Ссылки для упрощенного доступа

"Будет социальный взрыв!" Сибирские мэры требуют ввести режим ЧС и поддержать малый бизнес


После ввода в регионе в начале апреля режима самоизоляции многие представители малого бизнеса в самых разных городах страны заявили о неизбежном разорении. И только один градоначальник в этой ситуации – мэр небольшого города Саянска – Олег Боровский на свой страх и риск разрешил работу некоторым ИП из списка "подлежащих закрытию", за что получил протест от областной прокуратуры с угрозой административного преследования. Через два дня мэр, однако, еще "немного расширил" перечень бизнес-предприятий, работа которых в его городе была разрешена.

"Продлим до конца мая – люди выйдут на улицы"

Мэр Саянска (моногород на 38,7 тысячи жителей с градообразующим предприятием химпрома "Саянскхимпласт"), член КПРФ Олег Боровский, ранее трижды побеждавший на прямых выборах градоначальника, 3 апреля отказался закрывать в своем городе парикмахерские, кафе, фитнес-центры и прочий мелкий бизнес, заявив, что он "обязан защитить жителей от нищеты и безработицы".

Никому этот бизнес не нужен сегодня – ни государству, ни правительству, ни президенту, ни губернаторам

31 марта власти Иркутской области, как и остальных российских регионов, ввели режим самоизоляции, запретив жителям покидать жильё, "за исключением случаев обращения за неотложной медицинской помощью и случаев иной прямой угрозы жизни и здоровью", и закрыв все предприятия, не относящиеся к числу "обеспечивающих жизнедеятельность населения". 3 апреля, когда стало известно о продлении режима до 30 апреля, Боровский заявил на своей странице в Facebook, что разрешит городским торговым центрам, парикмахерским и другим малым предприятиям, немного сократив график, начать работу для того, чтобы они "не накрылись медным тазом". При этом 4 апреля он призвал жителей Саянска ограничить поездки по области, "чтоб не привезти эту заразу в город", а горожан, прибывших из-за рубежа, – остаться на 14-дневном карантине в обсерваторах Иркутска. После обвинений в том, что он "закрыл город", Боровский заявил в соцсети, что эта мера носит рекомендательный, а не запретительный характер, и с каждым прилетевшим саянцем он договаривался о карантине лично.

Мэр Саянска Олег Боровский
Мэр Саянска Олег Боровский

– Олег Валерьевич, как вы решились не выполнить распоряжения вышестоящих региональных властей и позволить в своем городе местному бизнесу работать? Не страшно было?

Так все городские главы думают, многие, просто боятся за свое кресло, а я не боюсь

– Нет, потому что я вообще не ожидал, что этим так заинтересуются, что дойдет аж до федеральных СМИ. Для меня было дико, что на всю Россию оказался один Боровский, который высказал то, что на сердце, на душе у многих. Мне на эту тему звонили даже из полпредства Сибирского федерального округа, обвиняли в хайпе. Спрашивали, зачем это мне надо: "Зачем тебе такая популярность?". Я сказал: "Это не пиар. Это моя жизненная позиция". Так все городские главы думают, многие просто боятся за свое кресло, а я не боюсь. Люди меня поддерживают, поэтому я должен выражать мнение не только свое, но и людей, города. Посадить меня не посадят, я не вор, я не жулик. Могут что-то состряпать. Пусть попробуют. Я ничему не удивлюсь.

Но для того, чтобы завести дело, надо понять, на каком основании. Я выпустил постановление (постановление администрации Саянска от 3 апреля, регламентирующее работу предприятий торговли непродовольственными товарами, общепита и услуг до 30 апреля. –​ С.Р.) 4 апреля, режим ограничения действовал до 5-го, а все меры (подписал постановление. –​ С.Р.) я ввел 6-го. За тот промежуток ничего нового [в постановлениях администрации Саянска, регламентирующих работу местных предприятий] не было. Любой юрист скажет. Пусть вообще докажут, в каком законе прописана самоизоляция? В Конституции? Нарушаем 37-ю статью, запрещая передвижение, права на работу лишили всех. Это можно было сделать только режимом ЧС.

– Но ведь на практике и за меньшее непослушание сегодня могут наказать.

– Я готов. И многие юристы в Иркутской области мне звонили, сказали: "Олег Валерьевич, если будет суд, мы хотим поучаствовать, бесплатно". Предлагают свои услуги.

Но у нас в Иркутской области действительно был прецедент, когда мэра Ольхонского района Сергея Копылова осудили за то, что он нарушил права беспозвоночных. На весь мир анекдот. Ему дали три с половиной года за то, что он нарушил права кузнечиков и червяков, разрешив построить дорогу и поставить завод по добыче песчано-гравийной смеси на природоохранной территории. Прокуратура посчитала, что кузнечики, червяки важнее, чем человеческая жизнь. И на какие бы протесты жители ни выходили – сидит человек. В нашем государстве можно ожидать всего. Есть известные слова не совсем популярного персонажа из фильма "Бандитский Петербург", товарища Антибиотика, который сказал: "В нашем государстве можно украсть велосипед и потерять здоровье на зоне, а можно воровать вагонами и жить спокойно рядом с Кремлем". Пока это продолжается, говорить о том, что мы правовое государство, очень сложно.

– В итоге региональные власти прислушались к вам и появился расширенный областной список предприятий, которым разрешена работа. Этот список достаточен?

Куда мы людей толкаем, на что?

– Его нужно прорабатывать. Для каждого муниципалитета вводить отдельно. Многие бизнесы продолжают стоять, тот же фитнес. Не знаю, чем он помешал, кому. Индивидуальные хотя бы занятия вести можно, не групповые. Утром у нас битком набитые автобусы по 50 человек едут на работу, а фитнес кому плох? В прошлом году президент сам заявлял, что, мол, спортклубы надо включить в оздоровительную госпрограмму, господдержку ему оказывать. А сейчас мы его закрыли.

Сравните: у меня 12 тысяч человек каждое утро ездят на работу в переполненном общественном транспорте, без всяких масок, и парикмахерская, которая принимает по очереди клиентов, – чем они-то помешали, почему мы убиваем этот бизнес? Шиномонтаж: там же не подъезжает 500 машин сразу, тысячи – подъехала одна машина, переобули, другая. В автосервис человек пришел, сдал машину, ушел домой, сидит, ждет, когда сделают. Автоперевозчики опять не ездят никуда. Кто им это восполнит? Правительство?

Идут жалобы от общепита, который весь закрыт. Сейчас по федеральной трассе "Байкал" едут водители, им пописать негде остановиться. Раньше были кафе, в которые водитель подъезжал, мог покушать, руки помыть. Сейчас все везут с собой непонятно что – в контейнерах, в термосах, а справить нужду негде – все кафе по трассе закрыты. Все полностью, весь общепит по всей федеральной трассе. Куда мы людей толкаем, на что?

– Меры господдержки для тех предпринимателей, которые остались за пределами "разрешенного списка", работают? Беспроцентные кредиты на зарплаты, обещанные правительством? Отсрочка и сокращение выплат соцналога?

– Я вас умоляю, ничего не работает. И работать не будет. Я убежден в том, что ничто работать не будет. У нас настолько все заформализировано. Даже президент уже признал, что никто кредиты выдавать на зарплату не собирается и не будет.

У нас и государству это невыгодно. И банкам.

– Отсрочки по налоговым выплатам и по платежам по бизнес-кредитам вроде действуют.

Даже то, что обещал президент лично, – до 15% социальные налоги снизить – этого до сих пор нет

– Но они загонят в угол малый бизнес. Они сейчас дадут послабление людям, но позже спросят по полной – ведь процентные ставки по налогам не снижены. Даже то, что обещал президент лично, – до 15% социальные налоги снизить – этого до сих пор нет. Предприниматели накопят долги по этим выплатам до нового года, а потом попадут в капкан. Дальше бизнес у них будет еще больше уменьшаться, потому что платежеспособность населения продолжит ухудшаться. Доллар уже давно за 70 рублей. Они соберут долговые кучи, потом будут расхлебывать. Многие обанкротятся. Это не меры – это полумеры, введенные только для того, чтобы себя немножко обелить в глазах предпринимателей.

При этом госпредприятия, пожалуйста, они включили в системообразующие – они будут получать кредиты как ведущие предприятия отрасли. У нас в городе тот же "Саянскхимпласт" ни на день не останавливался. У него сбыт только увеличился за счет того, что есть ограничение ввоза из Китая и Америки, который раньше практически 40% российского рынка занимал. Сейчас их нет, у нас увеличилась отгрузка. Вот их поддерживают. Всех, кроме малого бизнеса. Только на словах говорят ИП, что они нужны, но никому этот бизнес не нужен сегодня – ни государству, ни правительству, ни президенту, ни губернаторам.

– Сейчас доля малого и среднего бизнеса в том же Саянске какова?

– Всего две тысячи с небольшим работников работают сегодня в сфере малого бизнеса. На градообразующем предприятии города работает около трех с половиной тысяч. Короче, доля небольшая. И она уменьшится, поскольку все крупные работают, а малый бизнес стоит. Вчера губернатор озвучил, что якобы, может быть, открыть разрешат торговые центры, торговлю автомобилями, шиномонтаж и сервисы. А почему не открыть-то уже сейчас? Кому мешали автосервисы, шиномонтаж? У нас уже лето скоро, люди ездят на шипах.

– На ваш взгляд, что следует предпринять, чтобы малый бизнес сейчас выжил?

Власть действует избирательно, не думая о последствиях

– Режим ЧС, и все, больше ничего. Режим ЧС, чтобы людям и бизнесу все убытки компенсировали. Не только федеральным структурам, не только "Роснефти", "Газпрому", Дерипаскам и всем прочим, мелким олигархам нашим областным, а всем, кто пострадал. Власть действует избирательно, не думая о последствиях. Народ тоже будет потом избирательно голосовать.

Насколько мог, я малые предприятия открыл, но 6 апреля фитнес-центры мне пришлось закрыть – прокуратура подала на меня протест. Мы сейчас ждем, что будет в суде. Как говорится, встретимся в суде. Когда заседание, и будет ли оно вообще, я понятия не имею. Я даже не видел от прокуратуры документы, узнал в сети об этом.

Суды до 30 апреля не работают. Плюс с нашим законодательством все это затянется. Даже если президент им скажет рассмотреть в трехдневный срок все эти кассации, апелляции, Верховный суд – все равно не один месяц пройдет. Даже если заходят из меня показательного преступника сделать.

– Что, если все-таки захотят? К чему готовитесь?

– Пока ни к чему не готовлюсь, я соглашусь с любым решением суда окончательным, который будет. Но я не понимаю, чего прокуратура хочет от меня: то, что я разрешил, уже через день официально разрешил врио губернатора области. А то, что я высказываюсь против закрытия бизнеса или введенных мер, – это мое личное мнение как гражданина Российской Федерации, как мэра, которого выбрал народ.

83% проголосовали за меня. Если государству на это плевать, значит то, что изложено в законе 131 о местном самоуправлении (федеральный закон №131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации". – С.Р.), что мы независимы от государства – все это сказки.

С кем хочет государство прийти на голосование по Конституции и с кем оно хочет прийти на выборы губернаторов? Мне непонятно. Идя против народа сейчас, что они ожидают? Что народ примет новую Конституцию ради того, чтобы обнулить срок президента? Так проще было выйти с этой идеей отдельно на референдум, я уверен, что народ бы поддержал, потому что не на кого менять. Во всяком случае не на Навального и всех остальных. Я бы первый пошел голосовать не за изменения, а за то, что не надо менять президента. Пусть он, как Туркменбаши, останется навечно, золотым памятником потом закончат его правление. К этому все идет.

– А на следующие выборы вы пойдете как кандидат в мэры Саянска? Или, может, думаете о выборах повыше – губернаторских?

Дальше будет реальный социальный взрыв, люди выйдут на улицы

– Выше я точно никуда не пойду. Я выборы выиграл в сентябре этого года, мне 60. Дай бог мне этот срок доработать. Больше я никуда не собираюсь, тем более – выше. В Саянске у меня есть поддержка, поддерживает народ, а выше – в губернаторы? Куда выше еще? В президенты я точно не собираюсь, как и в губернаторы. У нас был губернатор не из партии власти, который прошел, – Левченко. И что? Ну, выберет меня народ, я приеду к Путину, он скажет: "Молодец, ты победил. Удачи. До свидания". Политес исполнен, поддержки никакой. Для чего это надо? Есть у нас те, которых назначили, пусть дальше будут. Придет осень, выберут, будем работать с теми, кого выберут. Мы муниципальная власть, мы обязаны сотрудничать с теми, кого выбрал народ. Пока, правда, неудачно это в Иркутской области получается.

Я пережил два кризиса – 1998 и 2008 года, они были куда более жесткие, но нам не запрещали работать. Все работали, как могли зарабатывали на кусок хлеба. А тут людей лишили куска хлеба. Сейчас продлим это до конца мая, а дальше будет реальный социальный взрыв, люди выйдут на улицы.

– Многие выйдут на улицы, вы думаете, кризис коснулся уже очень многих?

– Всех. В малых городах это коснется всех. А в Москве, возможно, на Болотной несколько тысяч соберется. Но в малых городах, таких как Саянск, это коснется всех жителей, все выйдут.

Народ сможет ждать только до конца праздников майских. Четыре дня выходных, четыре дня рабочих, опять выходные. Если продлят дальше – это будет все. Во-первых, бизнес не вернем на свои рельсы, он умрет. Люди этого не выдержат. Это издевательство. Толпами люди едут на работу, а человека, который вышел прогуляться на улицу, – штрафуют. Это что за зверство такое? Экономика уже летит в пропасть, малый бизнес. Социальный взрыв в такой ситуации может произойти в любой момент, – говорит Боровский.

Слова саянского мэра косвенно подтверждают цифры Федеральной налоговой службы за март 2020 года. Согласно статданным, индивидуальные предприниматели в прошлом месяце закрывали бизнес в России на 77% чаще, чем в том же месяце годом ранее. За март нынешнего года в стране исчезли около 2% всех ИП.

– А что можете сказать по поводу закрытого режима для Саянска? Вы по-прежнему жителей, прибывших из других стран и регионов, уговариваете соблюдать карантин вне города?

– Да. У нас это получается, со всеми договариваемся. Потому что везти в город заразу не стоит. У нас под карантин попали всего пять жителей. В обсерваторе на сегодня два жителя Саянска остаются: один в воскресенье приезжает, мы отправляем за ним машину; он прошел все анализы, у него срок заканчивается. Еще одна девушка пока в обсерваторе живет. А ранее трое человек уже вернулись. Никто против не выступал. Я считаю преступным, что мы принимаем самолет из Москвы или из Таиланда, москвичей сажаем в обсерватор, а местных жителей отправляем по домам, где их родные, близкие, и они сами потом разносят заразу. Поэтому она и разносится с катастрофической силой – в Иркутской области расширяется география. Люди, которые прилетели, они и разнесли.

– То есть вы за обязательный обсерватор для всех прилетевших?

– Да, прилетели – две недели отсидели – анализы сдали. Все хорошо – езжайте домой. У нас хватает тех, кто приезжает на поезде, на машинах.

"Дольше месяца бизнес уже не выдержит"

Публично против введенного в области режима самоизоляции и закрытия предприятий высказался только один мэр, однако на внутренних совещаниях об угрозах для мелкого бизнеса заявили главы многих городов Приангарья. Так, на оперативном совещании с врио губернатора Игорем Кобзевым, где обсуждалось расширение федерального перечня работающих торговых точек, мэр Ангарска (225,5 тысяч жителей на 2019 г.) Сергей Петров заявил, что категорически против сужения областного списка "разрешенных" отраслей до федерального, поскольку в результате малый бизнес "схлопнется", что спровоцирует "взрыв". Петров заявил, что нельзя всей России "давать одну таблетку". Впрочем, и расширенный список Иркутской области он также считает недостаточным.

Мэр Ангарска Сергей Петров
Мэр Ангарска Сергей Петров

– Вполне, на мой взгляд, допустимо включение в областной список еще и некоторых предприятий бытового обслуживания. Мастерские по ремонту обуви и прочие могут работать в режиме окна, без присутствия клиентов в торговом зале. Конечно, есть специфика территорий.

– Специфика городов, отдаленных от областного центра, где мало или нет зарегистрированных случаев заражения COVID-19?

– Вопрос не в количестве зараженных: сегодня здесь нет больных, завтра – будут. Вопрос в формате функционирования этих предприятий из списка. Вводятся ограничения, допустим, для торговли алкоголем в многоквартирных жилых домах, но есть города, села, где таких магазинов в домах по определению нет, значит, эта мера просто не действует. Детализация запрета для каждого района должна индивидуально рассматриваться.

– В Ангарске текущий режим какой процент малого и среднего бизнеса остановил?

– У нас есть данные, что порядка 70% предприятий города функционирует. Но это весь бизнес, и крупный, и средний, и малый.

– Если этот режим продлят до 30 апреля, как это скажется на этой неработающей трети?

– До 30 апреля – особо не скажется, мы уже сейчас практически в районе 30 апреля. Не думаю, что оставшиеся до майских праздников несколько рабочих дней что-то изменят. А вот дальше уже будут осложнения. Если не будет предпринято мер господдержки, будет сложно.

– То есть нынешние меры поддержки, предложенные государством, не работают?

Дольше месяца в этом режиме будет уже критично

– Реальные меры поддержки нужно вводить не столько для того бизнеса, который сегодня функционирует, а для самих сотрудников этих предприятий. Месяц еще каким-то образом предприятия обеспечат их, поскольку имеют какой-то ресурс. И люди готовы как-то ужаться, потерпеть, но если речь о более длинном сроке – необходимо вводить выплаты государства сотрудникам неработающих предприятий, предприятиям открывать какие-то льготные кредиты. Устанавливать возможность получения отсрочек по налоговым отчислениям, обязательным платежам. Дольше месяца в этом режиме будет уже критично.

И понадобятся реальные деньги в экономику, реальные деньги для поддержки. Каникулами, отсрочками налоговыми уже не обойтись, нужно вливание денег. Или это будет в виде инвестиционных кредитов под 0%, как об этом говорили, для предприятий, но лучше непосредственно выплаты сотрудникам этих предприятий, прямые выплаты денежные, компенсации за вынужденный прогул, что-то такого порядка. Сам бизнес это уже не потянет. Месяц он еще может поддерживать своих сотрудников, у кого есть такая возможность, хватает социальной ответственности. Но не более, потом будем иметь тяжелые последствия.

– К вам обращаются сами предприниматели? Из каких отраслей, с какими вопросами?

– Напрямую в соцсетях задают единственный вопрос: "Как долго это продлится?" Все-таки надеются, что эти меры носят временный характер. Надеются, что ситуация поменяется.

При этом Петров отмечает, что даже расширение списка разрешенных для работы в режиме самоизоляции отраслей не затормозило снижение оборотов местного бизнеса, поскольку клиенты реже заходят и во вновь открытые салоны и магазины.

– Конечно, снижение есть. И значительное. В те же парикмахерские и салоны красоты клиентский поток в разы меньше. С начала этой недели они открылись, но клиенты так и не вернулись. Прежнего потока и в помине нет. Ведь в зале разрешено находиться только одному клиенту.

– Думали о закрытии города, как сделал ваш коллега из Саянска?

– Это полный абсурд, для Ангарска это в районе бреда. Это уже тогда надо садиться на жесткий карантин, прекращать всю работу. У нас только трудовая миграция между Иркутском – 20 тысяч человек в день. И усольчан в Ангарске очень много работает: мы их что, тоже выгоним? И в нефтехимической компании, и в производствах, где требуется вести непрерывные технологические процессы. У нас же город промышленный, промышленность, которая работает в круглосуточном режиме. То есть это в рамках бреда. Тогда уже нужно просто все останавливать полностью, как это делают с введением карантина. Причем не только в Ангарске отдельно взятом. Потому что трудовая миграция – с ней мы что сделаем? Мы же ее не удержим.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG