Ссылки для упрощенного доступа

"А если я назову губернатора коррупционером?"


Любовь Барабашова

Власть в очередной раз заставляет нас себя уважать. И снова обычным способом – издав соответствующее постановление. Ну, не уровень жизни же в стране повышать ради уважения населения, ей-богу.

Насаждать уважение указами – это все равно что запретить дождь. Можно, конечно, ходить по слякоти и делать вид, что слепят лучи, но ведь сопли и мокрые ноги от этого не перестанут быть соплями и мокрыми ногами.

Меня принятие поправок очень взволновало. Я больше 15 лет занимаюсь политической журналистикой, поэтому моя страница в Фейсбуке – сплошное неуважение к власти. Поэтому у меня к этому закону несколько вопросов практического свойства.

Особенно беспокоит наказание – от 30 до 100 тысяч рублей за первое неуважение. От ста тысяч до двухсот тысяч рублей за повторное. Или административный арест на 15 суток. Более двух – от 200 тысяч до 300 тысяч рублей. Или 15 суток.

Еще один непонятный момент – что такое неприличная форма. Если я назову губернатора коррупционером – это еще приличная форма? А мерзким коррупционером?

Я бы, конечно, предпочла арест. Во-первых, денег на штрафы нет: моя зарплата редактора недотягивает даже до официально заявленной средней по региону. Во-вторых, у меня дома двое подростков и периодически хочется спрятаться, а на отпуск – смотри пункт первый.

На первый взгляд, с этим постановлением все не так страшно. Вот оно, читайте сами:

Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети "Интернет", информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 20.31 настоящего Кодекса, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до ста тысяч рублей…

Формулировка, конечно, шикарная: "Распространение... информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет… явное неуважение к обществу". Не сметь "оскорблять явное неуважение", а то штраф.

Филологи уже глумятся. Дмитрий Гудков думает, как отменить закон.

Меня это позорище нисколько не удивляет. В Сахалинской областной думе несколько созывов сидел глава местного отделения ЛДПР, защитивший, согласно официальной биографии, кандидатскую диссертацию по социологии и докторскую по экономике. Член-корреспондент Международной Академии наук информации, информационных процессов и технологий, академик Международной Академии информатизации. Автор нескольких книг. Человек сделал стремительный переход от бритоголового персонажа из 90-х в академика.

Депутат очень старался поддерживать имидж профессора, на заседаниях пытался цитировать Черчилля. Правда, называл его почему-то Уитни. Коллеги его не поправляли. Так он, вероятно, и не узнал, что Уитни Хьюстон и Уинстон Черчилль – два разных человека.

Очень сложно уважать власть неучей, которые даже закон об уважении к себе пишут словно гугл-транслейт.

Еще один непонятный момент: что такое неприличная форма. Если я назову губернатора коррупционером – это еще приличная форма? А бесстыжим коррупционером? А мерзким?

Если меня за эти слова посадят на 15 суток, я отсижу, а потом посадят уже губернатора за коррупцию? Мне будет полагаться компенсация? Очень вероятный по нынешним временам вариант. Бывший сахалинский губернатор Александр Хорошавин уже получил 13,6 года и сейчас снова оказался на скамье подсудимых уже по новым обвинениям.

Вот еще вопрос: в городской думе Южно-Сахалинска, согласно данным Следственного комитета, 18 из 24 депутатов свои места купили за взятки в размере от 5 до 15 млн рублей. Мне можно не уважать такую власть? А если я на своей странице в ФБ прибавлю в адрес этих депутатов что-то нецензурное, подходящее к ситуации, меня оштрафуют?

На самом деле постановление бесполезно. Уважение – вещь обоюдная. Оно предполагает справедливость, равенство прав, внимание к интересу другого человека, его убеждениям.

Если власть говорит: "государство не просило вас рожать", "пенсию в 8 тысяч получают алкаши и тунеядцы", если власть рассказывает, как прекрасно можно жить на прожиточный минимум и на "макарошках", она не смеет требовать уважения от меня.

В моей работе было много интервью, неприятных собеседнику, но лишь однажды разговор прервался истерикой. Министр спорта, туризма и молодежной политики, позднее выросший до заместителя председателя Сахалинского правительства, Антон Зайцев, с чьего посыла на Сахалине только что выделили 100 млн рублей на создание центра технических видов спорта, был настроен говорить лозунгами, а я приставала со скучным – куда именно пойдут деньги, сколько именно детей будет заниматься, когда.

Министр стал бегать по кабинету и вопить на пресс-секретаршу, почему вопросы не были согласованы заранее, обвинял, что я пытаюсь очернить прекрасное дело. Я не успела доехать до работы, а припадок из министерства заставил собрать срочное совещание редакторов под председательством самого директора медиахолдинга. Хорошо, что интервью писали на видео.

Да пусть выйдут хоть сто поправок, я буду не уважать чиновника, который не уважает мое право журналиста задавать любые вопросы, не уважает налогоплательщиков, которые вправе знать, на что идут их деньги.

И, ребята, вы серьезно думаете, что поправками в закон заткнете нам рты?

Если человек дурак, коррупционер, неуч, истерик, мы, уверена, найдем возможность ему это сказать.

Любовь Барабашова – журналист, Сахалин

Высказанные в рубрике "Мнения" точки зрения могут не совпадать с позицией редакции

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG