Ссылки для упрощенного доступа

"Нас бросили". Минобороны не восстановило пострадавшие от взрывов в войсковой части дома


В поселке Каменка

В начале ноября жители военного городка Каменка в Красноярском крае направили обращение министру обороны РФ Сергею Шойгу. Люди говорят, что в их пострадавших от взрывов в соседней войсковой части домах жить невозможно.

Две серии взрывов на складе боеприпасов вблизи Каменки произошли 5-го, а затем 9 августа. Один человек погиб непосредственно во время ЧП, а в середине сентября умерла заведующая военным складом. По данным медиков – из-за полученной при взрывах баротравмы (повреждение органов, вызванное разницей давления между внешней средой и внутренними полостями). Медицинская помощь потребовалась 33 пострадавшим.

Серьезные повреждения получили жилые дома в Каменке – в квартирах вылетали окна и двери, трещали стены. Несколько дач вблизи поселка были полностью разрушены.

Дачи под Каменкой после взрыва. Август 2019 года
Дачи под Каменкой после взрыва. Август 2019 года

– У нас, когда взрываться начало, в подъезде кто плакал, кто орал. И все неслись отсюда, не дожидаясь эвакуации. Когда машины за людьми пришли, у нас все уже в основном в лесу были, – рассказывает жительница Каменки Маргарита Клепикова. – Ну а в домах что… Окна и балконные блоки все повылетали. Коврики, у кого были, все сплошь в осколках – мы их просто выкидывали, что с ними делать-то? Двери в квартирах повышибало.

Но ведь Минобороны нас и разбомбило, а не мы сами себя!

Восстановить пострадавшее жилье должно было Минобороны – и не только потому, что оно стало виновником случившегося, но главное, потому что дома в военном городке принадлежат министерству. Но сейчас, через три с лишним месяца после взрывов и перед приближающимися сибирскими морозами, люди продолжают жить в квартирах, которые фактически непригодны для жизни. Не дождались они и положенных компенсаций от Минобороны.

От войсковой части до жилых домов - рукой подать
От войсковой части до жилых домов - рукой подать

После ЧП войсковую часть в Каменке решено было закрыть, ее расформирование уже началось. Жители поселка опасаются, что с уходом военных они окончательно лишатся возможности отстоять свои права.

Все это и стало поводом для обращения к Шойгу.

– А я еще на всякий случай и телеграмму ему отбила: на зданиях трещины, просим устранить последствия ЧС, – рассказывает жительница Каменки Наталья Солдатенко.

"Как будто нас тут нет"

Весь поселок Каменка – это шесть панельных пятиэтажек. Население – примерно 1200 человек: семьи военных, которые сейчас служат в части, и пенсионеры, отработавшие в структурах Минобороны по 35–40 лет.

Поселок Каменка
Поселок Каменка

В поселке есть малокомплектные садик и школа, амбулатория, административное здание (оно же "штаб") и приземистое сооружение, которое местные почему-то называют "торговым комплексом". В одном его крыле расположена солдатская столовая, в другом – маленький продовольственный магазин.

Школа в Каменке
Школа в Каменке

Но, пожалуй, самое заметное здание в Каменке – общежитие. Его признали аварийным несколько лет назад, но несмотря на это, в нем до последнего времени жили люди. Расселить их решили только после взрывов: ветхое общежитие – ближайшее к взорвавшимся складам строение, и на него пришлась самая мощная ударная волна.

– Не знаю, почему раньше людей не расселяли. В поселке полно пустых квартир. Сейчас общежитие решили то ли законсервировать, то ли вовсе разобрать, а у нас там и почта, и ЖКХ, и телевизионный кабель, и все телефонные сети. Штаб вроде тоже законсервируют. А больше нашу "инфраструктуру" и расположить негде. Боимся, что, когда военные уйдут, мы останемся без связи с внешним миром. Ни врача вызвать, ни детям позвонить, ни письмо отправить, ни за коммуналку заплатить, ни даже просто узнать, что происходит, – говорит жительница Каменки Людмила Яковлева.

В аварийном общежитии до последнего времени жили люди
В аварийном общежитии до последнего времени жили люди

Войсковую часть вблизи Каменки окончательно расформируют к лету, а дома в поселке передадут Ачинскому муниципальному району. Но до этого нужно пережить зиму. А местные жители не уверены, что их дома выстоят в морозы.

Есть трещины в ладонь толщиной. Как дождь с ветром – дом заливает с первого по пятый этаж

– Дома трещинами пошли, – говорит Людмила Яковлева. – Горизонтальные так и не заделали, а ведь некоторые – в ладонь толщиной. И когда дождь с сильным ветром начинается, у нас все квартиры заливает, с первого по пятый этаж.

В квартирах жителей дома №6 на улице Лесной и сейчас, три месяца спустя после ЧП, все перевернуто вверх дном.

Наталья Фадеева показывает: вот лопнувший потолок, в углу постоянно подтекает, из-за этого карниз то и дело обваливается. Кафель на стенах в ванной встал "домиком", стены пошли трещинами, угол над дверью в коридоре бьется током.

– Идите, что еще вам покажу, – говорит она.

Выглядываем в окно – над балконом пятого этажа, по диагонали от квартиры Натальи Фадеевой, навис огромный кусок бетонной плиты. Откололся он во время взрывов, так до сих пор и висит.

– Ветер дунет посильнее – и все, пиши пропало. Когда у нас тут комиссия работала, мы ей эту плиту показывали. Они сказали – разберемся, примем меры. Так и не приняли, – говорит Фадеева. – И на крыше у нас все слои толя, которые накапливались, наверное, 40 лет, разворотило, там сейчас "бассейн" образовался. Никто его не заделывает. Зимой туда снега навалит, а потом все это дело растает. Представляете, что будет?

Кусок бетона угрожающе навис над балконом пятого этажа
Кусок бетона угрожающе навис над балконом пятого этажа

Маргарита и Анатолий Клепиковы живут на пятом этаже. Картина ровно такая же – потеки на потолках, трещины на стенах. А в спальне прямо посреди кровати стоит большой таз – если с крыши в очередной раз польет, уж лучше пусть в него, чем потом одеяла отжимать.

– Полы у нас ледяные – через швы задувает. А слышимость такая, что различаем разговоры соседей со второго этажа, – говорит Анатолий Клепиков. – И стены – посмотрите – у нас после взрывов в разные стороны повело.

В квартире Клепиковых, которые недавно сделали дорогой ремонт
В квартире Клепиковых, которые недавно сделали дорогой ремонт

Зоя Сигарева из соседнего подъезда по-своему приспособилась к ситуации: у нее по квартире расставлены баночки, куда стекает со стен вода.

В квартире Зои Сигаревой
В квартире Зои Сигаревой

На первый взгляд, ремонт после ЧП просто непомерно затянулся. Но на самом деле он закончен: больше в домах Каменки Минобороны ничего делать не будет.

– Строители и инженеры от нас уже давно уехали, – говорит Людмила Яковлева. – Вылетевшие окна и двери заменили – и всё, ремонт сделан.

Зоя Сигарева рассказывает: и окна-то меняли неспешно. И добавляет: все, что происходило в Каменке в последние месяцы, убило ее отца:

– Я папу похоронила в октябре. Он у меня ветеран войны. А тут представьте – с этими взрывами старого человека таскают вверх-вниз, с пятого этажа на первый, а внизу надо еще бежать в неизвестном направлении. А окна у нас потом ставили – всё завтра да послезавтра. Когда в квартире в двух местах стекол не было, я папу всё просила: ты не выходи из своей комнаты, пока не поставят. А он: "Зоя, ну что ты, хоть ненадолго-то надо". Вот, видно, продуло его: двухсторонняя пневмония. Да и тревог этих не пережил.

Зоя Сигарева
Зоя Сигарева

Последний взрыв в Каменке был 14 октября – плановые работы по уничтожению боеприпасов. Но обитателей Каменки о взрыве не предупредили, и "плановые работы" привели людей в ужас.

Никто ничего не знал. Дети орут, их родители как чумные с работы несутся...

– Взрыв довольно сильный был. Котельную только что после ЧП отремонтировали – и в ней от этого "хлопка" стекла повылетали. И еще в одном здании. Никто ничего не знал. Дети из школы выскочили, орут, детсадовцев на улицу вывели, их родители как чумные с работы несутся, – рассказывает Наталья Фадеева. – А начальники части зашли в штаб и выставили автоматчиков, чтобы люди лишних вопросов не задавали. Когда уже большая толпа собралась, им пришлось выйти, потому что уже бог знает что назревало. Командир заявляет нам: "Вы мне не указ, у меня свое правительство. Чего панику-то развели? Ничего страшного не происходит". Так вы бы хоть оповещение сделали, по квартирам прошли, объяснили бы – так, мол, и так. Как будто нас тут и нет.

"Хотите за счет Минобороны обогатиться?"

В Каменке
В Каменке

– Нас, когда данные по ущербу собирали, всё время "пилили": надо было страховать свое имущество – тогда бы и проблем сейчас не было. А я и хотела застраховать, только мне не дали, – рассказывает Маргарита Клепикова. – У меня мебель и техника небогатая, но какая бы ни была – моя. Я вызвала страховщиков, а они мне говорят: раз вы на последнем этаже живете – страховать не будем. Может, вас с крыши затопит, а мы плати.

Жительницы Каменки: Наталья Солдатенко, Наталья Фадеева и Маргарита Клепикова
Жительницы Каменки: Наталья Солдатенко, Наталья Фадеева и Маргарита Клепикова

Квартира у Клепиковых неприватизированная, и, как говорит Анатолий, муж Маргариты, они "всё сделали за Минобороны": поменяли проводку, трубы и батареи, поставили новые хорошие окна и двери, укрепили стены, заменили полы… После взрыва ничего не осталось.

– У меня крепкая дверь стояла – а мне поставили тоненькую, дешевую китайскую. Она, смотрите, уже сейчас еле держится, ходуном ходит, – рассказывает Анатолий. – Мы первыми в доме заказали хороший балкон в Ачинске. А нам теперь заявляют: а мы откуда знаем, может, у вас его и не было. После взрывов у нас из стены провода повылазили. Нам говорят: а это не наша забота, все, что внутри квартиры, – ваше. Я уж сам эти провода вытаскивал, чтобы никого не поубивало.

А что нам оставили? Резинку от трусов?


– Да уже не надо нам дорогого ремонта, лишь бы чисто было и не топило, – добавляет Маргарита.

Похожая ситуация – у всех жителей Каменки.

– Я на эту воинскую часть почти 40 лет отработала, а пенсия у меня – 8500. Так я раз в два года поставлю одно окно, потом поднакоплю – сделаю другое. К старости, так сказать, утеплялась, – говорит Наталья Фадеева. – А мне сейчас заявляют: лишнее компенсировать не будем. Кафель лопнувший – это роскошь, откосы на двери – роскошь, окна нормальные – тоже роскошь, за холодильник разбомбленный – максимум две тысячи. Страховщики посмотрели список того, что у меня из-за взрыва пострадало, и началось: то вычеркиваем, это вычеркиваем. А что оставляете-то? Резинку от трусов? Я вот сейчас на свалке то кусок пластиковой панели заберу, то деревяшку какую – может, удастся дома что-то подлатать.

Наталья Фадеева потихоньку ремонтирует свой дом сама
Наталья Фадеева потихоньку ремонтирует свой дом сама

Не все получат и выплаты за разрушенные и сгоревшие дачи. Нынешние военные пенсионеры получали участки лет сорок назад, и не на все документы оказались оформлены так, чтобы в наши дни можно было рассчитывать на компенсацию. Люди просили в войсковой части помочь если не деньгами, так хоть стройматериалами по мелочи. Им сказали: "Не положено".

– Нам уже тут заявляли: вы, мол, хотите обогатиться за счет Министерства обороны. Но ведь Минобороны нас и разбомбило, а не мы сами себя! А кто и за чей счет обогащается – еще вопрос, – говорит Наталья Фадеева. – Я, например, до конца так и не знаю, сколько денег на мою квартиру потратили, никто мне смету не показывал, видела только урывками. Вот мне ставят окна взамен выбитых. Я знаю, что мое окно стоило 9 тысяч рублей. А это, похуже моего, у них в документах проходит за 17 тысяч. А балконный блок – за 27! А поставили всё так криво и косо, что надо переделывать. Если вы, дорогие Минобороны, рабочих наняли – так вы хоть придите проверьте, чего они наворотили.

Наталья Фадеева не согласна с оценкой ущерба, причиненного ее имуществу
Наталья Фадеева не согласна с оценкой ущерба, причиненного ее имуществу

Люди рассказывают: были и случаи подделки подписей под актами сдачи работ. Жители Каменки отказывались принимать сделанный "на скорую руку" ремонт. Но в итоге все равно потом находили свои фамилии под документами.

– Знаем мы, своими глазами видели, что в качестве гуманитарной помощи в Каменку бизнесмены из разных регионов присылали и дорогие стройматериалы, и бытовую технику, – говорит Фадеева. – Где это все? А нам из всей гуманитарки пытались выдать только одежду. Но одежда-то у нас не пострадала. Мы же не погорельцы. Чем такие "ремонты" проводить, лучше бы нам просто выдали денежные компенсации, и мы бы сами все отремонтировали.

Как Путин с Медведевым прочитают, так всё и получите

Но из краевого резервного фонда выплаты жителям Каменки были (от 20 до 50 тысяч на семью), а федеральных пока так и нет.

Люди рассказывают: заявления у них собрали, но просили дату в них не ставить. Сказали: как Путин с Медведевым прочитают, так всё и получите.

Наталья Солдатенко: "Управляющая компания старается, у нас сейчас красоту наводит в подъездах, но капитальный ремонт - за Минобороны"
Наталья Солдатенко: "Управляющая компания старается, у нас сейчас красоту наводит в подъездах, но капитальный ремонт - за Минобороны"

"Военные уйдут, а мы останемся"

В конце августа была проведена техническая экспертиза домов в Каменке (документы находятся в распоряжении редакции). Эксперты выявили повреждения конструктивных элементов зданий и, например, по дому № 8 по улице Лесной отнесли их к категории сильных, а состояние некоторых конструкций признали неудовлетворительным. В документе рекомендуется "в кратчайшие сроки" организовать доскональное обследование дома и провести его капитальный ремонт: усилить и восстановить несущую способность поврежденных конструкций, внутренних стен и фундамента. Пока этого сделано не было.

В сентябре состояние того же здания повторная экспертиза оценила как "ограниченно работоспособное".

Позже на домах в Каменке появились объявления: здания пригодны для проживания. Речи о расселении нет.

– К нам 8 августа, то есть за день до второго взрыва, приезжал заместитель Шойгу Дмитрий Булгаков. И, кстати, заверял, что больше никакой опасности нет, взрывы не повторятся, – рассказывает Маргарита Клепикова. – А по поводу расселения высказался так: "А может, вам еще и квартиры в Москве выдать?" Да не в Москве, нам и в Сибири хорошо. Только бы не подскакивать по ночам от каждого шороха и треска, да дети бы от кошмаров во сне не кричали. А так-то уже слухи пошли, что нам в Красноярске квартиры выделили, знакомые звонят, поздравляют нас. Только вот не с чем.

Вид из окна квартиры в доме №6 на улице Лесной
Вид из окна квартиры в доме №6 на улице Лесной

Самостоятельно люди выбраться из поселка вряд ли смогут: купить их квартиры в Каменке желающих не найдется, денег на покупку другого жилья военные пенсионеры не скопили, а ипотеку им никто уже не даст.

– Так что военные уходят, а мы остаемся. Самое обидное, что мы оказались попросту брошенными, никому не нужными, – говорит Наталья Фадеева. – Вон к приезду замминистра плакатов понаписали, газоны подстригли, жалко, что еще не покрасили. А как тут на самом деле люди живут – про это молчок. Вот вы спрашиваете, что дальше делать будем. Доживать, сколько бог даст. Что еще остается?

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG