Ссылки для упрощенного доступа

"Он использовал свою звездность для того, чтобы помогать другим"


Андрей Мурашов был одним из самых узнаваемых людей этого города, наравне с губернатором, мэром и футболистами клуба "Томь". Почти 20 лет он был ведущим программы "Час пик" – ежедневных новостей Телекомпании ТВ-2. В новогоднюю ночь 2014 года власти отключили ТВ-2 от эфира, несмотря на протесты ведущих журналистов России и массовые митинги горожан. Андрей Мурашов вел последний выпуск "Часа пик". Уничтожение телекомпании он воспринимал как свое личное горе, и сам пережил ТВ-2 всего на несколько лет.

Андрей Мурашов
Андрей Мурашов

​Киплинговская кошка, которая гуляла сама по себе, была символом маленькой по российским меркам, но гордой и независимой телекомпании ТВ-2. Андрей Мурашов – лицом. Вообще-то, как журналист он больше любил неполитические темы. Снимал фильмы об истории Томска, любил рассказывать о книгах (был страстным библиофилом), говорить с актерами и режиссерами о кино. В жизни был человеком очень деликатным и совершенно неконфликтным. Но работая в ежедневной информационной программе "Час пик", Мурашов должен был приглашать чиновников для серьезного разговора о социальных и коммунальных проблемах города и области. При этом интеллигентный ведущий умел тонко иронизировать над риторикой бюрократов и с большим сочувствием рассказывать о том, как выживают в "эпоху стабильности" обычные люди. Однажды в прямом эфире он пристыдил спикера областной думы Бориса Мальцева, который, сидя в студии, пренебрежительно отмахнулся от коммунальной проблемы пожилой женщины, пожаловавшейся на протекающую крышу. "У бабы Маши протекает крыша!" – пошутил спикер. Мурашов дал ему понять, что работа политика – как раз решать проблемы такой вот бабы Маши. Телезрители оборвали телефоны прямого эфира. Спикеру пришлось извиняться. Крышу починили. Но суверенная и вертикальная власть не могла простить телекомпании такого к себе отношения. Через некоторое время ТВ-2 не стало. Вскоре не стало и Мурашова.

"Мурашов-центр", созданный друзьями и бывшими коллегами Андрея, это не организация, но общественный проект. Это люди, которые хотят сохранить память о человеке и его месте в городе. По словам Елены Макаровой, автора идеи "Мурашов-центра", Андрей был "идеальным томичом", нежно любившим историю Томска и чутко относившимся к своим современникам. Нужно прожить в Томске годы, чтобы понять особенности этого старинного сибирского города, почувствовать его странную, слегка аутичную атмосферу.

В Томске ценят старые вещи, но быстро забывают ушедших людей

Груз веков, университетские традиции, закрытость Томска для иностранцев в советское время – все это наложило отпечаток на характер его жителей. В отличие от соседнего Новосибирска, который претендует на звание столицы Сибири, Томск довольствуется званием "Сибирских Афин" (эпитет, придуманный Григорием Потаниным ещё в XIX веке) и тем фактом, что всё "первое за Уралом" – университет, политех, психиатрическая больница – появилось именно здесь. Визитной карточкой города является его деревянная архитектура, в первую очередь купеческие особняки с кружевами наличников. В Томске ценят старые вещи, но быстро забывают ушедших людей. Может быть, дело тут в ежегодном притоке абитуриентов, поступающих в томские вузы. Этим молодым людям нет никакого дела до местных кумиров ушедших времен.

Андрей Мурашов посвятил местному краеведению годы своей жизни, он снял десятки документальных исторических фильмов, объединенных темой возвращения забытых имен. Теперь его друзья пытаются спасти от забвения имя Мурашова.

Андрей Мурашов на берегу Томи
Андрей Мурашов на берегу Томи

​– Когда мы потеряли Андрея, мы потеряли человека, который мог бы претендовать на звание идеального томича, если бы существовал такой конкурс, – говорит Елена Макарова. – Абсолютно интеллигентный, хорошо образованный, чрезвычайно совестливый человек, который, будучи звездой, был не то что скромен, он был для всех открыт и всем готов помочь. Он использовал свою "звездность" для того, чтобы помогать другим. Он помогал благотворительному фонду "Обыкновенное чудо", организовывал и проводил все благотворительные концерты, на которых собирали средства на лечение больных детей. Когда его просили что-то провести, он никогда не отказывался. Андрею было много дано, и он этим "много" постоянно делился с людьми. Такой настрой – делиться своим трудом, своим талантом – он был для Андрея совершенно органичен. Попросить о чем-то Мурашова и чтобы Мурашов отказал – это невозможно представить. Когда такой человек уходит из жизни, ты понимаешь, сколько потерял город. Мурашов был таким символом интеллигентского Томска и всего нашего поколения. Потому что, безусловно, очень много умных, образованных, успешных людей в Томске было и до нас, и сейчас они есть, и после нас будут, но в нашей профессии, в нашем поколении Андрей воплощал в себе очень важные человеческие качества, и его человечность является, наверное, той самой причиной, по которой люди так живо откликнулись, когда узнали о появлении "Мурашов-центра".

Елена Макарова-Изофатова на реставрации здания благотворительного фонда "Обыкновенное чудо"
Елена Макарова-Изофатова на реставрации здания благотворительного фонда "Обыкновенное чудо"

Тут, наверное, нельзя не вспомнить о том, что Андрей до последнего дня существования телекомпании ТВ-2 на ней работал.

– Безусловно. Когда я видела, как Андрей в последние дни ТВ-2 боролся, будучи абсолютно не конфликтным человеком... Вот для Андрея конфликт, будь то на экране или в жизни, – это была чрезвычайная ситуация. А тут мы все наблюдали, как он стал лицом этой борьбы. Он вёл последний эфир "До свиданья, наш любимый город", в котором журналисты ТВ-2 прощались со своей аудиторией. У него в глазах читалась боль, но при этом то достоинство и благородство, с которым он вёл этот эфир, вселяло в нас какую-то уверенность в том, что история ТВ-2 не закончилась, что эти ребята найдут какой-то выход. А потом начался новый период в жизни Андрея – жизнь после ТВ-2. Он не хотел идти ни на какие компромиссы, сильно похудел, долго не мог найти работу, устроился на какую-то работу пресс-секретарём в Дом пионеров... В Томске его везде любили, многие хотели его видеть в своём коллективе. Но он очень долго страдал, прежде чем согласился пойти на губернский телеканал. И насколько я знаю, Андрей принципиально поставил вопрос о том, что он не будет лицом этого канала. Он просто хотел оставаться в журналистике, заниматься краеведением, для него это было очень важно – продолжать заниматься тем, что он делал на ТВ-2.

Как вы собираетесь воплотить эти личные и профессиональные качества Андрея в работе "Мурашов-центра"?

– Сейчас мы занимаемся фотофиксацией жизни людей в старом Томске. Это большой проект, в реализации которого мы как бы идем по стопам Андрея. Его интересовало прошлое, в том числе советское время. Он очень много делал материалов о том, как жили советские люди.

По материалам западно-сибирской кинохроники...

– Да. Существует очень много фотографий старого Томска, но это все такие фасадные, открыточные истории, которые нам не очень интересны. Хочется сделать что-то такое интимное. Так родился фотопроект о повседневной жизни людей в старых деревянных домах. Наши фотографы снимают уклад, быт старожилов, уже сделано очень много красивых, интересных фотографий, которые сопровождаются рассказами людей, вся жизнь которых прошла в деревянном Томске. Эти материалы скоро будут выложены на сайт "Мурашов-центра" в виде интерактивной карты: около 60 историй, которые можно будет посмотреть, кликнув на изображение дома. Мне кажется, что в таком масштабе ничего подобного в Томске ещё не было. Хочу подчеркнуть, что это не истории прошлого. У нас в городе о прошлом очень любят писать, томское краеведение и без нас неплохо развито. А нам хочется говорить не о прошлом, а о настоящем – как наши современники проживают в прошлом, которое одним кажется уже отжившим свой век, а другие его защищают.

Реставрация здания благотворительного фонда "Обыкновенное чудо"
Реставрация здания благотворительного фонда "Обыкновенное чудо"

Вы имеете в виду деревянные дома, историческую среду?

– Первая история – это жизнь в старых деревянных домах. Потому что это то, что современному горожанину уже практически недоступно, а здесь, в Томске, это есть. Потому что это усадебная жизнь, да, то есть это когда можно выйти во двор, когда с соседями знаком, когда как-то живется свободнее, нежели вот в наших многоэтажках. И там другая культура, там другая субкультура. И вот сейчас герои нам рассказывают о том, как это было в их детстве, как они жили, как они общались, когда стали молодыми, и о чем они сожалеют сейчас. У нас и очень взрослые есть герои, и мы хотели бы успеть этих очень взрослых героев отснять, выслушать. Потому что многим уже за 80 лет.

Вы нашли героев, кто бы всю жизнь прожил в одном памятнике деревянной архитектуры?

– Во-первых, Томск – это не только памятники. Официально в Томске – "всего" 189 памятников деревянного зодчества, а все остальное – просто жилые дома. Конечно, есть люди, которые родились в деревянном доме и всю жизнь переезжали из одной "деревяшки" в другую. Мы пока не встречали таких старожилов, кто бы всю жизнь провел в одном доме. Но в будущем мы, безусловно, таких людей найдем. Один из героев нашего проекта – наш коллега, журналист, по фамилии Чаплинский. Настоящий томич – он родился на улице Татарской (Татарская слобода – исторический район Томска. –​ СР), а через некоторое время переехал на Максима Горького, на соседнюю улицу. И мы, когда приходим к жителям этого района, чтобы с ними общаться, то имя Чаплинского для нас открывает все двери. Он старожил, один из последних в Татарской слободе, он прожил здесь всю свою жизнь и знает абсолютно всех.

​– Насчет исследовательской и журналистской части проекта теперь понятно. Планируете ли вы как-то помогать людям, живущим в старых ветхих деревянных домах?

Хочется, чтобы вокруг "Мурашов-центра" возникло сообщество свободных людей

​– Поскольку мы все, участники "Мурашов-центра", как-то так подобрались: бывшие журналистки холерического темперамента, то мы не можем просто исследовать этот феномен... Конечно, какая-то наша часть требует активных социальных действий. Поэтому вот я сейчас уже полтора месяца, например, ежедневно без выходных сижу на лесах, я чищу дом на Крылова, 5, от старой советской краски, чтобы успеть хотя бы до октября привести его в порядок, вернуть ему тот вид, который был у него, как нам кажется, изначально. Потому что мы находим там следы, да, вот разных оттенков. И мы из синего такого домищи, который, конечно, зимой, по нашим ощущениям, смотрится холодновато, должны сделать в итоге зеленый такой, свеженький, травянистый, в общем, домик.

Я видел фотографии в Фейсбуке, вы приглашаете туда красивых девушек в вечерних платьях...

– У нас была вечеринка, для того чтобы познакомить волонтеров. Мы же не пользуемся в данный момент никакими ресурсами – там, стройотряды, организованные государственные структуры. Нам хотелось понять, насколько это вообще естественно для Томска – не только печалиться об утратах нашего исторического наследия, но еще приложить немного труда, для того чтобы сохранить это историческое наследие. Поэтому мы знакомимся в соцсетях, рассказываем о том, что мы делаем. Мы не ищем какой-то организованной поддержки, к нам приходят люди, которые просто прочитали, и им захотелось. Нас все спрашивают: а что вы с профкомами студенческими не работаете? Ну, то есть сейчас бы понагнали вам и тут быстренько все сделали. Не в этом задача. Вот не хочется, чтобы понагнали каких-то студентов с волонтерскими книжками: "Подпишите нам, пожалуйста, галочку поставьте, что мы тут пришли и поработали". Хочется, чтобы вокруг "Мурашов-центра" возникло сообщество свободных людей.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG