ветеранские получать и донорские. Я – почетный донор. Без прописки никак. Пришлось прописаться у дочери, так как Тарасов только кормил нас обещаниями. Последний раз он сказал, что все будет готово в феврале этого года. И вот так.

Мы до последнего не знали даже, что дом стоит под снос. Моя соседка, которая погибла под завалами, жила в нем уже пять лет. Мы с ней разговорились как-то после Нового года, и она призналась, что уже давно требует с собственника вернуть ей деньги за квартиру, она знала, что дом будут сносить. "И зачем только вы сюда приехали?" – сказала она мне тогда. Мужчина, виновник взрыва, тоже погибший, долго не платил за электричество. Ему отключали свет. И он, чтобы подстраховаться, купил этот баллон с газом. Почему баллон рванул, ума не приложу. Вечером 14 февраля я только помылась и собиралась спать. Вдруг вырубило свет. Сосед пошел к щитку, чтобы включить, затем я услышала хлопок, и все обрушилось. Мы еле успели выскочить на улицу.

Ольга признается, что до сих пор не получила от властей никакой помощи. Хотя осталась по сути ни с чем.

– Обещали, что выдадут какие-то деньги, но сумму не назвали, – говорит Ольга. – Когда – тоже непонятно. Хорошо, что у меня дочь есть, я в ту же ночь уехала к ней. Утром вернулась посмотреть, что уцелело. У меня сохранилась часть бытовой техники, мебель по мелочи. Мы с соседями скинулись и наняли автокран, чтобы все это вытащить. Как дальше жить, не знаю, у дочери квартира маленькая, мне 53 года, не смогу уже накопить на еще одно жилье.

​Для спасателей, приехавших на место взрыва, самым сложным было определить, сколько человек находится в доме. Так как его жители не имели никаких официальных документов. В итоге из-под завалов было спасено 18 человек, одну женщину нашли погибшей, чуть позже было обнаружено тело мужчины. Еще 6 жильцов в ту ночь не было дома.

Сейчас, по информации управления социальной защиты Красноярска, пострадавшими от взрыва считаются 26 человек, 2 из них – погибли, 3 – не прописаны в Красноярском крае и на помощь властей рассчитывать не могут.

– 21 человек получат в качестве компенсации до 20 000 рублей, – пояснила пресс-секретарь главного управления социальной защиты населения Красноярска Анастасия Волкова. – Те, кто прописан в крае, – 10 000 рублей, в Красноярске – 20 000 рублей. Пока документы на материальную помощь сдали только шесть семей. Остальным их еще нужно восстановить.

Сразу после взрыва большую часть людей приютили родственники, троим жителям пойти оказалось некуда, сейчас они находятся в социальном приюте. Красноярцы собирают для погорельцев помощь, им нужно все: от зубной пасты до продуктов.

Остались у "разбитого корыта" и жители соседнего дома-близнеца под номером 5, который также был построен незаконно. В доме 26 комнат, часть которых продана, часть – сдана в аренду. Буквально сразу после взрыва здесь отключили свет и все коммуникации.

Разбор завалов. Красноярск. Февраль 2019 г.
Разбор завалов. Красноярск. Февраль 2019 г.

Газ в баллонах не проверяют

Почему взорвался баллон с газом, предстоит выяснить следствию. Эксперты считают, что на российском рынке индивидуальных газовых баллонов давно назрели проблемы, на которые никто не обращал внимания.

– За исключением Магнитогорской трагедии, взрывы газовых баллонов, как правило, не имеют широкого резонанса, – говорит Роман Казаков, председатель координационного совета движения "Народный контроль в ЖКХ". – Хотя ежегодно в России взрывается порядка 300 таких баллонов. В 2017 году от взрывов бытового газа у нас в стране погибло 130 человек. По причине своих "незначительных" масштабов эта проблема редко выходит на федеральный уровень. А между тем, тут есть о чем говорить. У нас часто используются устаревшие баллоны, в которые к тому же закачивают газа больше, чем нужно, – из соображения экономии. Этого никто не проверяет. В США, например, существует техническое решение этой проблемы. Там устанавливают специальные вентили, стравливающие давление при достижении критического уровня. У нас такого решения нет, официально всё хорошо. Также непонятна ситуация с ценообразованием. В России работают четыре крупных производителя сжиженного углеводородного топлива. Себестоимость производства не превышает шести тысяч рублей за тонну. Отпускная цена потребителю несравнимо выше. ФАС не реагирует на ситуацию злоупотребления монополистами доминирующим положением на рынке. Проблемы в отрасли лишь накапливаются.

Кто виноват?

Но остается вопрос, почему незаконный дом так долго не сносили?

– Этот объект никогда не вводился в строй и не получал никаких разрешений на эксплуатацию, – пояснил первый заместитель главы Красноярска Владислав Логинов. – Судебное решение о его сносе действительно вступило в силу в 2016 году. Но затем собственник несколько раз подавал апелляцию. Администрация города подавала встречные иски. И лишь в конце прошлого года краевой суд поставил точку в этом деле: решение о сносе оставить без изменений.

Судебные приставы должны были снести здание в течении месяца. В службе судебных приставов по Красноярскому краю пояснили, что за это время успели лишь направить в адрес собственника необходимые документы.

– Предписание о сносе поступило к нам 24 декабря 2018 года, – говорит начальник пресс-службы УФССП по Красноярскому краю Андрей Кабиров. – Мы направили необходимые документы в адрес собственника, а также уведомили администрацию Красноярска, что, согласно новому законодательству, она может произвести снос самостоятельно. На практике это намного быстрее – у мэрии есть для этого вся необходимая техника. Нам же нужно предварительно объявлять тендер. Как правило, процедура сноса жилого дома может занять до двух лет.

Известно, что отопление и канализация у дома были автономные, а вот как его подключили к электрическим сетям и водоснабжению – непонятно. По словам энергетиков, вполне возможно, что собственник подключился незаконно, то есть происходило воровство электроэнергии, за что предусмотрена уголовная ответственность.

– Договора на водоснабжение с нами эти люди тоже не заключали, – говорит руководитель пресс-службы Краскома Татьяна Лукина. – Скорее всего, это были незаконные врезки. Выявить такое можно только при случайных проверках.

Сейчас прокурор Центрального района города направила в Следственный комитет края запрос о возбуждении уголовного дела против городских властей по ч. 3 ст. 293 УК РФ ("Халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц"). Владелец дома Владимир Тарасов арестован на два месяца. Ему вменяется мошенничество, совершенное в крупном размере. По факту взрыва газа, в результате которого погибли два человека, возбуждено уголовное дело.

Кроме того, в Красноярске нашли еще как минимум пять домов, которые по документам числятся индивидуальными, а по факту являются многоквартирными. Законность их возведения проверяется.

А злополучный дом на Кандагарской, 3, 26 февраля бульдозеры сравняли с землей. Бывшим жильцам так и не дали забрать личные вещи. Сотрудники МЧС вынесли сами, что посчитали нужным, и отправили на склад. Обещали, что людям раздадут их позже.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG