Ссылки для упрощенного доступа

"Меня переехали асфальтовым катком". Как не сойти с ума во время войны


Подготовка мобилизованных военнослужащих

Объявленная президентом Владимиром Путиным мобилизация вызвала страх и тревогу примерно у половины россиян, следует из результатов сентябрьского опроса "Левада-центра". За время войны траты россиян на антидепрессанты выросли на 70%, а жители крупных городов жалуются на их дефицит. Сибирь.Реалии – о том, как восемь месяцев войны в Украине повлияли на психологическое состояние россиян.

"У нас война, почитай новости"

28-летняя Алёна живет в Санкт-Петербурге и работает редактором в сфере маркетинга. В середине февраля 2022 года она поехала в Сибирь, чтобы навестить папу, которого не видела год: врачи диагностировали у него заболевание опорно-двигательного аппарата.

– Для меня было тяжелым ударом, что из моего близкого человека уходят силы и жизнь, а я ничего с этим сделать не могу. Параллельно с этим я сходила к гинекологу и узнала, что у меня эндометриоз – не сильно страшно, но все-таки неизлечимо. И я думаю: зараза, еще и на это не могу повлиять. Потом приходит Владимир Владимирович и признает [21 февраля суверенный статус сепаратистских] "республики", и я тоже ничего не могу изменить, – вспоминает свои мысли Алёна.

Утром 24 февраля она села на рейс до дома – вторжение в Украину еще не началось. Когда самолёт приземлился, Алёна услышала, как одна из пассажирок говорила кому-то по телефону, что "сейчас цены очень сильно повысятся".

– Захожу во все чаты, а там какой-то непонятный ор. Спрашиваю: а что случилось? "У нас война, почитай новости". Естественно, это еще одно событие, на которое я не могу повлиять, – рассказывает Алёна.

В день начала войны у нее был запланирован сеанс у психолога: к тому времени Алёна уже год ходила на терапию. "Я прихожу, и у меня начинается истерика, потому что я ничтожество, в мире происходит какой-то треш, "мы всем умрем" и так далее", – вспоминает она своё состояние.

На следующий день Алёна решила пойти на приём уже к психиатру: она почувствовала, что ее психологическое состояние сильно изменилось. Врач поставил ей диагноз "генерализованное тревожное расстройство" и назначил курс антидепрессантов и нейролептиков.

– Еще в Сибири меня повело в сторону сильной тревоги: я два часа пыталась уснуть, просыпалась заранее в ужасе, не могла расслабиться, было состояние "натянутой пружины". Я не помню, как прошел март. Я помню приступы тревоги, когда ты ничего не можешь сделать, постоянно зачем-то читаешь новости. Эти состояния можно было купировать с помощью нейролептиков, но это утомляет организм, и ты в итоге просто ничего можешь, спишь весь день, – говорит Алёна.

По ее словам, только через полтора месяца лечения она стала выходить на улицу и чувствовать удовольствие от прогулок. Летом у нее начались отношения с молодым человеком, которые, по словам Алёны, очень сильно помогли ей. В сентябре она уехала в отпуск в Казань, чтобы встретиться с мамой, но в это время Владимир Путин объявил о начале мобилизации.

– Мама верит в "нашего руководителя". Она сказала: "Нужны люди с боевым опытом, твой даже на военной кафедре не доучился, все будет нормально, не переживай". Я ей поверила, но потом села читать новости и подумала: надо бы взять билетик и подумать, как своего жениха отправить за границу. До этого года я всегда говорила, что из России никуда не уеду. Я люблю ее культурный уклад, людей, которые тут, близких, русский язык, я с ним работаю несколько лет. И вот один день, одно заявление президента – и я такая: все, мы переезжаем.

Подготовка мобилизованных военнослужащих
Подготовка мобилизованных военнослужащих

В итоге молодой человек уехал за границу. Из-за эмоциональных переживаний у Алены возобновилось кожное заболевание. Сейчас она тоже готовится к переезду, но сборы, по ее словам, даются ей трудно.

– У меня была истерика, когда я смотрела на шторы, которые мы долго не могли купить. Думаю: **** [черт], мы их только повесили – и начинаю рыдать. В этих шторах, украшениях в квартире – моя жизнь, потому что я работала из дома, у нас появилось свое гнездышко. И это у меня забирают. Я недавно ложилась спать и поперхнулась, долго кашляла, и первая мысль, которая промелькнула: как тупо будет сейчас умереть, я же уже сложила вещи. Ты превращаешься в какой-то функционирующий организм, который решает задачи, старается как-то держаться, а потом начинает плакать, когда слышит песню Noize MC "Столетняя война". Переезжаю я, а ощущение, что переехали меня асфальтовым катком, – говорит Алёна.

"Многих пугает полная неизвестность"

Весной 2021 года, за год до вторжения в Украину, страх мировой войны, согласно опросам "Левада-центра", испытывали 62% респондентов – это рекордное значение за четверть века. "Когда рупоры власти говорят, что мы не сегодня-завтра вступаем в войну, это страшно! Это пробирает от страха, напрягает… На фоне этого все меркнет", – цитировал слова опрошенных директор "Левада-центра", социолог Денис Волков.

Примерно за месяц до начала войны в Украине, по мнению Волкова, общество уже было "внутренне готово" к вооруженному конфликту, но все равно боялось его. Тем не менее, когда вторжение началось, главной эмоцией россиян оказались вовсе не страх, тревога и ужас, а "гордость за Россию", следует из данных мартовского опроса.

Настроения кардинально изменились в конце сентября, после объявления мобилизации: указ Путина вызвал страх и тревогу примерно у половины россиян, а "гордость за Россию" – лишь у четверти. Обеспокоенность военными действиями в Украине достигла пиковых значений, говорится в отчете "Левада-центра".

Еще одним индикатором изменения психологического состояния общества стали траты на антидепрессанты – с января по сентябрь они выросли на 70%. В конце октября жители Новосибирска пожаловались на дефицит антидепрессанта "Золофт" в городских аптеках (производитель препарата объяснил это "техническими проблемами на производстве"). На фоне новостей выросли даже продажи йодида калия, который принимают для защиты от радиации.

Возросшую из-за войны нагрузку ощутили на себе психологи. В первую неделю марта с жалобами на повышенную тревожность к специалистам обратились 68% клиентов сервиса "Ясно". Основными поводами обращений с начала марта стали зашкаливающая тревога, страх и паника, говорит клинический психолог и сооснователь сервиса YouTalk Анна Крымская:

– Многих пугает полная неизвестность, больно ранит гибель людей, агрессивная настроенность людей друг к другу. В темах запросов также возникает безысходность, чувство одиночества из-за невозможности разделить свои взгляды и чувства с родителями и близкими.

Мобилизованные во время боевой подготовки
Мобилизованные во время боевой подготовки

Известно о нескольких случаях, когда страх перед войной приводил к самоубийствам. В августе 37-летняя Оксана из Москвы покончила с собой. В своей предсмертной записке женщина написала, что "не хочет умирать в ядерной войне", писала Baza. До суицида погибшая страдала от депрессии.

После объявления мобилизации из-за нежелания идти на войну покончил с собой 27-летний краснодарский рэпер Walkie (Иван Петунин). В своем видеообращении музыкант сказал, что "не хочет брать на свою душу грех убийства и не готов убивать за какие бы то ни было идеалы".

В Великом Новгороде Егор Назаров, бывший заместитель руководителя областного общества "Динамо", покончил жизнь самоубийством в ночь на 27 сентября. По словам друзей погибшего, Егору пришла мобилизационная повестка, и это могло подтолкнуть его к суициду.

В тот же день, 27 сентября, в Москве мужчина выбросился из окна квартиры на проспекте Мира. Его родственники говорили, что на фоне мобилизации мужчина впал в депрессивное состояние, что и могло стать причиной суицида. Причем повестка ему не приходила.

23 сентября, в самом начале мобилизации, пытался совершить суицид молодой москвич – это произошло после того, как ему пришла повестка в военкомат. "25-летнему Никите П. вчера пришла повестка по месту жительства в Алтуфьево. Парень сильно перенервничал", – сообщает телеграм-канал "Осторожно, Москва". Свидетелем попытки суицида стала его мать, она вызвала скорую помощь, молодого человека спасли.

СМИ также сообщали о случаях суицида среди мобилизованных на сборных пунктах.

Утром 1 октября в столовой учебного танкового центра в Елани (Свердловская область) нашли тело 46-летнего Владимира Потанина. На шее погибшего нашли два пореза, а рядом с ним лежало лезвие. Также, предположительно 2 октября, мобилизованный 28-летний петербуржец совершил суицид на полигоне для стрельбищ в военной части в Каменке, Ленинградская область.

"Кошка и антидепрессанты – то, на чем я держусь"

Психолог-психотерапевт Андрей Алтухов рассказывает, что до 24 февраля 2022 года только один его клиент жаловался на страх войны. После вторжения в Украину подобных жалоб стало в десятки раз больше.

– Все стали беспокоиться по поводу войны, она затронула всех. Все темы, которые мы обсуждаем с клиентами, так или иначе касаются войны или тем, связанных с ней: эмиграция, потеря работы, неопределенность, стыд. Среди жалоб – тревога, панические состояния. Из-за постоянных мыслей о войне люди частично теряют трудоспособность, это сказывается на возможности получать удовольствие от жизни. Некоторые как зашли в это состояние в феврале, так и не вышли – такой дамоклов меч, который висит над тобой. Ты идешь на озеро купаться, а в голове: "Кстати, а как идет война в Украине?"

Подготовка мобилизованных военнослужащих
Подготовка мобилизованных военнослужащих

Сам Андрей вскоре после начала войны покинул страну, но в сентябре, еще до объявления мобилизации, вернулся. За этот период он, по его словам, пережил несколько "дестабилизирующих эпизодов".

– Сейчас у меня, как и у всех людей, немного повышается тревога, когда я читаю какую-нибудь хрень о частичном военном положении. Меня держат на плаву мои представления о том, как ситуация будет развиваться дальше и как устроено российское государство. У меня есть свои "спасательные круги", я не проваливаюсь в тревогу, – говорит психолог.

С началом мобилизации, по наблюдениям Алтухова, жалобы людей на тревогу, панику и бессилие повторились, но степень интенсивности реакции серьезно возросла: "Если в феврале она была на 3–4 балла из десяти, то в сентябре – на 7–8".

Военнослужащий, призванный в рамках частичной мобилизации, во время подготовки
Военнослужащий, призванный в рамках частичной мобилизации, во время подготовки

Страх войны, а конкретнее, страх смерти относится к категории экзистенциальных, поясняют психологи.

– Для таких страхов, используется специальная терапия, построенная на стратегии принятия. Со смертью ничего не сделаешь – ее нужно просто принять, всё закончится рано или поздно, мы все умрем. Это в том числе относится и к страху конца света, ядерной войны. Важно также, чтобы человек понимал, что его тревога вызвана тем, что он потерял контроль. Очень часто тревога возникает, когда человек понимает, что теряет контроль над своей жизнью и происходящим. Я не могу контролировать, жахнет ли Путин "ядеркой", не могу контролировать, поймают ли меня на улице, увезут в военкомат и отправят стрелять по украинцам, где я погибну ни за что, – говорит Алтухов.

С ним согласна психоаналитик Анастасия Рубцова. По ее мнению, сохранение хоть каких-то "участков контроля" успокаивает людей.

– Я могу решить, во сколько я буду чистить зубы, поливать цветок и чем буду кормить питомца. Это известный рецепт: если ты хочешь успокоиться сам, позаботься о том, кому хуже, кто меньше, беспомощнее. Потому что это позволяет нам почувствовать себя более взрослыми, сильными, компетентными, – говорит специалист.

В середине августа у редактора Алёны из Санкт-Петербурга появилась кошка, которая принадлежала ее жениху. После его отъезда за границу она ухаживает за животным и говорит, что должна оставаться "сильной ради своего кошачьего ребенка".

– Пять минут гладить кошку – лучшее, чтобы не отъехать кукухой. Я как-то шутила, что кошка и антидепрессанты – это то, на чем я держусь. Она так мурлычет, так к тебе бежит, позволяет тебе то, чего не позволяет другим. И ты: "Боже, она так меня любит, мне доверяет". Я не имею права расклеиваться, я должна ее поддерживать, – рассказывает Алена.

Стресс, по словам специалистов, могут приносить новостные ленты и соцсети.

Военнослужащие во время мероприятий по случаю окончания курса подготовки мобилизованных
Военнослужащие во время мероприятий по случаю окончания курса подготовки мобилизованных

– Когда мы лихорадочно листаем ленты и не можем остановиться, это означает, что мы уже в таком градусе тревоги, что голова здесь совершенно отключается, – добавляет психоаналитик Анастасия Рубцова.

В качестве меры профилактики она предлагает создать себе внешние регуляторы, чтобы ограничить потребление новостей: отказаться от просмотра ленты после шести вечера или попросить кого-то из близких отбирать телефон, если чтение новостей занимает долгое время.

Как война убивает секс и создает чувство вины

Когда человек опасается за свою жизнь и благополучие, интерес к сексу пропадает самым первым, потому что не является первостепенной потребность, как сон и еда, говорит сексолог из Новосибирска Полина Герасимова.

– Есть случаи, когда в условиях стресса у людей обостряется либидо, это не такой большой процент, но он существует. У остальных же при увеличении тревоги либидо снижается. Там, где тревога, возбуждению и сексуальному удовольствию места нет, – говорит психолог.

Кроме невозможности справиться с тревогой и паникой, многие не знают, что делать с чувствами вины и ответственности за то, что Россия развязала войну.

– Чувство вины возникает как защитная реакция на ощущение беспомощности и невозможности повлиять на ситуацию, – говорит психоаналитик Анастасия Рубцова. – Мы не можем прекратить войну, повлиять на нее, переделать Россию. Беспомощность – чувство невероятно мучительное. Психика защищается от него виной, потому что вина – чувство тоже мучительное, но подразумевает, что контроль над ситуацией мы имели, просто в чем-то провинились. Психика выбирает из двух зол наименьшее: она внутри себя сравнила две ловушки и выбрала ту, из которой, как ей кажется, побыстрее выберется.

Подготовка мобилизованных военнослужащих
Подготовка мобилизованных военнослужащих

Когда Алёна приехала в Казахстан к жениху, у нее было чувство, что если кто-то из местных спросит: "Вы русская?", она ответит: "Извините, пожалуйста, я не специально".

– У меня были мысли, что мне стыдно, потому что наверняка было много въезжающих, которые бегут от мобилизации, но при этом могут поддерживать войну и быть нетолерантными к местным, говорить имперские вещи. Плюс местным сейчас непросто в плане жилья, потому что русские приехали со своими деньгам, снимают всё, и цены меняются. И мне стыдно, что я одна из тех, кто создает для них такие неудобства, – описывает свои ощущения Алёна. – Ты как будто бы пришел в гости, когда тебя не звали, и ты, вроде, со всеми нормально общаешься, но как будто чье-то место занял.

Отправка мобилизованных граждан к местам проведения боевого слаживания
Отправка мобилизованных граждан к местам проведения боевого слаживания

Психоаналитик Анастасия Рубцова признается, что у нее тоже были периоды, "когда захлестывала вина". В такие моменты она искала способы помочь беженцам с Украины, занималась волонтёрством, а также писала тексты для помощи эмигрантам с адаптацией в новых странах.

"Полежал и дальше готов что-то делать"

Сибирь.Реалии собрали рекомендации наших собеседников, которые могут помочь в преодолении тревоги и сильного стресса. Специалисты утверждают, что, какими бы тривиальными они казались на первый взгляд, их эффективность проверена опытом.

  • Цифровая гигиена. Ограничьте время для чтения новостей и не читайте их перед сном.
  • Ищите лишние поводы для радости. Не стыдитесь радоваться даже в такое время, когда идет война.
  • Регулярные прогулки на свежем воздухе. Выезжайте на природу, проводите время с семьей и близкими людьми.
  • Физические нагрузки и упражнения. Они помогут перенести внимание с тревожных мыслей на телесные ощущения.
  • Разрешите себе бездельничать. Уделяйте время тому, что помогает вам сейчас, даже если это, например, просмотр низкопробных телесериалов.
  • Не истязайте себя чувством вины и ответственности. Не вы лично развязали эту войну и вряд ли в ваших силах было её предотвратить.
  • Уделяйте внимание своей работе. Во времена катаклизмов ее бывает особенно трудно найти, также она может вернуть утраченное чувство контроля, но не переусердствуйте: трудоголизм, как и любая зависимость, вредит.
  • Не спорьте с друзьями и близкими, которые верят пропаганде. Скорее всего, вы потратите много сил и нервов, испортите отношения и не добьетесь желаемого.
  • Помогайте тем, кому хуже, чем вам. В том числе беженцам и всем людям, пострадавшим от войны. Это придает сил и уверенности в том, что вы не так уж беспомощны. А также помогает справляться с чувством вины.
  • Обратитесь к специалисту – если ничего из перечисленного вам не помогает и вы чувствуете, что не справляетесь с ситуацией.

Редактор Алёна, героиня этого материала, советует "сесть, выдохнуть и разобраться, что именно вызывает у вас тревогу и страх в настоящий момент".

– Меня сейчас тревожит уже не сам факт войны, которую я остановить не могу, а неизвестность, потеря всех опор, страх смерти близких. И вот с пониманием того, что порождает тревогу в данный конкретный момент, я уже работать могу. Надо постараться залезть к себе в голову: а чего я на самом деле хочу сейчас, что мне поможет прямо сейчас? Если я хочу лежать на кровати, смотреть ютуб и гладить кошку, дайте себе эту возможность. Отдохнул, и дальше ты будешь готов что-то делать.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG