Ссылки для упрощенного доступа

"Закрою вашу редакцию". Посетители с угрозами потребовали удалить публикацию новосибирского сайта НГС


Кадр из видео, снятого в редакции НГС

В редакцию новосибирского сайта НГС пришли трое посетителей, они с угрозами и применением силы потребовали удалить ранее опубликованную статью. Об этом Сибирь.Реалии рассказал ее автор, журналист Илья Калинин. Посетители покинули редакцию только после вызова полиции. В статье рассказывается о нелицеприятных фактах из жизни местной предпринимательницы Светланы Маниной.

Посетители редакции, пришедшие поговорить "по-человечески" нецензурно выражались и угрожали. "Как ты дальше жить будешь? У тебя дочь есть? Да что мне ваш суд и правовое государство? – кричал один из них журналисту. – Как закрою вашу редакцию, посмотрим, как вы будете потом кумекать, где работать со своими телефонами, видеокамерами".

Светлана Манина (до замужества Судакова) – телеведущая и владелицей бутика дорогой итальянской одежды Perfect Style в центре Новосибирска. Светлана Манина считает себя патриоткой и признается в любви к президенту Владимиру Путину, говорится в публикациях НГС.

Калинин рассказал, что работал над статьей "Темная королева глянца. Как известная бизнес-леди оказалась судимой за мошенничество и задолжала миллионы" около месяца, проверяя все изложенные в ней факты. В статье рассказывается, что 26 июля 2010 года Заельцовский суд признал ее виновной м мошенничестве по двум эпизодам. Она была приговорена к лишению свободы на 3,5 года условно без штрафа и без ограничения свободы. Там же приводятся данные адвоката Романа Вербы о том, что общая сумма долгов Маниной почти 19,5 млн рублей. Сама предпринимательница назвала эту цифру "бредовой".

Когда материал был уже практически готов, журналист связался с Маниной, чтобы получить комментарии по всем изложенным фактам.

– Мы с ней проговорили около часа. Сначала Манина охотно отвечала на вопросы, затем сказала, что у нее дела, и предложила перенести общение в вотцап. Я сформулировал оставшиеся вопросы и отправил ей. Позже она написала, что не успевает ответить и прислала комментарий, который мы привели в статье. Смысл его был такой, что ответы на все вопросы, которые она не дала сейчас, можно будет прочитать в книге, которую она сейчас пишет. Мое общение как журналиста с ней на этом прекратилось, правда позже она присылала мне несколько полушутливых, странных сообщений, вроде: "Да мы еще будем с вами дружить". Это можно было даже назвать легким флиртом.

– Статья была опубликована 11 мая. Как Манина отреагировала на публикацию?

– После публикации она прислала мне кучу радостных смайликов и текст приблизительно такой: "Я вам очень благодарна за статью, это отличный пиар для меня и моего бизнеса. Я с удовольствием ее прочитала, спасибо". И добавила: "С меня подарок".

– Но ведь в статье изложены нелицеприятные для нее факты?

– Да, мы еще обсудили в редакции, что это единственная такого рода публикация, которая понравилась всем, и читателям, и героине. Мне в комментариях писали благодарности за то, что мы написали о том, о чем говорилось кулуарно.

– Ваши сегодняшние посетители пришли внезапно?

– Нет, 17 числа мне позвонил с неизвестного номера человек, назвавшийся Максимом и предложил встретиться, потому что у него якобы есть интересный для меня материал. Я попросил пояснить, но он отказался и настоял на личной встрече. Сначала ее назначили на 18-е, затем перенесли на 19-е число. За это время я пробил телефоны, поскольку Максим звонил с двух номеров и собрал некоторую информацию. Более того, от героев материала, которые в тексте называют свои имена, узнал, что им тоже звонили в эти дни и кому-то, как бывшему мужу Маниной, угрожали. И номера звонивших совпали.

– Встреча состоялась в редакции НГС?

– Да, Пришли трое. Максим, который назвался в разговорах еще именем Нисими, с ним было еще двое. Один представился родственником этого Максима-Нисими, а третий – адвокатом Александром Шариным, он показал удостоверение и, надо заметить, весь разговор молчал.

– Получается, вы знали тему разговора?

– Да, но они об этом не подозревали. Разговор начал Нисими, с ходу спросил: "Илья, а ты зачем написал эту статью? Лживую. Зачем ты слушаешь Диму (бывшего мужа Маниной). Почему по кодексу о СМИ ты не дал возможность высказаться другой стороне?". Я понял, что они статью просто не читали. И тут же Нисими заявил, что статью нужно убрать. Я спросил – кто они такие и какое отношение имеют к Маниной. Нисими заявил, что он "друг семьи". Я ему сказал, что если он считает статью лживой, то может обратиться в суд. Он ответил, что не собирается этого делать, а пришел поговорить "по-человечески". Увидев, что я записываю разговор, Нисими возмутился схватил мой телефон. Тогда я схватил его телефон, который лежал на столе. Мы обменялись телефонами, и я продолжил запись. Тогда Нисими пошел и закрыл дверь переговорной. Я попытался ее открыть, тогда он стал меня отталкивать от двери, толкать в грудь руками. Я крикнул, чтобы вызвали полицию. Коллеги нажали тревожную кнопку, подошли, открыли дверь и стали фиксировать конфликт на телефон.

– Как вели себя гости?

– Они матерились, угрожали закрыть редакцию, но конкретных угроз в мой адрес типа "я тебя убью" не было. Но когда мужчина с серьезными намерениями, со сталью в голосе и взглядом исподлобья говорит: "Илья, а как вы будете жить дальше, вы не подумали? Как вы себя чувствовать будете после всего этого?", или, например, "А у вас Илья, есть дочь? Может быть сестра?". Когда я его переспросил – это угрозы? Он ответил: "Нет, это просто человеческие вопросы". Я прекрасно ощущаю, что это угрозы, что и изложил в заявлении в полицию, которое уже подал. Угрожали они и всем присутствующим. Когда им предложили подождать полицию, они нелицеприятно отозвались о полиции и уехали.

– Полицейские приехали?

– Да, они разминулись с нашими посетителями буквально на несколько минут. С момента нажатия кнопки до приезда наряда прошло около 15 минут, полицейские объяснили, что их задержали пробки. Мы подали заявление, в котором описали брань и угрозы со стороны этих людей. Кроме того, требование удалить публикацию, с которого фактически начался разговор, подпадает под статью о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов.

  • На момент публикации у статьи, которая вызвала претензии, более 75 тысяч прочтений. НГС – крупное региональное независимое СМИ.

Сказано на "Эхе"

XS
SM
MD
LG