Ссылки для упрощенного доступа

"Единороссы тут чужие". В Красноярском крае сняли с выборов представителей партии власти


Информация для избирателей

В Терском сельсовете (Красноярский край) произошло маленькое чудо – незадолго до выборов избирательная комиссия сняла всех кандидатов от партии "Единая Россия". Члены избиркома нашли нарушения в их документах. Теперь, каков бы ни был результат этих выборов, в местном депутатском корпусе не будет ни одного единоросса.

Корреспондент сайта Сибирь.Реалии отправилась в Терский сельсовет, чтобы выяснить, с чем связано такое дерзкое решение избиркома.

В деревне не до политики

Шесть небольших деревень: Комарово, Михайловка, Петрушки, Терское, Бошняково и село Красный Маяк составляют административное образование Терский сельсовет. На машине из Красноярска сюда можно добраться за три с половиной часа.

Дорога в Красный Маяк
Дорога в Красный Маяк

В Красном Маяке заблудиться сложно. Везде указатели: Терский сельсовет направо, фельдшерско-акушерский пункт налево, сельский дом культуры – прямо. Похожие повесили в Красноярске перед Универсиадой. А тут поселок, где чуть больше 2000 жителей. Вдоль улиц доски объявлений, везде информация о предстоящих выборах. На одном из зданий в центре – красная бегущая строка с графиком работы участкового и аварийной службы ЖКХ, а также с информацией о кандидатах в депутаты.

Бегущая строка на здание Терского сельсовета
Бегущая строка на здание Терского сельсовета

Первый встреченный житель Красного Маяка оказывается пожилым рыбаком, который направляется к реке. На вопрос "кого выбираете?", он отвечает шуткой:

– Президента, наверное. А вообще-то мне все равно.

– Но вы сами пойдете на выборы?

– Схожу, там же праздник будет. Но вообще, пустое это все. Работать надо, а не драться за власть.

Те, кого предложила "Единая Россия", – они вообще не местные были. Как они работать собирались?

Здание сельсовета – небольшое одноэтажное, вокруг всё чисто и убрано. На дорогах асфальт. Глава сельсовета Владислав Голоденко во время беседы не выпускает из рук телефона, в открытые двери его кабинета постоянно кто-то заходит, о чем-то спрашивает, чего-то просит.

Владислав Анатольевич, первый раз вижу асфальт в селе, да еще почти на всех улицах.

– Я уже огребся за это по самое не хочу. Вот, смотрите, предписание от ГИБДД. По нормативам если есть асфальт, должны быть и тротуары. А у меня их нет, средств-то на все не хватает. Получается, если грязь, ямы, гравий на дороге – никто не накажет. А за асфальт вот теперь оштрафуют. Лучше ничего не делать – и тебе ничего не будет. Эти самые дороги мы сделали в октябре прошлого года, а краевые деньги за них нам перечислили только в декабре. Опять нарушение, я виноват. В этом году меня как-то пронесло, в прошлом я вообще из судов не вылезал. Гаишники, пожарные. С пожарными вообще анекдот. Те водокачки, которые у нас есть, мы не можем использовать для тушения пожаров. Нужно, чтобы отдельная водокачка была, которая бы не снабжала больше ничего, с электрическими двигателями. А где их взять? Да и зачем, если нам этих хватает? Но все равно на меня составили протокол.

Владислав Голоденко у Дома культуры. Деревня Красный Маяк
Владислав Голоденко у Дома культуры. Деревня Красный Маяк

А как получилось, что депутатов от "Единой России" ваш избирком не зарегистрировал?

– Ну, это можно у самого избиркома спросить. А я со своей стороны скажу, что главное у нас – чтобы кандидат пользовался уважением и его знали в лицо. А те, кого предложила "Единая Россия", – они вообще не местные были. Как они работать собирались? Приезжать сюда голосовать? Это у вас, в городе так можно. В деревне так не получится. Здесь приходится решать ежедневные проблемы людей: благоустройство, электричество, безнадзорные собаки. Я вот прихожу полвосьмого на работу и начинаю обзванивать депутатов по территориям: где мусор не убрали, у кого травой все заросло, какие на ферме проблемы. Вот с этим люди к депутатам идут. И это надо разруливать. Какая тут законотворческая деятельность?! Нам вообще не важно, к какой партии они принадлежат. В деревне не бывает идеологической борьбы! Работать нормально – вот что главное.

А что, члены "Единой России" нормально работать не умеют?

– Ячейки этой партии на нашей территории нет уже давно, я шесть лет работаю и не помню, чтобы была. Представители, может быть, и есть, но не пользуются авторитетом. Они придумали где-то там наверху, чтобы в каждый округ выбрались их депутаты. Но откуда их взять-то?

"Давления не было"

Председатель избирательной комиссии муниципального образования Терский сельсовет Елена Матвеева признается, что такое у них впервые. Чтобы вот так сразу сняли десять кандидатов. И именно тех, кого выдвинула правящая партия.

– Они сначала прислали нам выписку из решения протокола, в ней были одни фамилии. Все чиновники из администрации Канского района. Позже пришла еще одна выписка – там уже другие фамилии. Потом еще одна, всего их было пять. А число, когда комиссия якобы заседала, – везде одно и то же стояло. Ну, это как возможно? Причем приносили их не лично, не передавали с кем-то, а просто на электронную почту кидали. Это явное нарушение, такого просто не должно быть.

Вы с кем-то советовались перед тем, как отказать единороссам?

– Мы не должны ни с кем советоваться, это было наше решение. Результат мы отправляем в избирательную комиссию Красноярского края. Она может или принять наше решение, или, если не видит основания для отказа, принудительно вернуть нам на рассмотрение вновь, или своим решением их зарегистрировать, а нам тогда останется только внести их в бюллетени. Но никаких заявлений от них не поступало, значит с нами согласились.

А на словах не было никаких просьб: пересмотреть, изменить решение?

– Нет, никакого давление на нас не оказывали.

Местный житель и депутат прошлого созыва Андрей Сержантов присутствовал на собрании избирательной комиссии, где было принято единогласное решение о снятии единороссов с муниципальных выборов.

Андрей Сержантов
Андрей Сержантов

– Я считаю, что это очень показательная ситуация. Если хотите нормально в выборах участвовать, своих кандидатов продвигать, соблюдайте закон и элементарные правила игры. Другой момент. За тех кандидатов, которых они выдвинули, никто бы не проголосовал, потому что этих людей никто не знает. Вся эта ситуация говорит о том, что с "Единой Россией" уже давно что-то не так. Люди видят весь этот негатив, когда на выборы подвозят людей на автобусах, когда голосуют за деньги. У нас такое вряд ли возможно, мы просто не дадим. Малые территории вообще особые, к нам и отношение должно быть особое, – говорит Андрей Сержантов.

Выборы под угрозой

Сердце деревни – круглая площадь, где располагается Дом культуры, памятник солдатам, погибшим в Великую Отечественную, и памятник молоку – каменная крынка размером с ведро на гранитном постаменте. Из Дома культуры высыпали работницы: опять отключили свет, ждут мастера, помещение готовят к выборам, а тут такой коллапс.

Памятник молоку. Поселок Красный Маяк
Памятник молоку. Поселок Красный Маяк

Заведующая Дома культуры Марина Попкович тем временем с гордостью рассказывает о культурной жизни сельского поселения:

– У нас молодежи есть чем заняться: клуб, спортзал, стадион, хоккейная коробка. А в самую пандемию мы деревья высадили, и все лето каждый четверг приезжала машина с водой, а мы выходили на поливку. А уж как праздники у нас проходят, особенно юбилеи племзавода ("Красный маяк". – С.Р.), к нам народ из городов приезжает посмотреть. Все лучшие краевые коллективы здесь перебывали, однажды приезжала даже группа "На-На". Представляете, к нам, в "Красный маяк", и – "нанайцы"!

Наш бюджет 6,7 миллиона, 5 с лишним миллионов – это зарплата

Председатель сельсовета Владислав Голоденко предпочитает говорить не о достижениях, а о проблемах. Он родом из этих мест, родился в соседней деревне Петрушки. Работал секретарем комсомольской организации, парторгом, потом управляющим на ферме. В сельсовет пришел в 2014 году. Все эти шесть лет он наблюдал, как у муниципалитетов отнимают все больше прав и полномочий.

– Здравоохранение, образование, культуру, полицию – все постепенно передали в район и в край. А люди же не поедут в Канск (райцентр) или Красноярск жаловаться, если вдруг что-то случилось! Они идут к нам, в сельсовет. Я ищу варианты, как разрулить ситуацию. Все проблемы решаются долго. У нас и полномочия забрали, и деньги уходят. Племзавод "Красный маяк" – одно из старейших сельхозпредприятий края и России. Оно стабильно работает с 1932 года. Сначала как государственное, теперь в частных руках. В 2019 году они заплатили 105 миллионов налогов. Куда? 20 процентов ушли в пенсионный фонд и соцстрах. Около 80 процентов в Москву. Потом что-то вернулось в край. В общем нам достался 1 миллион с небольшим. Дайте вы нам хоть половину, мы же сразу все свои проблемы решим. Сами, ни у кого просить не будем. В итоге племзавод вкладывается в социальную сферу, но уже как спонсор. Школам, детсадам помогает, зимой снег чистит по всему поселению, у нас-то своей техники нет. Наш бюджет 6,7 миллиона, 5 с лишним миллионов – это зарплата, 1 миллион с небольшим содержание дорог, отопление, уличное освещение. Снег чистить не на что! Только если самим выходить с лопатами. На этом предприятии работают 500 человек, примерно четвертая часть наших жителей. Думаю, мы потому такие и сильные, что за нами такой гигант. Мне всегда есть к кому обратиться.

Избирательный участок без электричества
Избирательный участок без электричества

Но проблему с отключением электричества в Доме культуры племзавод решить не может.

– Ребята, послезавтра выборы, давайте что-то решать, без света мы даже компьютеры не включим.

Голоденко берется за телефон:

– Говорю же, не дали свет, я вот сейчас стою рядом с клубом, – объясняет он кому-то.

Выборы под угрозой. Возможно, самые честные выборы в Красноярском крае, если не во всей стране.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG