Ссылки для упрощенного доступа

"Прости, что не уберегли..."


Раджана Дугарова

Год назад не стало моего друга Евгения Хамаганова. До сих пор не верится, что его уже нет с нами, ведь он был самым младшим из нас – основателей правозащитного движения "Эрхэ", которое наряду с Региональным объединением молодых ученых боролось против объединения Усть-Ордынского и Агинского бурятских автономных округов с соседними Иркутской и Читинской областями в 2004–2008 годах.

Евгений Хамаганов
Евгений Хамаганов

Вначале он был для меня просто "Гыук" – ник на форуме созданного им Сайта бурятского народа, где я зарегистрировалась летом 2003 года. Форум тогда, в дофейсбучное время, был и социальной сетью, и виртуальным домом – Бурятией, в которую можно было попасть из любого уголка планеты. Сказать, что форум buryatia.org был мегапопулярным, – значит ничего не сказать. Это был наш Царскосельский лицей, собравший под своей сенью в начале 2000-х весь цвет будущей интеллектуальной элиты Бурятии. Предвосхищая ехидные комментарии, сразу оговорюсь – себя я к ней вовсе не причисляю. Однако для всех нас, выдающихся и обычных форумчан, Гыук всегда был легендарным создателем и “Атцом” СБН.

Неудивительно, что именно с Сайта бурятского народа начался процесс самоорганизации бурятского молодежного движения. Дискуссии на форуме о том, как противодействовать ликвидации наших национальных округов, вылились в широкомасштабную информационно-политическую кампанию, которая объединила участников в Улан-Удэ, Москве и Санкт-Петербурге, Новосибирске и Иркутске, Токио и Улан-Баторе, Нью-Йорке и Дхарамсале.

Я смотрю на фотографии с Гыуком, где он все еще живой среди нас, вспоминаю все, через что мы вместе прошли: “конспиративные” встречи и уходы от наружек, пикеты и задержания, пикники и посиделки, и все еще не могу поверить в то, что никогда его больше не увижу и не услышу

Вживую мы с Женей познакомились летом 2005 года, когда он приехал в Улан-Удэ после окончания юрфака Иркутского университета. Для него, усть-ордынского бурята, перспектива недружественного поглощения округа областью была не просто экономически нецелесообразным решением федеральной власти, он совершенно точно знал, что ликвидация округа обернется тяжелой психологической травмой народа. Помню, летом 2006 года мы пикетировали Съезд бурятского народа. Когда всех, кто держал лозунги и флаги, скрутили и увезли в милицию, Женю как представителя прессы не тронули. Тогда он и другой наш товарищ и форумчанин Нацагдорж, приехавший на съезд в составе монгольской делегации, побежали в редакцию газеты “Информ-полис”, на работу Гыука, чтобы оттуда оперативно разослать пресс-релизы о задержании и распечатать фотографии с акции. Перед тем как уйти с места события, Женя взял флаг Усть-Орды и сфотографировался с ним на фоне Театра бурятской драмы, где заседал съезд...

Пикетирование Съезда бурятского народа
Пикетирование Съезда бурятского народа

Я смотрю на фотографии с Гыуком, где он все еще живой среди нас, вспоминаю все, через что мы вместе прошли: “конспиративные” встречи и уходы от наружек, пикеты и задержания, пикники и посиделки, и все еще не могу поверить в то, что никогда его больше не увижу и не услышу его почти горловое пение Nothing Else Matters "Металлики", которую он перевел на бурятский язык для новосибирской фолк-рок группы “Буготак”. Что мы никогда в этой жизни уже не споем снова в караоке I Will Always Love You. Что никогда уже не сыграем вместе в брейн-ринг командой СБН…

В апреле 2006 года московские форумчане организовали пресс-конференцию с участием Жени в Центре независимой прессы. Он тогда рассказывал о том, что сотрудники отдела по противодействию организованной преступности и терроризму МВД Бурятии угрожали ему административной ответственностью, если он будет продолжать критиковать объединение Иркутской области и Усть-Орды, и уголовной ответственностью (за пропаганду экстремизма и разжигание национальной розни), если он подробно не расскажет об активистах движения против объединения. О том, что в Улан-Удэ арестовали тиражи правозащитной газеты "Слово" и агитационные листовки движения "Эрхе", предназначенные для отправки в Усть-Орду. Вернувшись в Улан-Удэ, Женя с горькой усмешкой поведал нам, что московские журналисты были несколько разочарованы отсутствием “крови” в его репортаже. Дескать, если бы нас прибили, вот это был бы настоящий инфоповод…

Через девять лет, в июне 2015 года ему проломят голову и сломают шейные позвонки и попытаются выдать это покушение за несчастный случай. Мне пришлось написать в "Грани.ру" статью об избиении Евгения Хамаганова и о том, кто может за ним стоять. Сам Женя после выписки из больницы скажет корреспонденту “Информ-полиса” о том, что он своим расследованием на сайте информационного агентства AsiaRussia.ru о крышевании оборота так называемых “фанфуриков” перешел дорогу крупному чину в МВД Бурятии. После этого инцидента Женя уехал на родину, в Осинский район Усть-Ордынского округа, однако продолжал писать статьи и редактировать материалы AsiaRussia.ru. В конце февраля 2017 года Женя сел в маршрутку в Иркутске и отправился в командировку в Улан-Удэ. 10 марта он был госпитализирован и через три дня впал в диабетическую кому. 16 марта его не стало.

Никто из друзей не подозревал, что Женя страдал диабетом. Не знаю, возможно ли на протяжении столь долгого времени скрывать симптомы этой тяжелой болезни. Некоторые утверждают, что 10 марта его увезли на скорой после очередного нападения в подъезде дома. Сейчас до истины уже не докопаться. Прости нас, братишка, за то, что не уберегли…

В последний раз я увиделась с Женей 26 сентября 2014 года. Он позвонил и предложил почтить память жертв политических репрессий и годовщину раздела Бурят-Монголии у памятника в этот день. 26 сентября 1937 года Сталин подписал указ о разделе Бурят-Монгольской АССР на пять частей. Именно тогда от БМАССР были отторгнуты значительные территории, на которых образовали Усть-Ордынский и Агинский автономные округа, а также Ольхонский, Ононский районы Иркутской и Читинской областей. Перед этим в 1937 году прошла широкомасштабная кампания по дискредитации руководства Бурят-Монгольской Республики, научной и творческой интеллигенции, религиозных деятелей. По всей бывшей территории республики прокатилась волна массовых репрессий. Нет, пожалуй, ни одной бурятской семьи, члены которой не были бы обвинены в панмонголизме или шпионаже в пользу Японии.

Так получилось, что мы с ним в тот год были единственными, кто вспомнил об этой трагической дате. Он же помнил о ней всегда и напоминал нам, что этот день нужно отмечать. А традиция была положена солнечным осенним днем 26 сентября 2005 года, когда мы все – участники конференции, посвященной укрупнению регионов и приуроченной ко Дню раздела республики, прошли маршем от площади Советов, где устроили флешмоб с плакатами против укрупнения, причем каждый держал в руках лишь одну букву (наивная сегодня уловка – а тогда казалось, что мы таким образом можем оспаривать задержание) к памятному камню на улице Линховоина. Памятника жертвам политических репрессий тогда еще не было. В тот день на конференции в Республиканской библиотеке выступал Гарри Каспаров и сказал, что в демократической стране проблема раздела республики и вопрос о восстановлении ее территориальной целостности решались бы демократическим путем. Потом, поздней осенью к нам приезжала светлой памяти Галина Кожевникова из центра “Сова” с семинаром для журналистов и сказала, что на фоне беспредела с саботажем выступлений Каспарова по всей стране, когда в частных кафе вдруг вырубали свет, Улан-Удэ оказался уникальным местом, где его встретили с помпой – конференц-зал был полон шахматиcтов всех возрастов.

В тот осенний день четыре года назад мы с Женей тихо помянули предков, Женя окропил камни молоком и произнес короткую бурятскую молитву. Пока шли к остановке, поговорили о том о сем. Помню, я сообщила, что учусь на курсах вождения, а Женя рассказал, что в результате какого-то случая с трактором, приключившимся в детстве, ему водить машину нельзя.

"Мы тихо помянули предков"
"Мы тихо помянули предков"

…Я никогда не думала, что доживу до дня, когда в моей стране снова начнут ставить памятники упырю. Когда в конце 1980-х стали появляться книги и фильмы о Большом терроре, мне казалось, что вся страна была потрясена открывшимися безднами ужаса и горя, которыми были сталинские репрессии. Об этом пели ДДТ и даже далекий от политики “Аквариум” – в строчке “и люди, стрелявшие в наших отцов, строят планы на наших детей”. Вся страна ходила на “Покаяние” Тенгиза Абуладзе, зачитывалась публикациями “Огонька” и воспоминаниями Льва Разгона... Проблема, видимо, в том, что страна наша нуждается в десталинизации, по примеру послевоенной Германии, прошедшей денацификацию. Именно поэтому так важно хранить память о преступлениях против человечности, совершенных сталинскими палачами, и вспоминать их жертв – каждого поименно, как это делают "Мемориал" и проект “Бессмертный барак”.

В Бурятии мы должны помнить День раздела республики, и каждый год 26 сентября поминать наших репрессированных предков. Ты был так прав, Женя. Спасибо тебе, что преподал мне этот урок напоследок. Помню тебя, люблю и скорблю. До встречи в том мире, где ты сейчас.

Раджана Дугарова – кандидат исторических наук

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG