Ссылки для упрощенного доступа

"Грандиозные авантюры". Неизвестные страницы биографии героя рок-оперы "Юнона и Авось"


Русская церковь в Форт-Росс в США

Оуэн Мэтьюз (Owen Matthews) – британский писатель, историк и журналист русского происхождения. Его мать, Людмила Бибикова, была дочерью коммуниста, секретаря черниговского обкома, расстрелянного НКВД в 1937 году. Историю любви своих родителей Оуэн Мэтьюз рассказал в книге "Антисоветский роман" (в оригинале Stalin's Children), переведенной на 22 языка. В этом году на международном книжном фестивале в Иркутске писатель представил свой новый исторический роман "Грандиозные авантюры. Николай Резанов", выпущенный издательством "Эксмо".

Российский дипломат конца XVIII – начала XIX века, Николай Резанов больше всего известен в России как романтический герой рок-оперы "Юнона и Авось".

"В середине 1980-х годов люди в Москве по несколько дней стояли в очереди, чтобы купить билеты на рок-оперу… Её сюжет был построен на реальных исторических событиях, слегка приукрашенных пером Андрея Вознесенского… Поскольку это рок-опера, в сюжете должна присутствовать любовная история. Резанов и дочь губернатора Верхней Калифорнии Кончита влюбляются друг в друга. Офицеры из окружения Резанова предупреждают его, что он должен получить разрешение царя на брак с девушкой римско-католического вероисповедания. Но наш герой не видит в этом проблемы. Он считает, что понесется на крыльях любви в Петербург, получит разрешение на свадьбу и вернется обратно в Калифорнию. Героиня, однако, не осмеливается верить в грандиозные планы своего жениха. "Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду" – в России этот дуэт и по сей день пользуется такой же популярностью и столь же узнаваем, как и лейтмотив рок-оперы "Иисус Христос – суперзвезда" на Западе".

Оуэн Мэтьюз. "Грандиозные авантюры. Николай Резанов"

В романе Мэтьюза его главный герой предстаёт скорее циничным авантюристом с глобальными планами по расширению Российской империи, в том числе за счет территории Северной Америки, а также грандиозным проектом всемирной торговли. Автор приводит исторический контекст и утверждает, что кажущиеся сегодня несбыточными планы российского дипломата были вполне реалистичны, и если бы не внезапная смерть харизматичного искателя приключений, ход мировой истории мог иметь кардинально иной маршрут.

– В своей книге вы говорите о возможности существования русской Америки гораздо более продолжительное время, чем мы привыкли думать. И всё это силами фактически одного человека – дипломата и путешественника Николая Резанова. Это кажется настолько невероятным, что у меня вопрос – это больше художественный роман или все же в первую очередь историческое произведение?

Фактически я повторил весь путь Резанова по миру

– Очень обидно историку слышать подобное. Страшно узнавать о каких-то неточностях, не то что о подозрениях в явном вымысле. Поэтому заявляю особо: эта книга основана исключительно на подтверждённых фактах, взятых из писем, дневников участников тех событий и других доказательных документов. К примеру, перед написанием "авантюр" я перечитал личные дневники Резанова. Когда я сидел в Ленинградской библиотеке и держал этот документ, читал написанные его рукой заметки, рассуждения – о, это чувство просто невероятное! Буквальное касание самой истории!

Оуэн Мэтьюз, писатель и историк. Иркутск. 2019 г.
Оуэн Мэтьюз, писатель и историк. Иркутск. 2019 г.

– Каким ещё способом вы готовились к тому, чтобы написать эту книгу, – специальные поездки, "полевые" исследования?

– Я бывал в Сан-Франциско, на Аляске, Ситке, острове Кадьяк. Посетил Иркутск, Санкт-Петербург, Псков и другие российские города, в которых жил и работал Резанов.

На острове Кадьяк местные монахи специально возили меня на остров, где жил святой Герман (руководитель русской духовной миссии на Аляске в первой половине XIX века. – С.Р). Пробыл на Аляске почти месяц и постоянно встречал там детали русской архитектуры, быта и даже языка: луковицы православных соборов, наличники, и ещё некоторые алеуты до сих пор называют детей русскими именами – Вася, Ваня, и фамилии у аляскинских индейцев вполне обычные для России – Петров, Иванов. Многие из островитян знают церковно-славянский. Вообще все аляскинские индейцы и эскимосы – православные христиане. Литургию, правда, служат на английском, но в остальном это чистая православная церковь – ладан, иконостас.

В русской крепости Форт-Росс в Калифорнии, конечно, тоже побывал. Местные энтузиасты устроили там исторический детский лагерь: детей одевают в мундиры царской армии, устраивают парады: "Levo-levo! Marsh".

В общем, пусть и не всегда последовательно, но фактически я повторил весь путь Резанова по миру.

– А сейчас в Иркутск приехали больше для того, чтобы книгу презентовать? Или потому что её герой прожил здесь почти десяток лет?

Николай Резанов. Конец XVIII века
Николай Резанов. Конец XVIII века

– Для презентации книги, в основном. И ещё любопытно, как Иркутск изменился за те несколько лет, что прошли с моего первого приезда. Я надеюсь, иркутянам будет интересно прочитать, как выглядел Иркутск 200 лет назад. И книга их заинтересует не только из-за мюзикла "Юнона и Авось", но и потому что Резанов – значимая часть истории города. Когда ему было немногим больше 30 лет, в 1794 году, он был назначен из Петербурга в Иркутск инспектировать компанию крупного промышленника пушнины Григория Шелихова. Познакомился с дочерью купца Анной Шелиховой, и спустя год они обвенчались. Брак на наследнице промышленной империи открыл для графа большие возможности, стал финансовой базой для его путешествий и карьеры международного дипломата, предпринимателя. Российско-Американскую компанию он открыл как раз на деньги тестя. При этом в письмах Резанов не раз признавался, что счастлив в браке, а жену называл "нежным ангелом". В 1802 году, когда она умерла при родах, Резанов ужасно горевал, писали его современники.

В те времена Иркутск был огромной столицей торговли, в первую очередь – чаем, который везли из Китая на запад России и в Европу. Правда, городом был довольно диким – до императора далеко, поэтому законы здесь почти не действовали. Что открывало огромные возможности авантюристам всех мастей, искателям приключений, каким был и сам Резанов. Уже в те времена прогрессивность Иркутска начала снижаться. Ведь появился намного более выгодный, чем сухопутный Сибирский чайный путь, – по морям.

Резанов это понимал и поэтому после смерти Шелихова создал Российско-американскую компанию по примеру британской Ост-Индской компании, поскольку ещё и осознавал, что в новую эпоху главным двигателем становятся не империи и их армии, а коммерческие организации. Многие забывают, что Индия была завоёвана не государством Великобритания, а частной компанией из Британии – Ост-Индской. К середине XVIII века Ост-Индская компания контролировала 500 миллионов человек: у неё были собственные армия и флот, своя валюта и даже флаг. Это была отдельная держава, которой удалось завоевать целый субконтинент. И Николай Резанов вполне обоснованно рассуждал, почему бы какой-нибудь частной компании из России не повторить этот путь?

У его Российско-американской компании была монополия на освоение территорий и торговлю, право на свою армию. Резанов вполне адекватно полагал, что Испания – слишком далека для полноценной защиты своих земель на западных берегах Северной Америки. К тому же от Сан-Франциско до Мадрида столько же, сколько и до Санкт-Петербурга. Так почему Калифорния может быть испанской, но не может стать российской? К слову, похожие мысли можно отследить и на картах, начерченных Ломоносовым. Но справедливости ради – они единственные, кто как-то засвидетельствовал на бумаге эту идею сибирской Калифорнии.

– Вы считаете, эти планы были реально осуществимы?

Я не вижу никаких фундаментальных обстоятельств, из-за которых Российская империя не могла стать центральным игроком мировой торговли и заполучить крупные территории в Северной Америке


– Безусловно! Напомню, в XIX веке Российская империя контролировала практически всё побережье на западе Северной Америки и даже Гавайские острова. А вспомним, что из себя представлял Сан-Франциско того времени – маленький городок с менее чем полусотней солдат. А между ним и Аляской, где были куда более основательные и населённые крепости, просто в силу того, что русские осваивали полуостров уже несколько десятилетий, – огромная территория побережья Тихого океана, полторы тысячи километров, можно сказать, ничьей земли. За них и не надо было особенно сражаться – просто высадиться и занять своими людьми.

Но его идея была гораздо глубже, нежели просто захват земли, пусть и на другом континенте. Он мыслил не как государственник или полководец, а скорее как масштабный торговец, промышленный стратег. У него были грандиозные планы открыть Японию для торговли с внешним миром! Он мечтал сделать российский Дальний Восток центром тихоокеанской торговли и судостроения!

И я не вижу никаких фундаментальных обстоятельств, из-за которых Российская империя не могла стать центральным игроком мировой торговли и заполучить крупные территории в Северной Америке. На тот момент главным тормозом этого плана было отсутствие кораблей. Россия не была сосредоточена на морских завоеваниях или торговле, поэтому во времена Резанова из Санкт-Петербурга на Аляску отправлялся всего один корабль раз в несколько лет. В то же время из Бостона на Аляску каждый год приходило по три американских корабля, хотя для этого им приходилось огибать Южную Америку. В итоге практически весь доход от пушнины, добытой на полуострове, шёл американским торговцам, которые продавали шкуры в Китае.

Резанов хорошо видел этот весомый дисбаланс, но у Русско-американской компании на тот момент не было достаточно средств для закупки собственных кораблей. И знаменитый финал популярной рок-оперы, в котором Резанов прощается с дочерью коменданта крепости Сан-Франциско дона Хосе Дарио Аргуэльо 15-летней Кончитой, с которой помолвлен, и отправляется от берегов Калифорнии в Санкт-Петербург – он как раз происходит из-за его планов уговорить российских правителей выделить ему деньги на флот. И планы эти могли реализоваться. Но, как мы знаем, Резанов в этом путешествии заболел, видимо, воспалением лёгких, и 1 марта 1807 года его в бессознательном состоянии привезли в Красноярск. В тот же день в возрасте 49 лет он умер.

Да, я считаю, что только смерть остановила этот грандиозный план – вполне в силах Резанова было убедить Александра I и его приближённых в необходимости захвата и освоения калифорнийских берегов и более активного участия в мировой торговле. И если бы не его смерть, история могла пойти по кардинально иному пути. Как бы всё повернулось, останься он в живых хотя бы ещё 5–10 лет, точно мы никогда не узнаем. Но узнать его грандиозные планы, оценить масштаб рассуждений и увидеть, как он связывает время и пространство, – согласитесь, это ужасно интересно!

"Это было время, когда при наличии хорошо оснащенного флота и по исходу битв, в которых участвовало относительно небольшое количество людей, создавались огромные колониальные империи. Наполеон имел четкий план, как можно отнять у Англии часть её владений, однако его союзнические отношения с Россией закончились со смертью императора Павла I в 1801 году. Но, по мнению Резанова, Россия была достаточно сильной для того, чтобы самостоятельно выйти на мировую сцену и участвовать в дележе земель и колоний. Произойти это должно было не в Старом Свете, а в Новом и первыми колонизации могли подвергнуться западные земли Америки… В 1798 году он создает Российско-Американскую компанию (РАК), главными пайщиками которой стала вдова купца Н.А. Шелихова и И.Л. Голиков. Структура РАК и её устав во многом были построены по примеру британской Ост-Индской компании. РАК имела охранную грамоту от императора, право монополиста на освоение территорий и торговлю; также она могла содержать вооруженные отряды и вершить суд. Все торговые операции компании облагались налогом, что пополняло государственную казну… В 1799 году на юго-востоке Аляски был построен город, чуть позже получивший название Новоархангельск (после продажи Аляски США переименован в Ситку); в 1809 году Новоархангельск стал центром Русской Америки. Вместе с тем на эти земли имели виды и испанцы, ещё в 1535 году создавшие колонию Новая Испания, в состав которой входили и земли обеих Калифорний, Верхней и Нижней, представлявшие для русских большой интерес.
Резанов был твердо убежден в том, что и само северо-западное побережье, а это более двух тысяч километров, и незаселенные территории в глубине континента можно легко отнять у Испании, которая находилась слишком далеко, чтобы защищать свои владения в Америке".

Оуэн Мэтьюз. "Грандиозные авантюры. Николай Резанов"

– Падение колониальных держав позже произошло повсеместно. Российскую империю в итоге ждал бы тот же исход в Северной Америке?

Но разве подействуют на чиновников слова о любви?


– Хороший вопрос, история нам показывает именно такую логику и картинку. Но я считаю, могло бы быть и иначе. Ведь сначала Резанов был одержим идеей формирования русских колоний от Сибири до Калифорнии и думал, что они станут аналогом Австралии, куда Россия будет ссылать каторжан. Однако после посещения Америки его планы сильно изменились: он уже не мыслил в колониях крепостное право, ожидал появления там независимых землевладельцев. Скорее, это новые колонии влияли бы на Россию, поскольку быстро растущая экономика всегда сильнее воздействует на стагнирующую, даже если изначально она зародилась на подконтрольной территории, а не наоборот. Так что и сама Россия в этом случае была бы иной.

К примеру, продажи Аляски в этом случае, скорее всего, не произошло бы. Поскольку в таком формате Россия не относилась бы к полуострову как к убыточному региону, от которого надо избавиться. Реализуйся замысел Резанова, Аляска стала бы одним из важных пунктов на общемировом маршруте торговцев. И продавать её было бы также бессмысленно, как резать курицу, несущую золотые яйца.

– Вас удивило, что "Грандиозные авантюры" имеют успех в США и Британии?

– Очень. Большинство американцев ведь ничего не знают про Форт-Росс и вообще про Русскую Америку. Они весьма смутно помнят, что Аляска когда-то принадлежала России, а про российские владения на северо-западе Америки вообще не в курсе. Тем удивительнее их интерес к Резанову и то, что англоязычные читатели так его полюбили.

Но надеюсь, что в России эти рекорды будут побиты. Ведь здесь Резанова хорошо помнят и любят. Впрочем, любителям романтического образа графа, созданного актёром Николаем Каранченцовым, моя книга, возможно, придётся не по вкусу. Да, в документальной работе граф выглядит не таким романтиком, как в опере "Юнона и Авось", но он и не был им на самом деле. Его современники характеризовали Резанова как не самого порядочного и очень расчётливого человека, многие не верили в искренность его чувств к Кончите, брак с которой был полезен его калифорнийским планам. И Резанов в своих письмах российскому министру Николаю Румянцеву в основном сообщал о выгодах запланированного брака для экономики Российской империи, уверяя, что им движет холодный расчёт, и параллельно испрашивая денег на вторую экспедицию к берегам Калифорнии. Но разве подействуют на чиновников слова о любви? Мне лично понятно его стремление показать им одну выгоду. При этом брату своей покойной жены граф писал, что искренне влюблен в Кончиту и в любом случае вернётся к ней.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG