Ссылки для упрощенного доступа

"У нас тут маленькая Италия". Таежное село закрыли на карантин из-за коронавируса


На въезде и выезде из села Богородского в Хабаровском крае стоят круглосуточные блокпосты, пропускающие только транзитный транспорт в сопровождении машин ГИБДД и только после прохождения санитарной обработки. С 12 апреля райцентр Ульчского района закрыт на карантин: из трех тысяч жителей Covid-19 здесь заражены уже 117 человек – пятая часть от всех заболевших по Хабаровскому краю.

Блокпост на въезде в Богородское
Блокпост на въезде в Богородское

В Ульчском районе проживает 3600 человек из числа коренных малочисленных народов Крайнего Севера, из них 2700 – ульчи (это более 90 процентов от их общего числа по России), 200 нивхи, 200 негидальцы, и по десятку эвенов, эвенков, удэгейцев, нанайцев. Население райцентра Ульчского района села Богородское составляет около 3 тысяч человек, из них четверть – КМНС.

Вирус из Барселоны

Паника в Богородском началась после того, как диагноз Covid-19 поставили медсестре процедурного кабинета районной больницы. У пожилой женщины резко поднялась температура, стало трудно дышать – рентген показал двустороннюю пневмонию, тест – заражение коронавирусом.

Все две недели инкубационного периода 67-летняя медсестра работала в больнице без всякой защиты – никаких признаков заболевания у нее не было.

– Никто не ожидал, что эта зараза может оказаться в нашей глубинке – наш народ по Италиям не ездит, – рассказывает Марина Одзял, руководитель районной организации КМНС. – Но уже после выяснилось, что внук заболевшей медсестры учился музыке в Барселоне и, когда начались все эти события, вернулся домой. Сам он был только переносчиком, но заразил отца и бабушку.

Отец мальчика переболел бессимптомно, а бабушка стала первой погибшей в Богородском от короновируса.

– Она была эвенкийка, точнее, метиска, а у нас считается, что если у тебя примесь славянской крови, то иммунитет лучше. Но тут уже был возраст, хронические заболевания, в результате организм не справился, – объясняет Марина Одзял.

Страшно было, конечно, но заменить-то нас некому

После случившегося весь медперсонал больницы сдал пробы, и у примерно 80 процентов подтвердился Covid-19d. Те, у кого при этом симптомов не было, продолжили работать.

– А что оставалось делать? Страшно было, конечно, но заменить-то нас некому, – рассказал Алексей Малахов, врач-рентгенолог, как и многие коллеги, получивший положительный результат на вирус. – Ходили в защитных костюмах, но работали.

На поддержку из края, рассказывают, особо не рассчитывали.

– Я, когда все началось, даже разговаривала об этом с нашим главврачом, Эллой Андреевной Ходжер, – рассказала Марина Одзял. – Мол, стоит ли ждать помощи из края? Она ответила, что вряд ли, потому что команда была такая – выкручивайтесь сами.

Однако, когда выяснилось, сколько в Богородском зараженных, из Хабаровска прибыла группа медиков.

Федор Иващук на рабочем месте
Федор Иващук на рабочем месте

– Да, 16 врачей работали у нас две недели, брали тесты – на сегодня их сделано уже около тысячи, – рассказал глава района Федор Иващук.

Сам районный глава просидел на карантине две недели из-за контактов с зараженным сотрудником и сейчас появляется на работе только в белом защитном костюме.

– У нас тут действительно "маленькая Италия", живется сейчас нелегко, – говорит глава района. – Но внимание к нам теперь повышенное, вертолеты через день, да и люди уже все поняли: ходят в масках и перчатках, у вас в городе, смотрю, до этого еще не дошло. Но стараемся жить, все важные учреждения работают – почта, Сбербанк, МФЦ. Магазины так – два часа работают, час на санобработку, запускают по 1–2 человека в зависимости от площади помещения.

После того как краевыми медиками были сделаны тесты, часть местных врачей начала работать из дома.

– Да, сейчас я на больничном, но работать продолжаю, мои лаборанты делают снимки, присылают мне по WhatsApp, я уже даю описание, – рассказал Алексей Малахов. – На улицу не выхожу, друзья привозят продукты, оставляют на лестничной площадке. Как себя чувствую? Вкус и обоняние притупились, но в целом – нормально.

Житель села Богородское
Житель села Богородское

Медики краевой больницы, почти 70 процентов которых, кстати, из коренных народов, в основном средний персонал, – это лишь верхушка айсберга, считает Марина Одзял. – Дело в том, что в нашей поликлинике обслуживались также жители нескольких соседних сел – это Нижняя Гавань, что в 12 км от райцентра, в трех км от нас на левом берегу находится село Ухта, в 12 км села Солонцы и Кольчём, село Булава – это наш самый большой национальный центр. И там никто не организовал сбор мазков, а ведь их жители ведь тоже могли заразиться через погибшую медсестру или тех, с кем она контактировала!

23 апреля она отправила два письма с просьбой о помощи – в краевой Минздрав, который попросила прислать врачей на смену местным, а в российскую ассоциацию КМНС – чтобы поднять тревогу об угрозе коренным народам. Через несколько дней в Богородское приехали 8 медиков, а на имя губернатора Фургала пришло обращение по поводу КМНС.

– Понятно, что зараза не выбирает по национальности. Но моя общественная забота связана именно с коренными народами, поэтому меня так сильно беспокоят эти села – места компактного проживания КМНС. Возможно, краевые врачи смогут организовать выездные бригады, правда, на левобережье уже не попасть из-за ледохода, но Нижнюю Гавань и Булаву можно было бы обследовать, – считает Марина Одзял.

Волонтеры доставляют гуманитарную помощь местных жителей
Волонтеры доставляют гуманитарную помощь местных жителей

А ее однофамилица и коллега из региональной ассоциации КМНС Любовь Одзял уверена, что помогать нужно не обращениями.

– Мы и так на прямой связи с краевым правительством, и все наши сигналы отрабатываются – и по части врачей, и по жалобам пенсионеров, что им недостаточно понятно что-то объясняли, или вот по проблемам с обеспечением или нарушением режима. Хочешь помочь – езжай поработай санитаром в больнице, – советует она. – А съездить в соседние с Богородском села, я считаю, не такая уж проблема, дорога там, кстати, нормальная.

Глава района не столь обеспокоен ситуацией в не охваченных вниманием врачей селах, чьи жители обслуживались в поликлинике Богородского.

– Тревожных вестей во всяком случае оттуда не поступает пока, – поясняет Федор Иващук.

И признается, что его сейчас больше волнует другая проблема.

Наши дети будут голодать!

При этом и глава района, и Марина Одзял больше всего жалоб от населения получают сегодня по поводу... корюшки.

У меня три общины, которым определили квоты, но разрешения не выдали, поскольку сотрудники Рыбинспекции на самоизоляции

– Да, сейчас идет корюшка, а у нас в такое время все население на реке, и коренные, и русские, мы же с этого кормимся, – рассказывает Марина. – А тут – запрет! Конечно, люди обеспокоены. Как же так?! Наши дети будут голодать! Но частники еще ладно, у меня вот три общины, которым определили квоты, но разрешения не выдали, поскольку сотрудники Рыбинспекции на самоизоляции. А если рыбаки квоты не освоят, у них потом будут проблемы с их получением.

Но пока Марина Одзял думает, стоит ли идти на переговоры с Росрыболовством, Федор Иващук непреклонен.

– Ну вы что! Уже и губернатор обращался, и я говорил им: давайте потерпим. Да, корюшка идет всего две недели, но вы представляете, что будет, если люди пойдут на реку? Там они встретят кого-то из соседних сел, переговорят пять минут, и мы можем получить новую вспышку! – объясняет он свою позицию.

Но охота и рыболовство не зря относятся к традиционному укладу жизни коренных народов – начала их сезона здесь ждут как праздника.

–​ А с 9 мая начинается еще и сезон охоты! Да, все соседние села будут рыбачить и охотиться, а мы своих мужчин в лес не пустим, – категорично заявляет районный глава.

Если ситуация стабилизируется, карантин в Богородском можно будет снимать уже к концу мая, надеется Иващук.

– Думаю, мы уже вышли на плато, на нем нужно продержаться недели две, а потом еще две недели после последнего отрицательного теста, – поясняет он свой прогноз.

Через сайт районной администрации людей призывают оставаться дома
Через сайт районной администрации людей призывают оставаться дома

Марина Одзял настроена менее оптимистично, но также считает, что только строгий карантин может спасти население Богородского. Сама она, вернувшись с улицы, не переступает порог своей квартиры, пока не вымоет в физрастворе обувь и респиратор.

– Перчатки сразу утилизирую, все вещи в стирку, полощу горло, закапываю глаза – это стало обыденным ритуалом. Приходится ходить на службу в собрание депутатов, договариваемся с коллегами, чтобы не встречаться, работаем по очереди. Думаю, мы так еще весь июнь просидим, – дает свой прогноз она.

А ее коллега из Хабаровска Любовь Одзял признается, что хоть Богородску и тяжело, но сердце за них уже не так болит – все-таки ими занимаются.

– Для меня сейчас главный вопрос: понесут ли ответственность те, кто допустил всю эту ситуацию – Роспотребнадзор и районная больница, те кто не организовал необходимые обследования, не отследил контакты людей? Думаю, случившееся в Богородском должно стать уроком – как для населения, так и для чиновников.

Александр Витько, министр здравоохранения Хабаровского края, в телефонном разговоре с корреспондентом Сибирь.Реалии отказался комментировать ситуацию "до получения официального запроса". В соответствии с пожеланиями чиновника, редакция направила такой запрос. Ответ пока не получен.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG