Ссылки для упрощенного доступа

"К Байкалу людей просто не подпустят". Лоббисты и бенефициары нового закона об "охране" озера


Байкал, поселок Порт
Байкал, поселок Порт

В конце июня депутаты Госдумы предложили ко второму чтению переработанный проект поправок в федеральный закон "Об охране озера Байкал". Теперь он стал еще опаснее для Байкала, чем был, уверены экологи.

Текст: сайт "Окно"

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

Новый закон не только разрешает сплошные рубки на Байкале, он также позволит перевод территорий центральной экологической зоны в земли других категорий, которые можно оформлять в частную собственность. В перспективе это грозит и мелководьем, и изменением микроклимата вокруг озера, а также тем, что все побережье озера будет отдано в руки частных турбаз и сетевых отелей. Часть из которых принадлежит семейным компаниям соавторов этого закона, которых открыто обвиняют в лоббировании своих интересов. "Бесплатно вы к Байкалу просто не подойдете", – предупреждают независимые экологи о последствиях принятия закона.

После того как экологи и активисты стали возмущаться "доработанным" законопроектом, один из местных депутатов (Александр Якубовский, брат экс-мэра Иркутска и депутат ГД, партия "Единая Россия") призвал проверить их на "иноагентство". В итоге на двух активистов, обвинивших местных предпринимателей в лоббировании опасного закона, – известного орнитолога, экс-замдиректора Прибайкальского национального парка по науке, кандидата биологических наук Виталия Рябцева и иркутскую правозащитницу и экоактивистку Любовь Аликину – подали в суд по статье "об унижении чести и достоинства". Назначенные штрафы и судебные расходы, признаются экозащитники, им не по карману.

Кругобайкальская железная дорога, конечная станция в поселке Порт Байкал
Кругобайкальская железная дорога, конечная станция в поселке Порт Байкал

"Рубки, турбазы и грязное озеро"

В июле 2023 года Госдума РФ в первом чтении одобрила законопроект "О внесении изменений в статьи 11 и 25-1 Федерального закона "Об охране озера Байкал", разрешающий сплошные рубки леса в центральной экологической зоне Байкала. Законопроект уже тогда часто критиковали экологи, предупреждая, что после его принятия деревья можно будет вырубать для очистных сооружений, "противопожарных разрывов", строительства дорог и коммунальных объектов, заведений общепита и линий электропередач.

Новый вариант, предложенный авторами закона в конце июня этого года для второго чтения, стал еще хуже, говорят ученые и независимые эксперты. Теперь депутаты предлагают просто переводить земли лесного фонда в земли других категорий, где рубки будут разрешены.

Новый закон также разрешает сплошные рубки леса в центральной экологической зоне "для геологического изучения, разведки, добычи полезных ископаемых", а также для строительства водохранилищ и "линейных объектов".

После принятия закона на Байкале будет разрешено строить любые гидротехнические сооружения на всех водных объектах, в том числе и на самом озере. Новый закон также разрешает расширять границы особых экономических зон, а также менять границы земель населенных пунктов.

Татьяна Честина
Татьяна Честина

– В представленной недавно редакции законопроект еще больше даже по сравнению с принятой в первом чтении версией ослабляет законодательную защиту Байкала, создает угрозы для его уникальной экосистемы – притом что и к первой версии были серьезные замечания. В целом можно отметить низкую степень проработанности текста, наличие коррупциогенных норм, которые имеют вариабельность на усмотрение должностных лиц, – говорит Татьяна Честина, председатель правления общероссийского экологического движения "ЭКА".

Самым опасным моментом эксперты называют то, что новый закон разрешит владеть землей на Байкале. Ранее участки на берегу озера было запрещено оформлять в собственность.

Байкал
Байкал

– В новой редакции Центральная экологическая зона вокруг Байкала легко может стать территорией абсолютно частной. Перевод в "нужную" категорию, как мы видим, чиновники организуют очень просто. В этой редакции они пошли даже дальше и, не скрываясь, указали, что оформление участков возможно в собственность бизнеса. Что это означает для нас с вами? Земли вокруг Байкала поделят между владельцами отелей и гостиниц, между ними вклинятся частные турбазы, которые уже стоят на берегу. Пляжи байкальские будут огорожены, и подойти к воде мы сможем, только взяв в аренду номер или заплатив за вход на частный пляж, – прогнозирует Аликина. – Сейчас уже даже в Водный кодекс внесены изменения от 25 декабря 2022 года (Федеральным законом №657) – и это касается не только озера Байкал, а всех водных объектов Российской Федерации. 20-метровая береговая полоса Байкала, которая является территорией общего пользования, будет закрыта для всех там, где они назначат вот эти самые особые экономические зоны (ОЭЗ – часть территории региона, на которой действует льготный режим предпринимательской деятельности, а также может применяться процедура свободной таможенной зоны). Там, где обосновались эти "резиденты", появятся заборы, и нас с вами к воде не пустят. Постепенно по всему берегу Байкала появится бизнес, который будет владеть землей. Уже сейчас появился, но это только начало.

В Прибайкалье на сегодня есть уже две ОЭЗ. Так, в Иркутской области особая экономическая зона туристско-рекреационного типа (ОЭЗ ТРТ) "Ворота Байкала" расположена на южном берегу озера Байкал у подножья горного хребта Хамар-Дабан и в городе Байкальск. Ее площадь составляет 763,3 га. В соседней Бурятии ОЭЗ ТРТ "Байкальская гавань" также находится на берегу озера Байкал, имеет пять участков, "доступных для размещения резидентов" – сейчас в ней зарегистрировано 6 компаний-резидентов, все они располагаются на трех участках: "Турка", "Пески" и "Бухта Безымянная". Ее общая площадь составляет 3622 га.

Любовь Аликина
Любовь Аликина

– Это очень агрессивный текст! – говорит Аликина об обновленной версии закона. – Получается, что с июля прошлого года мы им не давали этот законопроект принять, а они не только на своем стоят, они его еще ухудшили. Во-первых, по водным объектам – уничтожили неприкосновенность береговой линии. Во-вторых, по особо экономическим зонам: если ранее это была только одна ОЭЗ – "Ворота Байкала", то есть 75 участков, которые были в Байкальске, то сейчас в эту льготную зону бесконтрольной застройки они включили и Турку (прибайкальское село на восточном берегу озера), и Байкальскую гавань, а там огромные территории. Кстати, на берегу Байкала в Турке территория, которая называется Пески, где Байкал намыл большие дюны песка, уже порушена – дюны выровняли. И сейчас там уже стройка почти на четвертом этаже. То есть понимаете, да? Закон еще не приняли, а они уже строят!

Ольхон, Сарайский залив, незаконная постройка в заповедной зоне
Ольхон, Сарайский залив, незаконная постройка в заповедной зоне

С экоактивисткой согласен ученый Виталий Рябцев – бороться с незаконной застройкой, по его словам, в Прибайкалье перестали три года назад, с уходом предыдущего прокурора природоохранной прокуратуры.

– Местного прокурора Зенкова (экс-прокурор Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Сергей Зенков) "ушли" в 2021 году, поставили чиновницу, переведенную из европейской части России. К тому моменту прокуратуре удалось добиться сноса примерно 10 туристических объектов, незаконно построенных на берегу Байкала в Ольхонском районе (на Байкале это "эпицентр" массовой застройки). И на этом все остановилось, больше ни одного решения по сносу. Напротив! Прокуратура стала сдавать назад и даже выступать в судах в пользу самовольных захватчиков прибайкальских земель, – знает Рябцев. – К чему это приведет? Яркий пример – поселок Заречье в Бурятии. В 2021 году здесь 135 га исключили из лесного фонда и отнесли к землям населенных пунктов. Напомню, новый законопроект позволит кардинально увеличить площади таких переводов на берегах Байкала за счет лесных земель, подобно тому как они увеличивались в Ольхонском районе за счет реликтовых степей. В результате берега Малого Моря уже превратились в эпицентр экологического кризиса на Байкале. Почти весь "прирост" прибрежных поселений приходится на туристические объекты. Это не частные дома или родовые усадьбы, как говорят выступающие в судах лоббисты. Это не прибайкальцы, которые живут на Байкале поколениями: новые застройки – это сплошь бизнес, турбазы и сопутствующие им фирмы. В современных условиях это и есть главный источник загрязнения Байкала. Из-за которого Колодец Планеты медленно, но верно теряет свою чистоту. Принятие данного законопроекта уже в ближайшей перспективе резко увеличит объемы бытовых сточных вод, дренирующихся из тысяч выгребных ям, что кардинально усилит процессы эвтрофикации, губительные для Байкала. Из-за них мелководная зона уже непригодна для питья, а в местах массовой застройки – непригодна даже для купания. Вы представляете, что в шести заливах только на Малом море Байкала уже купаться опасно?! Куркутский, Мухорский, Базарная губа, Тутайский, Сарайский, Хужирский – все! А лет пятнадцать назад там можно было пить воду без опаски.

Берег Байкала
Берег Байкала

По словам ученого, на байкальском острове Ольхон и на побережье Байкала туристические объекты не только строят с нарушением санитарных правил, но и открыто нарушают нормы по утилизации мусора. Ранее природоохранная прокуратура подтверждала подобные нарушения, но последние три года ведомство "резко ослабило контроль".

Виталий Рябцев
Виталий Рябцев

– То, что удалось сделать за предыдущее время нормальной работы прокуратуры, просто капля в море. Снесли примерно 10 туробъектов, но каждый год строится несколько десятков новых! – возмущается Рябцев. – Что касается снятия запрета на сплошные рубки. Утверждается, что его первоочередная цель – сохранение темнохвойной тайги хребта Хамар-Дабан (горный хребет на юге Байкала), гибнущей от болезней и насекомых-вредителей. Но в итоге на пройденной сплошными санитарными рубками территории этого хребта мы можем потерять не только кедр и пихту, а еще и всю прочую древесную растительность, вместе с травяной, причем очень надолго. Невозможно вырубить (и вывезти) "наиболее поврежденные леса (сухостоя больше 30%) на площади 1950 кв. км" без катастрофической эрозии склонов. На хребте Хамар-Дабан выпадает самое большое в Иркутской области количество осадков – 1200 мм в год. Благодаря им здесь и сохранился массив темнохвойной тайги, а также целый комплекс реликтовых видов растений. Но столь обильные осадки чрезвычайно обостряют риск эрозии. Лесосеки и сеть лесовозных дорог откроют для нее "зеленый свет". На Хамар-Дабане разрушительные селевые потоки гораздо вероятнее по причине сплошных рубок, а не пожаров в засохших лесах, на опасность которых указывают защитники законопроекта. 1200 мм годовых осадков резко снижают риск лесных пожаров, а также ускоряют гниение погибших деревьев. Смытая со склонов почва попадет в Байкал и увеличит масштабы эвтрофикации!

Местные жители прямо говорят о бенефициарах нового закона.

– Дорога на Уоян (поселок в Северо-Байкальском районе Бурятии) – постоянно в большегрузах, идут днем и ночью. Вот зачем им нужно снять запреты на строительство дорог в "экологической зоне" и разрешение на рубки, – говорит жительница Северобайкальска Светлана. – Они же туда едут за нашими деревьями. Там заповедные леса и деревья, которые 3 человека взрослых обхватить не могут. Они же эту природу окончательно порушат.

Прибайкалье
Прибайкалье

Бенефициары закона

После правок перед вторым чтением проект закона потребовали проверить на лоббирование интересов его шести соавторов. Партия "Яблоко" опубликовала расследование, согласно которому сенаторы Сергей Брилка и Андрей Чернышов, а также депутаты Госдумы Александр Якубовский, Сергей Тен, Антон Красноштанов и Виктор Пинский (все, кроме Пинского, родом из Прибайкалья и владеют там бизнесом) могут реализовать собственные бизнес-интересы, если закон будет принят.

В частности, сенатор Сергей Брилка через компанию по производству минеральной воды "СибАкваПром" связан с фирмой "СигмаТЭК", которая занималась незаконными вырубками на Байкале. В связи с действиями компании на бывшего руководителя республиканского агентства лесного хозяйства Алексея Щепина возбудили уголовное дело за выдачу незаконного разрешения, ущерб оценивался в 52 миллионов рублей. Сын сенатора Иван Брилка занимается строительным бизнесом, поэтому заинтересован в развитие инфраструктурных проектов вокруг Байкала, полагают авторы расследования.

Дочь сенатора Марина Брилка, по данным "Яблока", устраивает элитные туристические туры на Байкал, поэтому вырубка лесов и строительство туристических комплексов отвечает ее бизнес-интересам.

В расследовании отмечается, что против законопроекта о сплошных вырубках лесов выступила организация Greenpeace, которую российские власти признали нежелательной. Признания Greenpeace нежелательной организацией добивался депутат Госдумы и соавтор законопроекта о вырубках Александр Якубовский. Жене Якубовского Ольге принадлежит строительная компания ООО "Байкальская строительная и девелоперская группа", у которой есть интересы в сфере строительства на Байкале.

К слову, именно Александр Якубовский, брат экс-мэра Иркутска и депутат ГД от "Единой России" предложил проверить ученых, выступающих против поправок, "на иноагентство". Это "предложение" он озвучил на экспертном совете в Госдуме от 25 июня 2024 года, где депутаты и общественники должны были обсудить поправки к закону о защите Байкала.

Экоактивистке Аликиной и биологу Рябцеву, специально приготовившимся выступить против поправок по видеосвязи, депутаты не предоставили на круглом столе слова. Якубовский в их присутствии предложил "написать", чтобы противников закона "проверили на предмет иноагентства".

Экспертов должны были подключать по видеосвязи, но "ввиду небольшого лимита на подключение" отказались дать слово. Против поправок удалось выступить только экологу Татьяне Честиной, депутату Госдумы от Бурятии Николаю Будуеву и заминистру природы РФ Светлане Радченко.

– Будуев представил два письма академиков сибирского отделения РАН, в которых утверждается, что принимать поправки в нынешнем виде нельзя. Однако большинство участвовавших в обсуждении депутатов Госдумы полностью поддержали изменения в законопроект, подготовленные к его второму чтению, – говорит Честина. – В адрес председателя Госдумы мы направили от имени научно-экспертного сообщества обращение о негативных последствиях принятия законопроекта. Авторы обращения прямо говорят, что подготовленный ко второму чтению текст законопроекта стал еще более антиэкологичным и ухудшающим правоприменение в сфере охраны озера Байкал. Среди 28 подписавших письмо представителей научной и природоохранной общественности – 3 академика РАН, 8 членов-корреспондентов РАН, 18 профессоров, 25 докторов наук, 8 заслуженных экологов РФ, заслуженный географ РФ и заслуженный деятель науки РФ. В обращении авторы просят не выносить законопроект в представленной редакции на второе чтение.

На сегодня письмо ученых в Госдуме "зарегистрировали", но не ответили.

– Уведомили, что перенаправили в комитет по экологии, – говорит Честина.

Собеседники в результативность сопротивления новому закону против Байкала не особенно верят, но говорят, что "должны попробовать все варианты".

– Это же Байкал! Он больше, чем деньги, интересы людей. Он достояние нас всех. И сейчас за него нужно сражаться, – говорит Аликина, недавно перенесшая очередной приступ астмы.

Сражаться ей действительно придется. Накануне суд признал ее виновной по иску одной из жительниц Усть-Баргузина Галины Арсентьевой по статье о "защите чести и достоинства". В суд на Любовь Аликину Арсеньева подала в ноябре 2023 года из-за слов Аликиной об Арсеньевой в интервью каналу "Пульс Приангарья", где активистка назвала Арсеньеву "флюгером" и сообщила, что у нее есть участки в аренде на берегу Байкала. Арсеньева заявила, что ее эти слова "оскорбили", и потребовала взыскать с Аликиной 5 миллионов рублей, после сумму иска снизила до миллиона.

Аликина впервые увидела Арсеньеву на встрече жителей Усть-Баргузина с депутатами Госдумы в августе 2023 года. Депутаты приехали рассказать жителям поселка, что в закон о защите озера Байкал надо внести поправки, которые разрешат сплошные рубки деревьев по берегам озера. Арсеньева поддержала их "от лица народа".

Депутатская комиссия прославилась тем, что на ней глава Бурятии Алексей Цыденов перебил речь Аликиной словами: "Не учите жить Бурятию! Идите в Иркутск!"

– Эта жительница ездит со всеми комиссиями депутатов и чиновников разного уровня и представляется как "голос народа" восточного берега Байкала. А я-то говорила с устьбаргузинцами – по их словам, она владеет несколькими строениями в Баргузинском районе, а в аренде ее семьи – несколько участков. После принятия закона они оформят их в собственность. Какой это народ? Народ там такие деньги на аренду крупных участков земли не имеет. Она прямой бенефициар этого закона. О чем я прямо и сказала. А на суд принесла выписки о том, что действительно семья владеет и зданиями, и участки арендует. То есть подтвердила свои слова. Но виновной признали меня. Конечно, буду апелляцию подавать, вот жду решения суда для того, чтобы подать, – говорит Аликина. – Я, конечно, пенсионер, денег на хороших адвокатов не имею, выкраиваю каждую копеечку, чтобы на незаконную рубку кедров, к примеру, поехать и зафиксировать беззаконие. Но судиться буду.

Ее коллега по протесту, ученый Виталий Рябцев, тоже признан иркутским судом виновным по статье 152. Его обвинили в репутационном вреде иркутскому юристу, которая специализируется на защите интересов собственников земельных участков и недвижимости на Байкале.

– Причем в суд принесли не мою исходную статью, где юрист Саенко упоминается мимоходом, а главное внимание уделено опасному для Байкала закону. Нет, они взяли перепечатку с Пикабу, где к моему тексту приделали хайповый заголовок и разместили фото этой юристки, – объясняет Рябцев. – Самое интересное, что по делу я прохожу не подозреваемым, а "заинтересованным лицом". В результате совершенно правдивая и достоверная информация, в частности о том, что нет на Байкале массового сноса домов и изгнания местных жителей, зато есть так называемый "ольхонский протест", "рупором" которого является истица, – все это признано судом "недостоверной информацией". Она совершенно безграмотно высказывается об экологической ситуации на Байкале, зато с момента судебного иска именно против меня в соцсетях развернулась настоящая травля – обвиняют в распространении "фейков" об экологии Байкала. Обзывают "иноагентом" за то, что состоял в "Байкальской волне" до ее закрытия (всемирно известная общественная организация, обладатель престижной международной экологической Премии Голдмана и Национальной экологической премии "За развитие экологического образования в Российской Федерации", была основана в 1990 году, сотрудников общественной организации "Байкальская экологическая волна" Минюст РФ в 2015 году признал "иностранным агентом", в 2016 году экологов оштрафовали на 300 тысяч рублей за отказ признавать себя иноагентами).

По словам иркутян, пришедших поддержать активистов, после последнего судебного заседания юристы второй стороны были очень довольны и угрожали экозащитникам.

– Говорили, что 15 тысяч рублей штрафа – это не то, чем они нас "накажут". Мол, мы [услуги юристов] стоим очень дорого и в конце, когда победим, "повесим" эти расходы на вас, – говорит Аликина.

XS
SM
MD
LG