Ссылки для упрощенного доступа

"Кто убил моих родных?" Пострадавшая в ДТП восемь лет пытается добиться справедливости


Восемь лет назад две сестры и маленькая дочка одной из них отправились из родного Комсомольска-на-Амуре на отдых в Краснодарский край. Но поездка закончилась трагически: в ДТП погибла Алла Горичева и ее четырехлетняя дочь Диана. Виновным в аварии объявили погибшего офицера, который вез командированных полковника и подполковника. Однако ни одна экспертиза так и не подтвердила, что водителем был именно он, а выжившая в том ДТП Элла Шилина уверена – следствие покрывает высокопоставленных военных.

Авария на горной трассе

Вечером 22 июля 2012 года Элла и ее сестра Алла ехали в такси.

– Мы ехали с хутора у моря до домика, который снимали. Я сидела сзади за водителем, Алла – спереди, а за ней – Диана. И там был такой крутой поворот, как на трассе Хабаровск – Комсомольск. Всего две полосы движения и вокруг отбойники. И тут вдруг на встречную полосу вылетела машина – прямо на наши "жигули". Иномарка пыталась обогнать фуру, которая ехала впереди, но на таком повороте, да на такой бешеной скорости – это было самоубийство. Встречную машину закрутило, и они врезались нам в бок – как раз с той стороны, где сидели Алла и Диана, – вспоминает Элла Шилина.

Никаких подробностей той аварии пострадавшая не помнит: с тяжелыми травмами её доставили в Темрюкскую районную больницу. Туда же привезли и лейтенанта Мясникова, который, по версии следствия, управлял вторым автомобилем.

– Алла и Диана погибли на месте, – цитирует материалы дела Элла Шилина. – Племянницу вообще выкинуло из окна, она ударилась об отбойник, была страшная травма головы. Когда сестру вытащили из "жигулей", всё её тело было изуродовано, руки и ноги перекручены – такой силы был удар.

Алла и Диана Горичевы
Алла и Диана Горичевы

Помимо Аллы и Дианы в результате аварии погиб водитель Жигулей и лейтенант Мясников. Поначалу расследованием ДТП занималась дорожная полиция. Но после того как стало известно, кто ехал в авто виновника аварии, дело передали в военно-следственный отдел по Краснодарскому гарнизону.

– Мне пришлось восстанавливаться около полугода – сейчас у меня в бедре не меньше десятка титановых имплантов. Как только я начала ходить, в январе 2013 года, стала выяснять, как движется дело по ДТП, пыталась получить страховку как пострадавшая в аварии, чтобы мне оплатили хотя бы лечение. Но выяснилось, что, несмотря на четыре смерти в этой аварии, дело наше тонюсенькое – всего в полтома! – вспоминает Элла.

Из документов суда следует, что лейтенант Мясников в тот злополучный день получил служебное задание – встретить командировочных из Москвы в аэропорту и доставить в войсковую часть 11380 в поселке Стрелка Темрюкского района. Данная войсковая часть относится к структурам ФСБ. Задание срочник выполнил, и в 15:20 выданный для этого служебный автомобиль вернулся в расположение части.

Установить ход дальнейших событий следствие так и не смогло. Лейтенант Мясников якобы "по личной инициативе" решил отвезти командированных на своем автомобиле на реку Кубань. Там полковник и подполковник, вместе с водителем, отдыхали до самого вечера. И вот тут у пострадавшей возникают сомнения.

– Сложно поверить, что у лейтенанта из Воронежа такие высокопоставленные друзья. Конечно, я могу только предполагать, что вместо УАЗика они просто выбрали более комфортное авто. Но это очень вероятное развитие событий. И кто все-таки был за рулем? Может быть, они выпивали на берегу реки, а потом столичные гости решили "покататься"? Неужели лейтенант отказал бы полковнику, если бы тот захотел сесть за руль? – размышляет Элла Шилина.

Ее сомнения подтверждает экспертиза. Согласно отчету судмедэксперта Сергея Лиясова, которое он давал дважды – в сентябре 2015 года и в январе 2016 года, не установлено, что за рулем находился именно лейтенант Мясников.

Он был доставлен в Темрюкскую больницу в состоянии комы и умер на следующий день. Судмедэкспертами давно разработан "комплекс повреждений, характерный для водителя", уточняет в заключении эксперт, чтобы в случае ДТП с летальным исходом можно было определить, кто управлял автомобилем. И в экспертизе указано: "Комплекса повреждений, характерного для водителя при фронтальном столкновении при исследовании трупа Мясникова А.В. не установлено".

Заключение медэкспертизы
Заключение медэкспертизы

Наказать по закону

Как рассказывает Элла Шилина, знакомиться с материалами дела она начала сразу после восстановления здоровья, в январе 2013 года. Поначалу Центральный районный суд Комсомольска-на-Амуре постановил, что Шилина должна получить компенсацию морального вреда и возмещение расходов на лечение. Суд обязал произвести выплаты военную часть 11380, в которой служил лейтенант Мясников, и куда приехали командировочные из Москвы. Однако позже представители воинской части добились пересмотра приговора, и все остальные суды – вплоть до Верховного суда РФ – отменили постановление комсомольского судьи. Суды всех инстанций признали, что виновник ДТП – погибший Мясников, а поскольку служебный автомобиль он сдал в часть, то, выходит, находился не при исполнении служебных обязанностей и возил начальство по собственной инициативе.

Сейчас требовать компенсации от военных Элла Шилина уже не хочет. Поти восемь лет, прошедших с момента аварии, она добивается справедливости.

– Как так получается: погиб ребенок, трое взрослых – и никто не виноват?! И мне совершенно непонятно, почему не опрашивали сразу после аварии очевидцев, скорую, МЧС? Я езжу раз или два в год, как получится, в Анапу и в Ростов-на-Дону, чтобы добиться возобновления уголовного дела. Но каждый раз мне отвечают одно и то же: дело закрыто. Я пишу жалобу в вышестоящие инстанции, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменяют, якобы что-то начинают расследовать. Но через некоторое время снова приходит отказ. Хотя никто так и не доказал, что именно лейтенант находился за рулем, всегда одно "доказательство" – мол, его машина, значит, он и был водителем, – говорит Шилина.

Сестры Алла и Элла
Сестры Алла и Элла

Заместитель военного прокурора Южного военного округа Олег Окороков не раз указывал на недочеты в проведении следственных мероприятий. Например, до 2018 года не были опрошены сотрудники скорой помощи и МЧС, не взяты пояснения у очевидцев. Даже оставшихся в живых полковника и подполковника "не могли" найти шесть лет для дачи пояснений по делу. Экспертиза тоже была проведена странно. Тест на алкоголь взяли у погибших в ДТП, даже у четырехлетней Дианы, а вот у командированных москвичей почему-то "забыли" – такое объяснение дали следователи из Анапы.

Несколько лет спустя в деле неожиданно появился анализ крови погибшего Мясникова, у которого было обнаружено 0,4 промилле алкоголя. На вопрос, откуда взялся этот анализ, женщине ответили, что пробирка с кровью "хранилась" у врачей. Хотя сразу после аварии результат пробы на алкоголь у Мясникова был отрицательный. Ещё одна странность.

У них руки развязаны – как хочешь, так и подделывай дела!

Когда же в уголовном деле наконец появились показания врачей и спасателей, Шилину поразило, что все они, слово в слово, повторяют одно и то же.

– Разве может быть такое, чтобы люди запомнили случившееся одинаково и рассказывали об этом одними и теми же словами? Я пыталась доказать в военной прокуратуре, что это не настоящие показания и никаких сотрудников следователь не опрашивал. Потом мне даже прислали бумагу, что на следователя заведено дело за подлог документов и превышение должностных полномочий. Но когда я приехала в Анапу в очередной раз, то узнала, что его просто перевели в другой отдел. Как это понимать? Получается, у них руки развязаны – как хочешь, так и подделывай дела! – возмущается Элла.

После очередного вмешательства военной прокуратуры настоящих спасателей и врачей опросили. Но, естественно, они уже почти ничего не помнили о том трагическом для Шилиной событии.

– Мне кажется, на то и был расчет. Мол, все просто забудут, можно закрывать дело. Или посмотрели следователи в Анапе, где находится Комсомольск, и подумали: да не будет она ничего писать. Но я хочу добиться наказания виновных по закону. Ведь если бы, например, гражданские въехали в нашу машину – все бы уже давно сидели! А если за рулем действительно был лейтенант, если он виноват – зачем тогда хитрить и скрывать факты? Сделали бы, как положено, экспертизу – отпечатки пальцев на руле и следы обуви на педалях машины – и дали бы четкий ответ. А сейчас мне прямым текстом говорят: где машина – мы не знаем; куда пропала обувь, в которой был водитель, – не знаем; почему не взяли показания у очевидцев – да просто забыли! Вот так отвечают мне следователи на голубом глазу. Они даже распоряжения вышестоящего прокурора не выполняют годами, – недоумевает Элла Шилина.

Целая семья погибла, а мне нужно понять и простить этих людей только потому, что они военные?

Кроме неё, пострадавшими признаны и родители погибшего таксиста – водителя жигулей. Но родители – люди пожилые, им не по силам участвовать в этом бесконечном разбирательстве. А вот вдова таксиста отказалась помогать Элле искать правду.

– Люди же все разные, – говорит Шилина. – Может, ее вообще напугали чем-то. Даже у меня, в Комсомольске, был случай. Пару раз ко мне приходили около 11 вечера, стучались в дверь. Еще и представились не так, как у нас в Комсомольске военное следствие называется. Мол, опросить меня надо. Но я, честно сказать, побоялась и не открыла. Может, и меня припугнуть хотели?

Последний раз постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменили восемь месяцев назад. А в феврале Элла Шилина в очередной раз записалась на прием к Олегу Окорокову, чтобы узнать, как продвигается расследование.

Диана Горичева
Диана Горичева

– Многие знакомые в Комсомольске говорят, мол, пора забыть, Элла, уже ничего не добьешься. А я зла никому не желаю, но, простите, ребенок погиб, он тоже жить хотел. Муж Аллы вообще не выдержал этого потрясения и на следующий день после похорон застрелился прямо на кладбище. Получается, целая семья погибла, а мне нужно понять и простить этих людей только потому, что они военные? Они должны нас защищать, а по факту мы их боимся, это же ненормально. Они еще и все эти годы делают вид, что им так меня жалко, что я молодец. Но у меня уже иммунитет на них, я-то знаю, что это всё пустые слова.

Уголовное дело по ДТП возбуждали и закрывали уже больше 15 раз, поэтому срока давности у него нет. И сколько будет длиться "перекидывание бумажек" из прокуратуры в следствие и обратно, никто не знает. Но Элла Шилина готова идти до конца и узнать, рано или поздно, кто на самом деле сидел за рулем той машины, кто убил её родных.

Редакция сайта Сибирь.Реалии отправила запрос руководителю военного следственного управления СК РФ по Южному военному округу генерал-лейтенанту юстиции Арефьеву С.М. с просьбой прокомментировать ход расследования. Ответ пока не получен.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG