Ссылки для упрощенного доступа

В Югре разворачивается скандал вокруг программы "Доступное жилье молодым". Обещанные субсидии не выплачиваются, а у тех, кто все-таки успел их получить, власти пытаются изъять деньги обратно. Это часто сотни тысяч рублей на семью. Люди не представляют, где им взять такие деньги, и протестуют против своего исключения из льготной программы. В воскресенье, 22 апреля, в семи городах региона прошли митинги и массовые пикеты. В следующий раз люди угрожают перекрыть федеральную трассу Р- 404, соединяющую Тюмень и Ханты-Мансийск​.

​– Агитировать людей особо не надо, они сами идут. Наша цель – привлечь внимание властей, СМИ. Может быть, этот митинг не поможет, но тогда мы проведем еще один. Что-то же нужно делать, уже надоело. Люди очень обижены и разозлены на местную власть. Они идиотами всех выставили и теперь ничего не делают. Мы понимаем, что денег нет в округе, но кто-то же к этому привел? Пусть хотя бы вину свою признают, ​– говорит организатор митинга Ирина Кравцова.

Акция в Нижневартовске
Акция в Нижневартовске

​В 2005 году Думой ХМАО-Югры была принята программа по улучшению жилищных условий, в рамках которой жители региона смогут получить субсидии, купив квартиру в ипотеку, и таким образом вернуть себе часть потраченных денег. Спустя пять лет выяснилось, что желающих получить субсидию очень много, а денег, как водится, не хватает. Тогда правительство региона ограничило участие в программе "Молодая семья" возрастной планкой – 36 лет. Затем во всех документах неожиданно появилось требование о том, что участник программы должен проживать на территории округа на протяжении последних 15 лет.

Сегодня в очереди на субсидию стоит 25 тысяч человек, многие из них ждут обещанных выплат уже более 7 лет, вместо обещанного сотрудниками Ипотечного агентства Югры 3-летнего срока. В то же время исполнители программы неожиданно начали исключать из нее тех, кто уже успел вступить в ипотеку.

Эльвира Аглямова
Эльвира Аглямова

Эльвира Аглямова в 2008 году с мужем и ребенком переехала в Ханты-Мансийский автономный округ из Башкортостана. Два года Аглямовы снимали служебное жилье, а в 2010 году Ипотечное агентство Югры сообщило, что они подпадают под условия программы "Молодая семья". Участвуя в ней, можно было купить квартиру в ипотеку у банков-партнеров программы, а когда дойдет очередь – получить субсидии на каждого ребенка в размере стоимости 12 кв. м приобретаемого жилья.

– Мы все документы предоставили, дополнительно от нас ничего не требовали, хотя видели, что мы приехали из другого региона, – говорит Эльвира Аглямова. – На консультации я сказала, что у моего супруга оформлялся договор дарения на долю в квартире родителей. Мы спросили, не будет ли доля в Башкирии помехой, на что нам ответили: "Нет, что вы, программа окружная и финансируется из бюджета округа для тех, кто фактически проживает в Югре". В общем, красиво пели, зазывали в программу. В ноябре мы подали документы и нас уведомили о постановке на учет. В мае 2011 года мы купили квартиру и сразу начали гасить ипотеку, все, как полагается. Начали получать компенсацию с процентной ставки.

В мае 2016 года в семье Аглямовых родился второй ребенок. Следуя порядку, предусмотренному программой, родители сразу приступили к переоформлению жилья, выделив долю новому члену семьи. Уже в октябре семью уведомили о том, что до них дошла очередь на выплату субсидии, и попросили обновить пакет документов. Процедура обновления преподнесла Аглямовым сюрприз: запрос в Росреестр показал, что глава семейства в детстве участвовал в приватизации и по сей день является владельцем доли в родительской квартире в Башкортостане.

Мы что, организованная преступная группировка?

– У нас не было умысла скрывать это. Но 8 ноября мы получаем уведомление об отказе в предоставлении субсидии и уведомление о том, что мы исключены из программы, так как в момент постановки на учет мы представили недостоверные документы и обманули Ипотечное агентство, не указав собственность на территории РФ. И, мол, это является основанием для исключения из программы. То есть мы якобы не являлись нуждающимся.

Семью Аглямовых назвали мошенниками и прислали документ, в котором соглашение с Ипотечным агентством признавалось недействительным. Это подразумевает не только прекращение договорных отношений, но и возврат компенсации части процентной ставки. За семь лет эта сумма достигла 700 тысяч рублей – именно столько Эльвире и ее семье предстояло вернуть в течение 30 дней.

Теперь они хотят с нас выдрать всё, что выплачивали на протяжении семи лет, за 30 дней

– Иск пришел от Департамента строительства, они являются ординаторами программы, а Ипотечное агентство уполномочено на ее реализацию, – уточняет Эльвира. – Сидят они на одном адресе, Студенческая, 29, наверное, в одном кабинете даже. Я подала иск на Ипотечное агентство о восстановлении в программе. Когда мы получали уведомление о том, что нас снимают с программы, девушка-специалист нас предупредила: "Вы даже не старайтесь, не тратьте время и деньги на адвокатов, суды все на нашей стороне и выносят решения в пользу Ипотечного агентства. Это деньги правительства. Хоть что делайте, вам все равно придется возвращать". Теперь они хотят с нас выдрать всё, что выплачивали на протяжении семи лет, за 30 дней. Это что за бизнес такой, что за круговорот денег? Люди говорят, что около 200 семей в такой же ситуации, как у нас. Было бы 5–6 семей, можно было говорить о мошенничестве и намеренном сокрытии информации, но не 200 же человек. Мы что, организованная преступная группировка?

Списки очередников находятся в открытом доступе на сайте Ипотечного агентства Югры, однако узнать число выбывших из программы не так просто. Единственный источник информации – сами участники. Семьи, так и не дождавшиеся субсидий и исключенные из программы, поддерживают связь и регулярно обмениваются информацией о ходе судебных разбирательств, стараясь помочь друг другу в борьбе за свои права.

Плакат с акции участников программы "Доступное жилье молодым", г. Советский, 22.04.18
Плакат с акции участников программы "Доступное жилье молодым", г. Советский, 22.04.18

В ноября 2017 года в Когалыме состоялось судебное заседание по делу Аглямовых. Эльвира лично защищала свои интересы в суде и предсказуемо проиграла. Она обратилась с апелляцией в окружной суд, но заседание 20 марта завершилось так же.

– Мы пишем письма президенту, отправляли губернатору, в окружное и федеральное правительство, на имя президента, но ничего, только отписки. Сейчас направили письмо в Генпрокуратуру, очень ждем ответ. Говорят, что на нас и наши письма очень злы в Ханты-Мансийске. Наверное, сейчас в бюджете денег нет, не предусмотрели они на субсидии, и сейчас максимально большое количество людей выкидывают из этой программы, цепляются за все, что можно, – рассказывает Эльвира.

Жительницы Сургута Елене Носковой в декабре 2011 года сообщили о включении в программу. Ей дали срок в два года на приобретение квартиры. В 2013 году мать-одиночка вместе с сыном переехала в Сургут, купила квартиру и заключила трехсторонне соглашение – все в установленном порядке. А спустя два года Елену вызвали в суд: при подаче заявления сотрудники Ипотечного агентства неверно поделили квадратуру.

Елена Носкова
Елена Носкова

– Эти три года я пыталась забыть этот дурдом. Такой ситуации, как у меня, еще не встречали, – рассказывает Елена. – Юрист сразу же рассказал мне о том, что я незаконно участвую в программе, и они признают свою ошибку в том, что произвели расчет неправильно. До того, как взять квартиру в ипотеку, я жила в трехкомнатной квартире в Нижневартовске. Нас было четыре дольщика: я, сестра, мама, папа. На основании этой квартиры рассматривалась нехватка квадратуры. Как мне объяснили в Ипотечном агентстве, когда рождается ребенок, он прописывается на долю матери, на другие он не имеет права. Мы с сыном поделили мою долю, и получилось, что у нас 17 кв. м на двоих. Так они меня консультировали, когда я вступала в программу. А юристка утверждала, что нужно было 68,4 кв. м поделить на пятерых, в том числе на сына.

На протяжении шести месяцев Елена отстаивала свое жилье в суде, сначала в Нижневартовске, затем в Сургуте и, наконец, в окружном суде в Ханты-Мансийске. Пятилетнего сына брала с собой на заседания, потратила большие деньги на юристов. Представители Ипотечного агентства каждый раз представляли новые методы расчета. В конце концов запутались даже судьи.

– Документы у меня принимала, как я поняла, юридически грамотная девушка, старший специалист. Говорю: неужели ваши специалисты такого уровня не могли поделить 68,4 на 5? Получается, вы нас обманным путем вовлекли в эту программу? На что мне ответили, что это "просто ошибка". Но ведь я все честно предоставила. Я бы поняла, если бы я в своем пакете документов что-то утаила, что-то не донесла, как у многих сейчас выявляют недвижимость по Российской Федерации. У меня была только та трехкомнатная квартира и все, с моей стороны все было честно, – объясняет Елена. – На суд в Ханты-Мансийске я поехала с сыном, где они предоставили третью версию расчета. Тогда судья подняла юриста Ипотечного агентства и начала отчитывать. "Вы позорите наш Ханты-Мансийск. Мне стыдно, что вы приходите сюда и не можете подготовиться и предоставить расчет. У человека третий суд, на кону квартира. Вы ее оставляете с ребенком на улице. Вас нужно всех увольнять", – пересказывает Елена слова судьи.

Представляете мою реакцию, когда я открыла конверт? Час точно не могла разговаривать

В результате Ипотечному агентству отказали во всех требованиях, Елену оставили в покое в ожидании субсидии.

– Я так перепугалась, думала, нас оставят на улице. За те полгода, пока шли суды, мы с сыном влетели в такие долги, все уходило на юристов, плюс еще ипотека.

Но два месяца назад Елене снова прислали претензию от имени Ипотечного агентства. Она связывает это со своим письмом на имя губернатора, в котором жаловалась на длительность ожидания субсидии. Именно после этого исполнители программы вновь потребовали расторгнуть соглашение.

– Мне пришло уведомление из Ханты-Мансийска, и я уже подумала: "Господи, субсидия!" Я так обрадовалась, счастливая полетела на почту, в отделении со всеми разговариваю, настроение отличное. Думаю, неужели мои письма что-то расшевелили, помогли все-таки. Представляете мою реакцию, когда я открыла конверт? Час точно не могла разговаривать, – вспоминает Елена. – Я ведь не прошу себя содержать, когда я работала, нам хватало спокойно. Сейчас кроме как "душиловки", со стороны Ипотечного агентства, я ничего не видела. На новую претензию ничего не отвечала. Я просто жду и не понимаю, что делать. Как судиться, если я уже выиграла суд? Мне правда страшно. Каждый раз, когда я захожу в подъезд, сразу смотрю в почтовый ящик. Если они подадут на меня в суд, мне даже с ними воевать не на что.

Нам намекнули, что развод лучше оформить за год до достижения возрастной планки

Молодые семьи Югры стараются остаться в очереди всеми возможными способами. Жительница Нефтеюганска Лилия Скрябина, как многие другие участники программы, готова даже на развод, чтобы достижение супругом возраста 36 лет не стало поводом для исключения.

– Нам намекнули, что развод лучше оформить за год до достижения возрастной планки, чтобы собрать все документы и решить вопрос с банком. Да, единственный вариант – это только развод, – говорит Лилия. – Мы надеемся, что на митинге нас хотя бы услышат, уже не ждем, что примут меры. Мы уже обожглись: семьи, которые встали на учет в 2010–2011 годах, были просто обмануты чиновниками. Но можно предупредить то население, которое сейчас пытается в такие же ситуации влезть, в эти проценты и субсидии, которых они никогда не дождутся. Донести до народа, что эти программы не работают.

Митинг в Нефтеюганске. Фото О.Васильевой
Митинг в Нефтеюганске. Фото О.Васильевой

Директор Ипотечного агентства Евгений Чепель ситуацию, вообще, не комментирует. 18 апреля в преддверии протестных акций губернатор Югры Наталья Комарова провела личную встречу в режиме видеоконференции с некоторыми участниками программы из Нефтеюганска. Встреча прошла в закрытом режиме, однако, по словам местных активистов, глава региона не сказала ничего обнадеживающего, а лишь обратилась к самим участникам: "Предлагайте варианты".

У людей, однако, вариантов остается все меньше. Митинги не помогают, и в следующий раз пострадавшие участники программы угрожают перекрыть федеральную трассу Р-404, соединяющую Тюмень и Ханты-Мансийск​.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG