Ссылки для упрощенного доступа

Прокуратура оскорбилась, а верующие не очень


В зале суда

Дмитрия Литвина, 22-летнего анархиста из Иркутска, судят за размещение трёх карикатур и одной фотографии в социальной сети. Обвинение настаивает на том, что посты, которые были опубликованы на странице "Дмитрий Бакунин" во "ВКонтакте", оскорбили чувства православных, католиков и шаманистов. Однако до сих пор считать себя оскорбленным согласился только представитель шаманского вероисповедания.

​Картинки на странице, к которой имел доступ Дмитрий, были размещены в 2015 году. В материалах уголовного дела они описаны очень подробно: "изображение мужчины, напоминающего Иисуса Христа, с поднятыми руками, сидящего на кровати рядом с девушкой". На другой карикатуре "Иисус Христос и Дева Мария выражают сомнения в достоверности чудес претворения воды в вино и непорочного зачатия". На третьей изображена католическая монахиня "в очень коротком платье", чью ногу обвивает змея с головой Гитлера, а мальчик в пионерском галстуке наблюдает за этой сценой. Четвёртое "оскорбительное" изображение – это фотография иркутского собора Богоявления и две руки, показывающие непристойный жест средними пальцами.

За два года следствию удалось доказать, что одна из рук на фотографии принадлежит Дмитрию Литвину, который, впрочем, и не отрицал этого с самого начала. Литвин поясняет, что "Дмитрий Бакунин", на странице которого были сделаны публикации, – вымышленный персонаж. Доступ к этому аккаунту, кроме обвиняемого, имели ещё несколько человек.

Эти три карикатуры вообще находятся в открытом доступе. Люди размещают их у себя на страницах, не скрывая своих имен и фамилий

– Следствию нужно доказать, что именно я нажал кнопку "Разместить". При этом у обвинения нет ничего, кроме показаний, полученных под давлением, и выписки от провайдера о датах и местоположении пользователя в момент публикации. Я считаю, что этого недостаточно. Ко мне заходили друзья, которые имели доступ к ноутбуку и пароли, – объясняет Дмитрий Литвин. – Кроме того, эти три карикатуры вообще находятся в открытом доступе. Люди размещают их у себя на страницах, не скрывая своих имен и фамилий. Картинки свободно расходятся по пабликам. Я могу за минуту найти эти изображения в сети, они там находятся до сих пор, их никто не удаляет. И никто не привлекает к ответственности людей, которые размещают эти картинки.

Дмитрий Литвин на акции в поддержку политзаключенных. Иркутск. 2014 г.
Дмитрий Литвин на акции в поддержку политзаключенных. Иркутск. 2014 г.

Истинной причиной возбуждения уголовного дела Дмитрий Литвин считает свою общественную деятельность. В начале 2010-х годов он был активистом иркутского анархистского движения и, вместе с правозащитниками, участвовал в протестных акциях, которые проходили 18-го числа каждого месяца возле памятнику Бабру (мифическое животное, изображённое на гербе Иркутской области. – СР) в центре города. Активисты требовали привлечь к ответственности причастных к пыткам сотрудников силовых органов. Накануне задержания в апреле 2017 года, рассказывает Литвин, он и его соратники по анархистскому движению готовили публичное мероприятие "Совет несогласных" для обсуждения проблемы коррупции в вертикали власти.

Но эти планы были сорваны 6 апреля, когда в квартиру одного иркутского анархиста, где в тот момент находился Дмитрий, ворвались несколько десятков вооруженных сотрудников СОБРа. До задержания у Литвина, студента магистратуры, автора статей по экономике, проблем с законом и приводов в полицию не было. Но он понимал, что рано или поздно проблемы могут возникнуть.

– Не скажу, что это было для меня полной неожиданностью, – говорит Дмитрий. – По большому счету, я не удивился, хотя, конечно, был шокирован размахом силовой акции против шести невооруженных человек, среди которых находилась одна девушка. Мы давно знали, что наши телефоны прослушивают. В этом странном уголовном деле всё говорит о том, что 148-я статья (публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих. – СР) – только повод. Возможно, оперативники и правда думали, что у нас под кроватью спрятан арсенал оружия, автоматы и гранаты. Но их расчёты не оправдались, им не удалось обнаружить ничего противозаконного, кроме шуток про Иисуса и непорочное зачатие.

Иркутские анархисты
Иркутские анархисты

В самом начале процесса, начавшегося осенью 2017 года, судья предложил Дмитрию закрыть дело, поскольку к этому времени истёк срок исковой давности по правонарушению. Литвин, однако, был настроен на победу. Он не хотел иметь в своей биографии судимость, которая остается, если дело закрывают по так называемым "нереабилитирующим" основаниям. Своей вины молодой анархист не признал и фактически вынудил суд погрузиться в рассмотрение деталей этого абсурдного дела.

Процесс длится уже один год и четыре месяца. На первых заседаниях были аншлаги – все желающие не помещались в зал. Но спустя несколько десятков слушаний ажиотаж начал спадать, и количество людей, переживающих за судьбу анархиста, значительно уменьшилось. Даже пожилой мужчина, который приходил на каждое заседание, чтобы раздавать свои книжки про "девероизацию" – утрату современным обществом веры, начал пропускать слушания. Можно только посочувствовать судье, который, вероятно, хотел бы сделать то же самое.

Потому что скука, переживаемая участниками процесса, по тяжести может быть приравнена к пыткам. К примеру, на протяжении четырёх заседаний, с 28 декабря прошлого года до конца февраля нынешнего, государственный обвинитель пыталась найти организацию, которая проведёт экспертизу изображений. Из Уральского центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции на запрос прокуратуры пришёл отказ. Руководство центра сослалось на то, что не имеет в штате специалистов-религиоведов. На заседании 20 февраля обвинение предложило суду кандидатуры экспертов Уральского гуманитарного института имени Б. Н. Ельцина. Однако их пришлось отклонить, так как никто из предложенных прокурором специалистов не владеет необходимой квалификацией.

В итоге потерявший терпение судья всё-таки настоял на том, чтобы экспертизу делали в Уральском центре, возложив на эту организацию обязательство найти стороннего специалиста по религиозным чувствам и их оскорблению. На заседании 22 февраля был достигнут некоторый прогресс – удалось утвердить список вопросов для исследования. Но радоваться участникам процесса все-таки рано. Полтора года спустя разбирательство вернулось к началу уголовного дела. Эксперты должны заново ответить на ключевой вопрос, вокруг которого строится расследование: могли ли картинки, которые были размещены в социальной сети, оскорбить чувства верующих?

Для этого потребовалась новая экспертиза, поскольку две предыдущих, на которых строилось обвинение, суд признал "ненадлежащими доказательствами". Эксперт из Иркутского государственного университета не смог подтвердить свою квалификацию. Экспертиза специалистов из Барнаула, как выяснилось на очередном заседании, была неправильно оформлена: в оригинале документа отсутствовала подписка о неразглашении информации. Судье пришлось отклонить барнаульскую экспертизу, чтобы соблюсти букву закона. Хотя непонятно, какую информацию о карикатурах, находящихся в свободном доступе, мог разгласить эксперт.

Иркутские анархисты выражают свое отношение к 148-й статье УК РФ.
Иркутские анархисты выражают свое отношение к 148-й статье УК РФ.

Кроме того, у обвинения возникла проблема с поиском пострадавших от действий "Дмитрия Бакунина". Вызванные в суд представители предположительно оскорбленных конфессий не проявили единодушия в оценке материалов. Несколько свидетелей признались, что им было неприятно видеть "ВКонтакте" эти рисунки, и если обвинение настаивает, они готовы заявить, что их религиозные чувства пострадали. Однозначно оскорбленным посчитал себя только шаманист, представитель коренных народов Приангарья.

Три из четырёх картинок из уголовного дела, как полагает обвинение, посягает на православные святыни. Но руководитель отдела религиозного образования Иркутской епархии Владимир Килин заявил в суде, что не отождествляет персонажей карикатур с Иисусом Христом и Богородицей. В телефонном разговоре с корреспондентом "Сибирь.Реалий" священник дал понять, что вся эта история ему порядком надоела.

– В уголовном деле фигурируют неканонические изображения, и к православию они никакого отношения не имеют, – сказал Владимир Килин. – Формально задевать православную веру может только фотография со средним пальцем на фоне храма. Но и это изображение лично я не считаю оскорблением. Моя позиция уже была изложена в суде. Я ответил на все вопросы в установленном законом порядке. Добавить мне нечего. Могу только повторить, что эти картинки никак не задевают верующих.

Дмитрий признаётся, что не ожидал такого кафкианского развития событий и по-человечески раскаивается в том, что произошло

Тем не менее суд идёт. Никто не может предсказать, как долго продлится процесс и не поставит ли он рекорд продолжительности для рассмотрения дел об оскорблении религиозных чувств. Дмитрий признаётся, что не ожидал такого кафкианского развития событий и по-человечески раскаивается в том, что произошло. Но назад дороги нет. Теперь уже никто не остановит набравший обороты механизм судебной системы.

– Я по-прежнему не считаю, что совершил что-то противозаконное, – говорит Дмитрий Литвин. – Да, это моя рука сфотографирована на фоне церкви. Мне стыдно за этот поступок. Сейчас я бы такого не сделал. Согласен, что это глупость, но отказываюсь признавать себя преступником. Я атеист, у меня есть своя позиция относительно религии, и она не изменилась. Все эти долгие изматывающие месяцы судебных заседаний убедили меня только в том, что чувства верующих никакому измерению и доказательству не поддаются.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG