Ссылки для упрощенного доступа

"Это беспредел и провокация". Сын Фургала об аресте своего отца


Участница митинга в Хабаровске

В Хабаровске уже почти три месяца продолжаются протесты в поддержку арестованного экс-губернатора края Сергея Фургала. В субботу, 10 октября, очередная акция была жестко разогнана силовиками. Полиция задержала три десятка человек. А в понедельник, 5 октября, в Хабаровске сотрудники Следственного комитета задержали сына экс-губернатора Антона Фургала. Несколько часов он не выходил на связь, и всё это время его опрашивали в Следственном комитете, однако никаких обвинений в итоге не предъявили. При этом в самом ведомстве опровергли информацию о том, что с Антоном Фургалом была проведена "беседа".

В хабаровских телеграм-каналах вовсю обсуждается странное задержание Антона Фургала. Появилось предположение, что сына бывшего губернатора хотели привлечь к ответственности за организацию митингов.

Антон Фургал
Антон Фургал

В интервью редакции Сибирь.Реалии Антон Фургал поделился своими мыслями о будущем протестов в Хабаровске и перспективах уголовного дела его отца. При этом, отвечая на вопросы, Антон тщательно взвешивал каждое слово и делал паузы, обдумывая свои ответы.

Антон, это правда, что вас вызывали в Следственный комитет как одного из организаторов протестных шествий?

– Нет, их интересовали совсем другие вещи. Организация митингов им была неинтересна.

– О чем тогда с вами "беседовали"?

– Это связано с делом "Амурстали" (в июле этого года по обвинению в мошенничестве на заводе "Амурсталь" в Комсомольске-на-Амуре были арестованы четыре человека, среди них депутаты краевой думы Кузнецов и Козлов. – С.Р.).

– Вы имеете отношение к этому заводу?

– Да, я там работал, а Козлов был моим начальником.

Вы сейчас живете в Хабаровске?

– Практически никуда не уезжал. Два года проработал на заводе "Амурсталь" в Комсомольске-на-Амуре. Но в начале этого года вернулся в Хабаровск. У меня тут свое направление сейчас, работаю.

– У вас здесь собственный бизнес? Чем вы занимаетесь?

– Я коротко отвечу. Это связано с металлургией, но в детали вдаваться не буду.

Сильно ли повлиял арест отца на ваш бизнес?

– Очень повлиял, конечно. Очень многое изменилось за эти месяцы. Постоянные происходят "набеги", устраиваются "маски-шоу". Силовики приезжают, всё переворачивают вверх дном и уезжают. Я так понимаю, что это они посылают мне сигналы: что захотим, то и сделаем.

Не возникает желания покинуть Хабаровск?

– Ну, я не такой человек, чтобы убегать от проблем. Поэтому даже мысли не допускал. Мне кажется, если идти, то до конца.

Как вы поддерживаете связь с отцом? Он знает о вашем задержании и о том, что вас отпустили?

– Связь у нас в основном через адвокатов, личной встречи так и не было. До сих пор отцу не было доставлено ни одного письма от семьи! Следователи все забирают, как будто это материалы уголовного дела. Уже с каких только сторон мы не пытались обжаловать такие действия, но всё бесполезно, никаких подвижек. Недавно мы снова написали заявление на свидание с отцом. Дай бог, чтобы получилось, но посмотрим.

Шествие в поддержку Сергея Фургала. Хабаровск
Шествие в поддержку Сергея Фургала. Хабаровск

В субботу очередной протестный митинг в Хабаровске был жестко разогнан ОМОНом. Вы за время протестов участвовали в каких-то акциях?

– Хабаровчане молодцы. Я очень хочу сходить, но не имею для этого возможности… Меня ведь могут задержать как организатора. Хотя я ничего не организовывал.

Но сами протестующие не боятся ни штрафов, ни арестов: на этой неделе один из участников митинга получил пять суток административного ареста.

– Я все равно на митинги не хожу, я выбрал другой способ общения с людьми. Часто отвечаю на личные сообщения через свою страницу в инстаграме. Иногда освещаю текущие события. Но ни в чем незаконном не участвую. А люди выходят, потому что они видели работу отца, как он вел дела и всегда вникал в суть ситуации. И то, в чем его обвиняют, – это все провокация и ложь.

Вы считаете, что возможен оправдательный приговор?

– Да, я уверен, что его оправдают, отпустят. Я как сын точно уверен в своем отце – из тех деяний, в которых его обвиняют, он ничего не совершал. Арест моего отца – это беспредел, политический заказ. И это не только я так считаю, а так оно и есть. Все обвинения против него построены на показаниях двух лжесвидетелей. Один из них, по фамилии Першин, уволенный из полиции за вымогательство, после отсидки просился на работу к деловому партнеру моего отца. А когда ему отказали – кому нужен сотрудник с криминальным прошлым? – Першин обещал отомстить. Ну вот, он и мстит сейчас. Якобы он слышал 15 лет назад какой-то разговор между отцом и Мистрюковым (другой обвиняемый по "делу Фургала". – С.Р.), как они сговаривались организовать убийство.

В Следственном комитете утверждают, что у них есть неопровержимые доказательства вины.

– Они нам не показывали ничего. Как отец сейчас в полной информационной блокаде, так и мы. Я не могу ничего по поводу дела комментировать, честно говоря, – чтобы не навредить. Ведь для некоторых это новости, а для меня – жизнь отца, я его подставить не могу.

Была информация, что у Сергея Фургала в СИЗО возникли проблемы со здоровьем. Это действительно так и насколько серьезно?

– Со здоровьем у него, правда, хуже становится. Естественного освещения не хватает. Вы представьте, что происходит с человеком, когда он попадает в такую ситуацию, что он чувствует и переживает, какие проблемы могут у него быть! Но сейчас, извините, я могу неправильно что-то сказать. И мне самому очень тяжело об этом думать.

Медицинскую помощь вашему отцу оказывают?

– Насколько я знаю, медпомощь какая-то была. Но насколько полная и качественная – этого я сказать не могу, что и в каком объеме проводили – непонятно. Семью нашу держат в полном неведении: все та же информационная блокада, даже по таким вопросам. Вот и все, что они делают. То есть такой вот стиль работы у этих людей. Незаконный, я считаю, в корне.

Но если отец и вы получаете оперативно новости, значит, вы все-таки общаетесь?

– Я не могу вам рассказать, как именно общаюсь с отцом.

С членами ЛДПР я сейчас вообще не общаюсь. Не хочу, это все политика – им какой приказ сверху будет, то они и скажут

Вы состоите в ЛДПР с 2014 года. Оказывают ли ваши товарищи по партии какую-либо помощь Сергею Фургалу и вашей семье?

– С членами ЛДПР я сейчас вообще не общаюсь. Не хочу, это все политика – им какой приказ сверху будет, то они и скажут. Я вижу, что тот же Иван Пиляев (депутат Госдумы, занявший в Думе место Фургала. – С.Р.) нагло врет. Недавно он рассказывал, что он чуть ли не один собирает посылки отцу в СИЗО. Но у меня целая команда работает, девочки следят четко, чтобы ему передавали положенные 30 килограммов продуктов в месяц, я это отслеживаю. А Пиляев, получается, обманывает. Это нехорошо. Еще говорил он, что поддерживает семью. Это тоже неправда. Никакой поддержки не было ни с его стороны, ни со стороны партии в целом. Сначала они обещали оплатить адвокатов. А потом Владимир Жириновский говорит – мол, хабаровчане, скиньтесь на адвокатов.

Но ведь хабаровчане действительно скидывались.

– Сейчас долг перед адвокатами – 6 миллионов рублей. Одна гражданка, хабаровский адвокат Елена Бестужева, не оплачивает работу защитников с того самого расчетного счета. К ней очень много вопросов. Я подсчитал, что у нее зарплата – ну, 150 тысяч рублей. Ну с перелетами в Москву – 250 тысяч. А она себе сделала около 3 миллионов рублей гонорар. Я пытался добиться от нее отчета: сколько пришло, сколько потрачено. Так ничего и не добился. Перед людьми она тоже не отчиталась. И вообще, что именно она делает, я, честно сказать, не знаю, вот только сбор средств организовала и все, а я даже и причастен к этому не был. Вопрос возникает. Собрали 7 миллионов рублей. И деньги эти должны были быть потрачены на всех фигурантов по делу отца: на Мистрюкова, Карепова. Вот лично ко мне Карепов обращался за помощью. Я к Бестужевой. А она отвечает: "Не могу ничего проплатить". Как так получилось – у меня возникает к ней вопрос. Об этом обо всём я уже рассказал у себя в инстаграме.

Как повели себя друзья вашей семьи, друзья Сергея Фургала после его ареста? Они продолжают с вами общаться или прекратили отношения?

– Есть такие, кто перестал общаться, звонить, брать трубку. А некоторые – наоборот. Со мной вышли на связь друзья отца, о которых я даже не знал. Сразу после ареста звонили, морально поддерживали, предлагали материальную помощь. Так что люди разные. Но больше, конечно, таких, кто поддерживает нас.

Шествие в поддержку Сергея Фургала. Хабаровск
Шествие в поддержку Сергея Фургала. Хабаровск

Вы говорили, что верите в возможность оправдательного приговора. Представьте ситуацию – вашего отца действительно оправдали, он вернулся в Хабаровск. И что дальше?

– А дальше бороться надо с этой системой. Когда людей незаконно задерживают – это значит, не в ту сторону закон работает, это просто полный беспредел, - рассказал в интервью корреспонденту сайта Сибирь.Реалии сын арестованного губарнатора Хабаровского края Сергея Фургала Антон.

External Widget cannot be rendered.

XS
SM
MD
LG