Ссылки для упрощенного доступа

"Сказали: рожай и сдавай в детдом". Многодетных мобилизованных отказываются комиссовать


Мобилизация, Кемерово, архивное фото
Мобилизация, Кемерово, архивное фото

У многодетных российских мобилизованных командование повсеместно отказывается принимать рапорт на увольнение. Им даже не всегда дают отпуск, а их семьи не получают обещанные властями льготы. О нескольких таких случаях рассказывают Сибирь.Реалии.

Чтобы не пропускать главные материалы Сибирь.Реалии, подпишитесь на наш YouTube, инстаграм и телеграм.

"Дочь в сад они возили несколько дней". Кузбасс

Анастасия Носкова из Кемеровской области с трудом "выбивала" мужу небольшой отпуск. Три месяца назад в семье родились близнецы.

– Слава приехал после родов, побыл всего две недели и опять вернулся туда [в Украину], – говорит Анастасия. – В местном военкомате, Березовском, ему заявили, что рапорт на увольнение принять может только его командование на месте. Поэтому ему нужно вернуться, быстро все оформить и потом уже возвращаться домой, к семье. Но там ему объявили, что в военкомате врут – так как Слава не контрактник, а мобилизованный, увольнение должны оформить в военкомате. И с тех пор пинают его, как мяч. Я боюсь, что "допинают", пока он не погибнет. Он опять вернулся в зону боевых. Я не знаю, где точно – ему запрещают говорить. Но там, где опасно! А у него дочь, недавно 4 года исполнилось. И близняшки, только сегодня 3 месяца. Им нужен отец! А не выплаты за погибшего.

Кемеровские чиновники организовали возле подъезда Носковых пандус под коляску, а также объявили, что будут помогать Анастасии с доставкой дочери в садик.

Анастасия Носкова
Анастасия Носкова

– В итоге несколько дней повозили, а потом – перестали. Все напоказ! Как только фото пандуса сделали – их [чиновников] как дождем смыло, – говорит Анастасия. – Это похоже на замкнутый круг, я с таким трудом добилась хотя бы отпуска. Вернуть мужа обратно кажется уже невыполнимым.

В военкомате у Носковой записали данные и пообещали перезвонить, но до сих пор этого не сделали.

– Ни звонка, ни сообщения. Соцработник мне советовал заявить на горячую линию или в прокуратуру. Конечно, я это делала – но без толку: в прокуратуре официальное рассмотрение обращений занимает месяц! И итог неизвестен. Из остальных инстанций вообще молчат, – говорит Носкова.

Мобилизация, Кемерово
Мобилизация, Кемерово

"Девять месяцев бьюсь". Ставропольский край

Врача и отца троих детей Олега Богданова из Железноводска мобилизовали в ноябре.

– Мы тогда неопытные были, ничего не знали об отсрочках многодетным. И поверили военкому края, который заявил, что отсрочка Олегу возможна только после смерти его жены. Да, то есть после моей смерти! – с ужасом вспоминает Анастасия Богданова. – Ну, собрался. Испугались срока за неявку, конечно. Уже потом поняли, что не имеют права его забирать с тремя несовершеннолетними. Стала ходить по всем ведомствам, собирать эти справки, отправлять, дозваниваться – дошло или нет. Повсюду отписки – отстаньте со своим мужем!

Богданова мобилизовали в должности командира медицинской роты. Обучение, по словам Анастасии, длилось не больше двух недель.

– После его сразу отправили на фронт. До призыва он работал врачом в санатории, то есть к военной службе совсем неприспособлен. Куда ему эти две недели марширования?!

Все 9 месяцев Анастасия пытается вернуть мужа – она обращалась в администрацию края, прокуратуру, к детскому омбудсмену и в военкомат.

Олег и Анастасия Богдановы с детьми
Олег и Анастасия Богдановы с детьми

– Главный комиссар Ставрополья отписался, мол, согласно документам от Генштаба, отсрочка многодетным отцам возможна только при предоставлении свидетельства о смерти жены. Ну, или давай справку о разводе и что твой муж воспитывает всех детей без тебя – вот так вот заявил! – возмущается Анастасия. – Глава края вообще отрекся – не имею якобы полномочий решать такие вопросы. Прокуратура – одна отписка о том, что получили жалобу и молчок. Еще писала депутатам разным, кто в Госдуме от нашего края, – Казаковой (Казакова Ольга Михайловна, председатель комитета Госдумы по просвещению, координатор федерального партийного проекта "Культура малой Родины"), Тимофеевой (Тимофеева Ольга Викторовна, председатель комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений) – те вообще не ответили.

На запрос редакции Сибирь.Реалии в пресс-службе уполномоченной по правам ребенка в крае ответили, что "директива генштаба больше не действует", но что в таком случае делать Богдановым – прокомментировать отказались.

"Я забыл про вашего мужа" Ростовская область

Жителя Ростовской области из города Сальска мобилизовали 18 октября, когда его жена Надежда была беременна третьим ребенком.

– В апреле Максима отпустили в роддом, но буквально на неделю! – говорит Надежда. – Он успел подать заявление на увольнение со службы, потому что ему как многодетному отцу по закону положена отсрочка. И призывная комиссия области с трудом, но согласилась его отпустить. Но потом они начали пудрить нам мозги.

Сначала Надежда не могла дозвониться до отдела кадров в местном военкомате.

– Я звонила под сотню раз, со своего телефона – там никто не подходил. Тогда я набрала с чужого номера – ответили. И знаете, что мне сказали?! "Я забыл про вашего мужа". Ни извинений, ничего! Клялся, что "теперь быстро все сделаем", и опять пропал!

Анастасия написала жалобу в прокуратуру, заявила в военное управление Следственного комитета и в Минобороны.

– В ответ только отписки – либо перебрасывают на другие ведомства, либо "ждите проверки 30 рабочих дней". В середине месяца Максим наконец позвонил. Я в шоке – их перебрасывают в зону боевых действий, штурмовать! И вот уже две недели он вообще не выходит на связь. Как это вообще возможно?! Потом мне скажут: "Извините, мы забыли, ваш муж погиб"?!

"Сдавайте в детдом" Новокузнецк

31-летнего Александра Зайнутдинова из Новокузнецка мобилизовали 30 сентября. Три месяца он провел на учениях в военной части Омска, в январе их перебросили в Беларусь.

Анастасия Зайнутдинова
Анастасия Зайнутдинова

– С февраля Саша уже на войне, прямо в зоне боевых. До мобилизации он был подземным электрослесарем на шахте, я и так тряслась каждую вахту – как там да что. А сейчас вообще. Я на 18 неделе, на руках еще двое детей, старшую после ухода Саши уже водили к специалисту – нервный срыв, – перечисляет Анастасия.

Ее старшая дочь от первого брака давно записана на Александра и даже сейчас в школе получает бесплатное питание как льготу за отчима. Недавно девочке пришлось оказывать психиатрическую помощь – ребенка сильно взволновала мобилизация приемного отца на войну.

– Он ей фактически и по документам заменил отца. А эти крючкотворы отказываются считать ее за Сашину дочь. Так и говорят: "Вот родите вы, у него будет двое детей, а не трое!" – цитирует Анастасия.

Зайнутдинова уже заявляла в военкомат Кемеровской области, в военную прокуратуру региона, Минобороны – там ей никак не помогли.

Тогда Анастасия обратилась к омбудсмену области и рассказала о том, что помогать ей с детьми некому – у нее самой нет родителей, мама мужа живет в другом городе, а родители ее первого мужа умерли. Чиновники ей заявили, что у нее есть выход – сдать старших детей в детдом.

– Органы соцзащиты такое мне заявили, мне аж плохо стало. Говорят, для вас тогда единственный вариант – оформить детей в центр временного размещения несовершеннолетних! Потому что детских садов и роддомов, где могли бы остаться дети, в городе нет, а перинатальный центр закрывается, – рассказывает Анастасия. – Как я могу с ними так поступить при живых обоих родителях?! Они даже не отошли от того, что отца дома нет. Старшей нервный срыв обеспечен будет. Как в такой ситуации рожать?! Я не понимаю! Кроме мужа – мне некому помочь. Власти ничем, кроме адового предложения с детдомом, не помогли. Так хоть мужа верните!

Отклонили

25 июля депутаты российской Госдумы приняли ряд инициатив, регламентирующих порядок прохождения армейской службы и существенно их ужесточающих. Одновременно была отклонена идея депутата Останиной о предоставлении отсрочки от мобилизации отцам троих детей в возрасте до 18 лет и детей-инвалидов.

В январе многодетных отцов из Забайкалья и Бурятии, чью мобилизацию в суде признали незаконно, вернули домой, но после вновь увезли в Украину.

Адвокат, основатель проекта "Военный омбудсмен" Максим Гребенюк говорит, что получить решение суда в пользу мобилизованного в принципе трудно. И советует, как действовать, когда военные отказываются исполнять судебное решение.

– Да, всегда есть трудности с исполнением решения суда, но тут нужно действовать проще – в порядке самозащиты своих гражданских прав просто ехать домой. Уголовного дела не будет, так как человек считается немобилизованным, если есть решение суда, – говорит Гребенюк.

...

XS
SM
MD
LG