Ссылки для упрощенного доступа

"У наших чиновников все прекрасно, поэтому я и записал обращение к Трампу"


Андрей Романов пытается преодолеть ступеньки тюменской Трудовой инспекции

Андрей Романов, инвалид второй группы, ведет блог и записывает видеоролики, в которых рассказывает о том, как живется человеку с ограниченными физическими возможностями в его городе. Вот уже несколько лет к Романову обращаются за помощью инвалиды со всего региона. Он направил уже сотни запросов во все инстанции, но большинство из них так и остались без ответов. 27 июня Романов выложил в сеть видеообращение к Дональду Трампу, в котором просит президента США защитить права российских инвалидов.

Обращение записано на английском языке на Центральной площади Тюмени, напротив правительства области. В кадре Андрей Романов стоит с плакатом "No social extremism".

"Меня зовут Романов Андрей, проживаю в России в городе Тюмень, мне 46 лет, инвалид-инсультник. Поздравляю вас и всех граждан Соединенных Штатов с наступающим праздником – Днем Независимости. Обращаюсь к вам потому, что мои многократные обращения к президенту России Владимиру Путину не принесли результатов. Прошу вас защитить права и свободы инвалидов, изложенные в декларации и конвенции ООН о правах человека и правах инвалидов", – говорится в обращении.

– Даже если Трамп не ответит, я все-таки надеюсь, что какая-то реакция будет, – говорит Андрей Романов. – Уж наши чиновники по любому получат по голове.

– Не боитесь, что после обращения к Трампу вас обвинят в отсутствии патриотизма?

Никакого равенства у нас нет. Вот как в 70-х годах, когда на Западе негры входили в одни двери автобуса, а белые в другие

​– Всем понравиться невозможно. Я не боюсь. Я патриот своей родины. Есть, конечно, и плохие комментарии, я их не удаляю, если только матерки. В общем-то, люди понимающие. У меня там даже один из Штатов, он советовал, как лучше раскрутить, сделать рассылку по каким платформам. Но потом он сам удалил свое сообщение. Я воспользовался советами, вчера сделал рассылку. Будем надеяться, справился. Я очень люблю свою Родину, но ненавижу чиновников, которые забирают права у таких людей, как инвалиды, дети-инвалиды, у пенсионеров. Я их ненавижу, я с ними буду бороться.

– Вы обращаетесь к американскому президенту, а что-нибудь знаете о жизни инвалидов в США?

– Мы общались, меня нашли наши эмигранты, инвалиды, в США. Там русские распространили мои ролики на русскоязычных сайтах. Они говорят, у нас такого нет. У нас если закон есть – не дай бог, какой-то чиновник ничего не сделает, порвут его. Говорят, не все у них в шоколаде, но если по закону положено, то все будет сделано. Их, конечно, удивляет, что у нас не так. Мне говорят – держись.

В прошлом году Андрей Романов преодолел одиннадцать ступенек ползком, чтобы попасть в офис одного из банков в Тюмени. Свои злоключения он снял на видео. "Доступа для инвалида не оказалось, пандуса нет, кнопка помощи и та не работает, пришлось заползать в банк, чтобы получить услуги банка, на карту которого приходит пенсия", – так прокомментировал инвалид II группы ту свою запись. На его канале в Youtube множество подобных видеороликов – о том, в частности, как он ползет, пытаясь подняться по лестницам районного суда, Роспотребнадзора, Трудовой инспекции.

– Мне в общем-то еще легче других. – говорит Романов, – Я преодолеваю 3–4 ступеньки хотя бы. А другие-то люди? Я хожу с одним колясочником сейчас по инстанциям, помогаю ему, он не может совсем по городу передвигаться, переехать бордюр не может, упираются колеса, все, он встал. Мне ведь постоянно звонят наши инвалиды, просят помочь. Я же публикуюсь не только на Ютубе, но и в других сетях. Меня начали находить, писать о своих проблемах. Ну, чем могу, тем помогаю.

​​– Как вы можете помочь?

– Те же льготные лекарства. Есть списки Минздрава, но то их в аптеке нет, то в город не завезли. Если ты не сходил, не потряс кулаками, тебе по любому чего-нибудь не достанется. Приходится выбивать то, что положено. То же самое с расходниками инсулинозависимым детям-инвалидам для помпы. На месяц на одного ребенка стоит от семи до десяти тысяч. Им это необходимо! Там каждый час измеряется сахар в крови и ставится инсулин автоматически. Им это полагается по закону бесплатно, но у нас даже тендер не проводился на закупку. И у нас все "хорошо"!

У взрослых с инсулином тоже проблемы бывают. Пытаюсь сейчас помогать женщине, инвалиду третьей группы. Ей поменяли шейку бедра, и постоянно нет то одного лекарства, то второго, то обоих сразу. Кто-то покупает сам, кто-то не может купить. Помогаю выбивать то, что положено.

Или вот есть у нас баскетболист, чемпион Европы по баскетболу в коляске, в составе сборной России. Несколько лет пытается получить по программе земельный участок. У него четверо детей, младшему полгодика. Сначала ему в болоте землю выдали. Три года по инстанциям его пинали, что хотите, то и делайте с этим участком. По кадастру он стоит миллион триста, по факту – меньше двухсот тысяч. Ну, кто будет в болоте покупать? Я ему помогал, писал, звонил по инстанциям. Сейчас предложили ему хороший земельный участок, но он далеко. Ему на одной ноге не дойти.

Никакого равенства у нас нет. Вот как в 70-х годах, когда на Западе негры входили в одни двери автобуса, а белые в другие. У нас та же самая ситуация даже в администрации города Тюмени. Все белые люди, нормальные, входят через центральный вход, а инвалиды через заднюю дверь. Там не оборудовано, просто пологий вход. Что уж говорить о других зданиях.

Сколько вы написали писем и обращений?

На Голышева, 22, живет инвалид первой группы, девочка. Я зашел к ним в дом, а там вода. Им даже откачать воду не могут, водовозку не посылают

– Президенту я написал только 47 официальных писем и еще около 20 через интернет. Это не считая звонков и СМС на прямых линиях. По другим инстанциям в месяц пишу примерно 10–15 писем. Ответы получал. Самый конструктивный из министерства спорта был. От президента, кстати, ни одного нормального ответа. Если ты предоставляешь им информацию, что обращался в Тюменскую область и получил ответ, который тебя не устраивает, они запрашивают информацию снова в Тюменской области, срок рассмотрения 30 дней. Наше правительство потом выдает ответ, что у них все хорошо. Трата времени, это бесполезно.

– О чем конкретно вы просили Путина в своих обращениях?

– Говорил о льготах. Которые нам вроде бы положены, и которых на самом деле у нас нет. Местные чиновники говорят, что, согласно закону Тюменской области или постановлению правительства региона, у нас многие льготы не действуют, и это нам-инвалидам не положено. Как можно принимать постановления, которые забирают у нас права? Хотя федеральным законом это регламентировано. Не то что нас не уважают, не уважают федеральные законы, плюют на Конституцию! И всем на это плевать, по большому счету, и прокуратуре, и самому президенту. На фига вы законы-то принимаете?

Я, кроме того, говорил в своих обращениях, что многие инвалиды просто не могут выйти из дома. Например, вот парень обратился ко мне в феврале. У него есть сертификат именной на выделение средств для подъемника, и он не может выйти из дома уже почти 2 года. Живет на первом этаже. Ему 20 лет, у него мама пробивная такая. И вот мама обратилась к президенту, президент в 2017 году переслал в правительство области, они – в Тобольск. И сказали, что проблема будет решена по акции "Под флагом добра". Есть такая благотворительная акция, где люди собирают деньги, не государство. Акцию провели, сертификат парню вручили без указания суммы, но все знали, что подъемник – штука не дешевая. По данным фонда, собрали 2 миллиона рублей. Проблема не решалась. В 2018 году собрали уже 3 миллиона. Проблема не решалась, и деньги куда-то ушли, никто не знает.

И только после того, как я записал сначала видеообращение, а потом мы сделали коллективное обращение президенту, мне удалось связаться с чиновником из социального департамента Тобольска, они хотя бы определились, какой тип подъемника нужен. Буквально 2 недели назад ездил туда, потом мне документы прислали, что до 20 августа все будет сделано, передадут ключи от подъемника. В Тюмени есть инвалид, он живет в девятиэтажке: говорят, пандус не положен, не знаем, что с ним делать. На Голышева, 22, живет инвалид первой группы, девочка. Я зашел к ним в дом, а там вода. Им даже откачать воду не могут, водовозку не посылают, говорят, там никто не живет. Я говорю, вас, наверно, скоро вообще из списка живых вычеркнут.

– То есть по каждой проблеме надо писать запросы, без этого ничего не решается?

– Да. С тем же санаторно-курортным лечением: многие инвалиды ходили по городу, побирались, искали деньги. Приходят в магазин с коляской, вот, хочу сына отправить, поможете с деньгами? Из нас просто сделали попрошаек! Хотя министерство, департамент здравоохранения говорят, что положено раз в год инвалидам-колясочникам санаторно-курортное лечение. По факту надо 2–3, а то и 4 года ждать! Я вот с 2016 года стою на очереди. У меня сейчас очередь за номером 4 тысячи с чем-то, а в этом году, как и в прошлом, всего 2,5 тысячи путевок выделяют, это вместе с сопровождающими. То есть я на будущий год еще, возможно, не поеду. 131 тысяча инвалидов в Тюменской области. И всем положено санаторно-курортное лечение.

– Если не секрет, на прошедших президентских выборах за кого вы и ваши знакомые инвалиды голосовали?

– Я сам не голосовал, у меня регистрация не тюменская. Со своими обсуждали, никто из них за Путина не голосовал. Сам я был за Грудинина. Было очень большое удивление, когда узнали, что Грудинин набрал очень мало.

– Я знаю, что вас вызывали в полицию, когда вы записывали обращение к Путину…

– Да, когда небольшой пикет устроили. Нас там было 21 человек. Мы просили президента, чтобы наши чиновники соблюдали федеральные законы, чтобы привели в соответствие с ними нормативную региональную базу. Сначала я написал уведомление о проведении мероприятия 10 июня, 30 мая отдал в департамент общественной безопасности. Третьего числа звонят мне: это не к нам. Я пишу уведомление о проведении пикета, подаю в администрацию города сам лично. И мне только накануне пикета на почту приходит ответ, что мое уведомление составлено неправильно. Это как? Они хотели просто отмахнуться, думали, я лопух. По закону они должны были ответить в день подачи обращения. Если не ответили, то мероприятие считается согласованным.

Уже после акции меня пригласили в полицию. Я все документы собрал, скриншоты сделал и пришел. На крыльце меня встречал подполковник. Говорит, пойдемте, вас там ждут. Очень удивился, кто меня может ждать, если подполковник встречает? Там мы с полковником разговаривали. Он говорит, мы вас должны были охранять, по идее, нас, говорит, в известность никто не поставил, и мы за это получили люлей.

– Не просили вас поменьше активности проявлять?

Нет, не просили. Дали мне номер телефона, сказали, чтобы звонил в следующий раз заместителю подполковника, если будет такое недоразумение.

– Все-таки, как вам кажется, почему в России инвалидам так тяжело живется?

– Из-за отношения чиновников. Федеральные законы должны работать на местах. То ли хотят сэкономить, я не знаю… Но экономить на инвалидах – это кощунство, аморально.

Через день после интервью и спустя три дня после публикации обращения к Трампу Андрей Романов рассказал, что ему позвонили из департамента социальной защиты и сообщили, что выделили 10 путевок в санаторий всем участникам видеообращения к президенту Путину, опубликованного почти за 3 недели до этого.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG